read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



мысль, украшенная цветами красноречия, берется за все и может все выразить,
довела графиню до крайней степени экзальтации; она видела в Рауле одного из
прекраснейших гениев эпохи, дивную, непонятную, незапятнанную душу,
достойную поклонения; она рисовала его себе отважно протягивающим руку к
власти. Вскоре речь его, столь упоительная в любви, загремит на трибуне.
Теперь Мари жила лишь этой жизнью, состоявшей, подобно шару, из взаимно
пересекающихся кругов, в центре которых находился большой свет. Не находя
вкуса в спокойных семейных радостях, она прониклась волнениями этой ключом
кипящей жизни, которые доносило к ней искусное и влюбленное перо; она
целовала эти письма, написанные посреди газетных битв, отнимавшие
драгоценное для газетчика время, понимала всю их ценность и была уверена,
что он любит только ее, что, кроме славы и честолюбия, у нее нет соперниц;
живя в уединении, она находила применение всем своим силам и была счастлива
своим удачным выбором: Натан был ангелом в ее глазах.
К счастью, ее отъезд в имение и преграды, лежавшие между нею и Раулем,
положили конец светским сплетням.
В последние дни осени Мари и Рауль возобновили наконец свои прогулки по
Булонскому лесу, - только там они могли встречаться, пока не открылись двери
гостиных. Рауль мог несколько свободнее вкушать чистые, изысканные
наслаждения своей идеальной жизни и скрывать ее от Флорины: он работал
немного меньше, в газете дела шли заведенным ходом, каждый сотрудник знал
свои обязанности. Невольно он делал сравнения между актрисой и графиней,
результат был всегда в пользу первой, хотя вторая от этого не теряла. Снова,
изнемогая от ухищрений и уловок, на которые его обрекало сердечное и
головное увлечение великосветскою женщиной, Рауль находил в себе
нечеловеческие силы, необходимые для того, чтобы подвизаться одновременно на
трех аренах: света, газеты и театра. И между тем как Флорина, благодарная за
все, чуть ли не разделяющая с ним его труды и разделяющая его тревоги,
вовремя появляясь и исчезая, щедро дарила ему подлинное счастье, без громких
фраз, без всякой примеси упреков, - графиня, с ненасытными глазами, с
целомудренными чувствами, забывала про его каторжный труд и огромные усилия,
которых ему часто стоила минута свидания с нею. Вместо того чтобы
командовать, Флорина позволяла ему быть с нею, покидать ее, снова
возвращаться к ней, со спокойствием кошки, которая падает всегда на лапки и
только потряхивает ушками. Эта легкость нравов отлично согласуется с
повадками людей умственного труда, и всякий художник воспользовался бы ею,
как это делал Натан, в то же время преследовавший идеал прекрасной любви,
великолепной страсти, которая чаровала его поэтические инстинкты, его
затаенное честолюбие, его социальное тщеславие. Уверенный в том, что
разоблачение его тайны повлекло бы за собою катастрофу, он решил: "Ни
Флорина, ни графиня ничего не узнают. Они так далеки друг от друга!" С
наступлением зимы Рауль вновь появился в свете в апогее своей славы: он был
почти значительной особой. Растиньяк, упав заодно с министерством,
расшатанным смертью де Марсе, опирался на Рауля и подпирал его своими
похвалами. Теперь графине захотелось узнать, переменил ли ее муж свое мнение
о Натане. Спустя год она повторила свой вопрос, думая на этот раз блестяще
отыграться, а реванш доставляет радость всем женщинам, даже самым
благородным, наименее земным; можно без риска биться об заклад, что ангелы,
и те не лишены самолюбия, когда выстраиваются вокруг святая святых.
- Ему только и оставалось, что стать игрушкою в руках интриганов, -
ответил граф.
Феликс, у которого благодаря его светскому и политическому опыту были
зоркие глаза, понял положение Рауля. Он спокойно объяснил жене, что
покушение Фиески имело следствием объединение многих умеренных людей на
почве интересов, воплощенных в лице Луи-Филиппа и находившихся под угрозой.
Газетам неопределенного оттенка предстояло растерять своих подписчиков, ибо
вместе с политикой должна была упроститься и журналистика. Если Натан вложил
все свои средства в газету, он скоро будет разорен.
Это суждение, такое правильное, такое ясное, несмотря на краткость, и
равнодушно высказанное человеком, умевшим взвешивать шансы всех партий,
испугало г-жу де Ванденес.
- Вы им очень интересуетесь? - спросил Феликс жену.
- Он очень остроумный человек, с ним забавно бывает побеседовать.
Она сказала это таким естественным тоном, что граф ничего не
заподозрил.
На другой день, в четыре часа. Мари и Рауль встретились в гостиной
маркизы д'Эспар и долго разговаривали вполголоса. Графиня высказала
опасения, а Рауль рассеял их, очень довольный тем, что градом колкостей
ниспроверг супружеский авторитет Феликса. Натану надо было отыграться. Он
изобразил графа человеком отсталым, с узким кругозором, прикладывающим к
Июльской революции мерку Реставрации, закрывающим глаза на победу средних
классов, новой общественной силы, пусть даже недолговечной, но реальной. С
властью знати покончено, настало господство подлинно выдающихся людей.
Вместо того чтобы обдумать непредубежденное мнение стороннего наблюдателя,
политического мыслителя, высказанное беспристрастно, Рауль заважничал,
взобрался на ходули и облачился в пурпур своего успеха. А существует ли
женщина, доверяющая мужу больше, чем любовнику? Госпожа де Ванденес
успокоилась, и снова началась для нее жизнь, полная подавленного
раздражения, украдкою перехваченных радостей, тайных рукопожатий - всего,
чем она питалась и прошлой зимой, но что в конце концов увлекает женщину за
черту дозволенного, если мужчина, ею любимый, сколько-нибудь решителен и
нетерпелив. По счастью для нее, страсти Рауля, умеряемые Флориною, не были
опасны. К тому же он был поглощен интересами, не дававшими ему
воспользоваться своей удачей. Тем не менее внезапно случившееся с Натаном
несчастье, возникновение новых препятствий, порыв нетерпения могли бы увлечь
графиню в пропасть, и Рауль уже начинал об этом догадываться. В такой стадии
был их роман в конце декабря, когда дю Тийе попросил вернуть ему деньги.
Богатый банкир, ссылаясь на свое стесненное положение, посоветовал Натану
занять эту сумму на две недели у ростовщика Жигонне, у этого провидения,
которое за двадцать пять процентов выручало всех молодых людей, попадавших в
беду. Газета накануне большой новогодней подписки, касса ее должна
наполниться. Тогда дю Тийе посмотрит, как быть. Да и почему бы Натану не
написать пьесы? Натан из гордости пожелал заплатить, чего бы это ни стоило.
Дю Тийе дал ему письмо к ростовщику, и тот отсчитал Раулю деньги под
трехнедельные векселя. Вместо того чтобы доискаться причины такой
услужливости, Рауль пожалел, что не попросил больше. Так поступают самые
замечательные в умственном отношении люди: в серьезном событии они
усматривают повод для шутки, они словно приберегают ум для своих
произведений и, боясь его умалить, не расходуют на житейские дела. Рауль в
этот день рассказал Флорине и Блонде, как он был утром у ростовщика, описал
им всего Жигонне, пестренькие обои в его комнате, его лестницу,
астматический хрип и козью ножку его колокольчика, истертый половичок,
холодный камин и такой же холодный взгляд; он насмешил их портретом своего
нового "дяди"; им не внушили никакого беспокойства ни дю Тийе, плакавшийся
на безденежье, ни столь сговорчивый ростовщик. Все это причуды!
- Он взял с тебя только пятнадцать процентов, - сказал Блонде, - ты
должен его поблагодарить. При двадцати пяти процентах с такими людьми
перестают здороваться; ростовщичество начинается с пятидесяти процентов, за
такую плату им можно уже выражать презрение.
- Презрение? - сказала Флорина. - Кто же из ваших друзей дал бы вам
деньги под такие проценты, не выставляя себя при этом вашим благодетелем?
- Она права, я счастлив, что ничего больше не должен дю Тийе.
Как объяснить такую слепоту в личных делах у людей, привыкших все
угадывать? Быть может, ум не способен на совершенство во всех отношениях;
быть может, художники настолько живут настоящим, что не могут думать о
будущем; быть может, внимание их слишком приковано к смешным чертам и не
дает им заметить ловушку, или они не допускают мысли, что их посмеют
обмануть... Будущее не заставило себя ждать. Через три недели векселя были
опротестованы; но Флорина добилась в коммерческом суде отсрочки платежа на
двадцать пять дней. Рауль разобрался в своем положении, потребовал счета:
оказалось, что доход газеты покрывает две трети расходов и что подписка
падает. Великий человек забеспокоился, стал мрачен, но только перед
Флориной, которой он доверял. Флорина посоветовала ему занять деньги под
залог будущих пьес, запродав их оптом и переуступив все свои театральные
доходы. Натан раздобыл таким путем двадцать тысяч франков и сократил долг до
сорока тысяч. Десятого февраля отсрочка платежа по векселям кончилась. Дю
Тийе, не желая встретить в лице Натана конкурента в округе, где он собирался
баллотироваться, и уступив Массолю другой округ, благоговеющий перед
министерством, стал через Жигонне преследовать всеми средствами Натана.
Человек, посаженный в тюрьму за долги, не может быть кандидатом в парламент.
Долговая тюрьма на улице Клиши - это гроб для будущего министра. Флорина и
сама не могла отделаться от судебных приставов из-за своих личных долгов; в
этот опасный момент у нее не оставалось никаких ресурсов, кроме "Я" Медеи,
ибо ее обстановка была описана. Честолюбец слышал со всех сторон зловещее
потрескивание в своем новом. без фундамента воздвигнутом здании. Уже не имея
сил поддерживать столь обширное предприятие, он чувствовал себя неспособным
взяться за него сызнова... Он должен был погибнуть под развалинами своей
фантазии. Любовь к графине еще питала немного его жизнь, оживляла его лицо,
но в душе надежда умерла. Он ни в чем не подозревал дю Тийе, он видел перед
собою только ростовщика. Растиньяк, Блонде, Верну, Лусто, Фико, Массоль
меньше всего были склонны просветить этого человека, деятельный характер
которого был для них опасен. Растиньяк, желавший вернуться к власти,
действовал теперь в сговоре с Нусингеном и дю Тийе. Остальные испытывали
глубочайшее наслаждение, наблюдая агонию одного из равных им, виновного в
попытке подняться над ними. Никто из них и не подумал шепнуть словечко
Флорине; наоборот, они ей расхваливали Рауля: "У Натана плечи такие крепкие,
что выдержат весь мир; он вывернется, все пойдет превосходно !"
- Вчера прибавилось два подписчика, - говорил Блонде серьезным тоном. -
Рауль будет депутатом. Когда будет принят бюджет, появится указ о роспуске
палаты.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.