read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Неблагодарность. - Странный спектакль. - Удивительная встреча. - Новый
приют. - Безбожие. - Безнравственность. - Дочернее неуважение. - Состояние
души Жюстины
В жизни бывают моменты, когда человеку богатому не на что купить себе
пропитание. Так и случилось с Сен-Флораном: он имел четыреста тысяч франков
в своем бумажнике и ни единого экю в кармане. Эта мысль остановила его,
прежде чем он переступил порог гостиницы.
- Успокойтесь, дядюшка, - сказала ему Жюстина, смеясь над его
замешательством, - разбойники не оставили меня без денег. Вот двадцать
луидоров: возьмите их, умоляю вас, пользуйтесь ими, а лишнее раздайте
бедным; я ни за что на свете не согласилась бы оставить себе золото, добытое
преступлениями.
Сен-Флоран, который разыгрывал деликатность, впрочем весьма далекую от
той, какую предполагала в нем Жюстина, согласился принять дар только при
условии, что она, со своей стороны, возьмет у него векселя на сто тысяч
франков, которые он сунул ей в карман.
- Оставьте себе эти деньги, - сказал Сен-Флоран, - они ваши, милая
племянница: это, кстати, недостаточное вознаграждение за большую услугу,
которую вы мне оказали, но все равно примите их и будьте уверены, что я
никогда не покину вас.
После обеда Жюстина, сама того не желая, погрузилась в размышления,
беспокойные размышления, которые стерли умиротворенное выражение с ее лица.
Сен-Флоран поинтересовался о их причине, и она, не вдаваясь в длинные
объяснения, захотела вернуть ему деньги.
- Сударь, - сказала она дяде, - я не заслужила такого знака
благодарности, и моя щепетильность не позволяет мне принять столь богатый
подарок.
Сен-Флоран, как рассудительный и умный человек, нашел множество
убедительных доводов, и деньги, несмотря на ее сопротивление, вернулись в ее
карман, однако это ничуть не уменьшило беспокойства кроткой девушки. Чтобы
рассеять его или сделать вид, будто он его не замечает, Сен-Флоран попросил
милую свою племянницу рассказать о своей жизни, и она, закончив короткий
рассказ, добавила, что план возвращения в Париж внушает ей тревогу.
- Хорошо, - ответил негоциант, - все можно в конце концов уладить.
Неподалеку отсюда живет одна моя родственница, которую мы навестим, я
представлю ей вас и попрошу приютить до тех пор, пока сам не улажу ваше
дело. Это очень благородная дама, и она будет вам вместо матери. Живет она в
уютном местечке около Бонди. Сейчас утро, самое удобное время... вы можете
идти?
- Да, сударь.
- Тогда в путь, Жюстина. Я так сильно желаю выразить вам свою
признательность, что любое промедление кажется пыткой для моего сердца.
Взволнованная Жюстина бросилась обнимать Сен-Флорана.
- О дядюшка! - сказала она, обливаясь слезами умиления. - Как
чувствительна ваша душа, и как чутко отвечает ей душа бедной девушки!
Негодяй с жестоким удовольствием созерцал, как сама невинность изливает
нежные выражения своей благодарности на его сердце, огрубленное пороком,
которое способно трепетать лишь от похоти под действием невинных восторгов
целомудрия и добродетели, обливающейся слезами.
Одно незначительное обстоятельство, которое мы не можем не упомянуть,
дабы наши читатели лучше поняли характер этого человека, непременно
разоблачило бы Сен-Флорана в глазах его племянницы, если бы она была менее
доверчивой и посмотрела на дядю более философским взглядом, однако, увы,
кроткая и мягкая добродетель всегда далека от того, чтобы разглядеть порок.
Когда Жюстина встала из-за стола, ей понадобилось зайти в туалетную комнату.
Она вошла туда, даже не обратив вначале внимания на то, что Сен-Флоран
последовал за ней и вошел в соседнюю кабину, откуда, если встать на
стульчик, как это сделал ее спутник, было прекрасно видно все, что
происходит в том месте, где расположилась Жюстина, которая, ни о чем не
подозревая, предложила вороватым взглядам распутника все, что может
предложить в таком уединенном месте человек, зашедший туда по нужде. Таким
образом самые прекрасные ягодицы в мире во второй раз предстали глазам
Сен-Флорана, который возбудился окончательно, и в его голове созрел четкий
план покушения на невинность и целомудрие бедного создания. Жюстину,
очевидно, что-то насторожило, она поспешно вернулась в комнату и не
замедлила высказать некоторое удивление. Сен-Флоран без труда оправдался,
несколько ласковых слов восстановили доверие, и они отправились в дорогу.
Было около четырех часов вечера. Не считая этого незначительного
события, Сен-Флоран еще ничем не выдал себя: то же благородство, та же
сдержанность и учтивость; будь он отцом Жюстины, она не чувствовала бы себя
спокойнее, и все ее подозрения рассеялись без следа. Наша сирота не знала,
что именно так обычно бывает в моменты приближающейся опасности.
Скоро ночные тени начали наполнять лес тем религиозным или мистическим
ужасом, который одновременно порождает страх в робких душах и преступные
мысли в жестоких сердцах. Наши путники шли только по глухим тропам, Жюстина
шагала впереди, и вот она обернулась, чтобы спросить Сен-Флорана, не
заблудились ли они и не пора ли уже добраться до места. В это время
возбуждение развратника достигло апогея, его неистовые страсти прорвали все
заграждения... Наступила ночь. Лесная тишина, темнота, окружавшая их - все
пробуждало в нем преступные желания, все говорило о том, что наконец-то он
сможет удовлетворить их. Сластолюбец подогревал себя руками и воскрешал в
своем похотливом воображении прелести этого очаровательного ребенка, которые
помог ему увидеть случай. Он не мог больше сдерживать себя.
- Клянусь своей спермой, - неожиданно заявил он Жюстине, - вот здесь я
и хочу сношаться; я слишком долго возбуждался из-за тебя, стерва, теперь
настало время завершить это дело.
Он схватил ее за плечи и сбил с ног. Несчастная испустила крик ужаса.
- Ага, шлюха! - заорал взбешенный Сен-Флоран. - Напрасно думаешь, будто
кто-то услышит твои вопли.
Он повалил ее на землю, сильно ударив по голове палкой, и она без
чувств опустилась к подножию дерева. Боги оставались глухи. Трудно
представить себе, с каким безразличием они относятся к людям, даже когда те
собираются оскорбить их; они как будто не только не предотвращают ужасные
злодеяния, но еще сильнее сгущают ночную тьму словно для того, чтобы получше
скрыть... еще больше поспособствовать гнусным замыслам порока, направленным
против целомудрия и невинности.
Обезоружив Жюстину, Сен-Флоран оголил ее, достал чудовищных размеров
посох, раскрасневшийся от сладострастия и ярости, навалился на свою жертву,
придавив ее своей тяжестью, раздвинул бедра несчастной девочки и с
невероятной силой вогнал свой меч в самое нежное и потаенное местечко,
которое, предназначенное быть наградой за любовь, казалось, с отвращением
отвергает гнусные притязания злодейства и порока. Наконец он
восторжествовал: Жюстина лишилась девственности. О, какое безумие обуяло
злодея! Это был тигр, озверевший тигр, рвущий на части молодую козочку: он
рычал, скрипел зубами, изрыгал богохульные проклятия; обильно лилась кровь,
но ничто не могло его остановить. Его страсть увенчало мощное извержение, и
распутник, пошатываясь, удалился, сожалея лишь о том, что преступление,
которое только что принесло ему такое острое наслаждение, не может длиться
вечно. Остановившись в десяти шагах от жертвы, он пришел в себя; он испытал
странное сожаление, которое буквально перевернуло его злодейскую душу,
подумав о том, что только до половины довел свое злодеяние и что его можно
продолжить. Он вспомнил, что в карманах Жюстины остались сто тысяч франков,
которые он ей подарил, и вернулся забрать их. Но Жюстина лежала таким
образом, что обшарить ее карманы можно было, лишь перевернув ее. О небо!
Сколько новых прелестей увидел он, которые, несмотря на темноту, предстали
перед огненным взором преступного кровосмесителя!
- Как! - воскликнул он, рассматривая восхитительный и свежий зад,
который первым привел его в возбуждение. - Что такое? Неужели я мог пройти
мимо такой красоты! Эта восхитительная девочка имеет и другие девственные
цветы, а я не сорвал их! Какая небрежность! Надо немедленно прочистить эту
дивную жопку, которая доставит мне в сто раз больше удовольствия, чем
вагина; надо, черт меня побери, разворотить ее, разорвать пополам без всякой
жалости!
Ничто не мешало ему еще раз осквернить неподвижное, беззащитное тело, и
злодей уложил свою жертву в положение, благоприятное для осуществления
коварных замыслов. Увидев крохотное отверстие, которое он жаждал пробить,
злодей пришел в восторг от явного несоответствия размеров, и вонзил туда
свое орудие, даже не потрудившись увлажнить его: все эти меры
предосторожности, порождаемые страхом или человечностью, незнакомы пороку и
истинному сладострастию: в самом деле, почему бы не заставить страдать
предмет страсти, если его боль увеличивает наше наслаждение? Содомит проник
в вожделенную пещерку и добрых полчаса наслаждался своей жестокостью, может
быть, он еще дольше оставался бы там, если бы природа, не лишив наконец его
своих милостей, не прекратила его удовольствия.
В конце концов коварный злодей ушел, оставив на земле несчастную жертву
своего распутства - без средств, обесчещенную и почти бездыханную.
О человек! Вот ты каков, когда слушаешь только голос своих страстей!
Жюстина, придя в себя и ощутив свое жуткое состояние, захотела умереть.
- Чудовище! - заплакала она. - Что плохого я ему сделала? Чем заслужила
такое жестокое обращение? Я спасла ему жизнь, вернула богатство, а он
отобрал у меня самое дорогое; даже тигры, живущие в самых диких лесах, не
осмелились бы на такое преступление. Первые ощущения боли и унижения
сменились недолгим изнеможением; ее прекрасные глаза, наполненные слезами,
машинально обратились к небу, сердце ее устремилось к ногам Всевышнего.
Чистый, сверкающий звездами свод, строгая ночная тишина... торжественный
образ мирной природы, контрастирующий с потрясением души бедной девочки -
все вокруг нее источало сумрачный ужас, из которого тут же родилась



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.