read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Если это окажется реально - да. Часов до девяти.
- Так я вас там и встречу…
- Мы не пойдем в Тулу, Костя, - сказал Гош.
- Это как? - не понял Костя. Лицо его окаменело.
- Сначала мы поедем в войсковую часть и найдем что-нибудь большое и страшное. А потом уже в Тулу. Расслабься.
- А-а…
- Кому бы скотину уцелевшую отдать…
- Некому. Ты не о том сейчас думаешь. Ты лучше прикинь, что делать, если «тупые» вернутся на добивание.
- Мы уйдем сразу же после того, как наших похороним. Ждем тебя к часу дня в парке техники у первого бокса. С Женей или без нее, все равно. Ладно, зови ребят.
Костя покорно ушел во двор. Гош сидел на краю могилы, свесив ноги вниз. Он сегодня вычерпал себя до конца. А впереди был еще гусеничный марш километров на шестьдесят. И очень много всевозможных сложностей и неприятностей, предсказать которые Гош пока не брался, но чувствовал, что без этого не обойдется. Жить не хотелось, а хотелось заснуть и не проснуться. Или все-таки проснуться и обнаружить, что весь этот безумный год был просто кошмаром. Тяжелым, мучительным, но всего лишь сном.
Объездчики без лишних церемоний опустили тела в могилы, засыпали их и воткнули в землю кресты. Белого застрелили в коровнике, где он работал. Сан Сеича взяли в саду и забили насмерть. Мобильная рация лежала в доме на столе, как раз на таком расстоянии от обоих погибших, что они не могли слышать ее сигнал. А уставшего от пастьбы в одиночку Костю просто разморило на солнышке. Да так крепко, что отчаянные вызовы Цыгана подняли его слишком поздно. Он увидел столб дыма и бросился на выручку, но все уже умерли и пожар догорал. Судя по следам, на ферме побывал давешний БТР и человек двадцать народу. И в любой момент они могли вернуться. Но Гош больше не в силах был спешить. Он устал. И ему хотелось выговориться перед Сан Сеичем - хотя бы на прощание.
- Так, - сказал он, когда объездчики выпили по стакану и дружно закурили. - Объявляю порядок движения. Костя задачу свою знает. Цыган, покажи ему по карте все места. Боеприпасы накрылись, так что патроны делим поровну. Мои тоже. Сейчас, пока Костя здесь. После этого провести ревизию того, что в подвале не сгорело. Вы лучше меня знаете дом, вам и карты в руки. Отберите что нужно, особенно провиант. Грузитесь и зовите меня. Я вообще голый остался, так что пока здесь… посижу. Вопросы?
- А если Женя все-таки сюда придет? - спросил Цыган.
- Значит, ей не повезло.
- Может, знак какой-нибудь оставить?
- Среди «тупых» попадаются довольно умные. И грамотные. Что ты предлагаешь?
- Если найдется краска… Или просто нацарапать на фасаде. Пусть ждет нас у перекрестка. Мы же пройдем через него на Тулу. Спрячется в кустах, любое движение увидит издали. По-моему, это безопасно.
- Согласен. Делай. Еще вопросы?
- Никак нет… старший, - ответил за всех Костя.
- Регуляторы, по местам, - Гош отвернулся и ушел к могилам. Присел у креста Сан Сеича. Закурил. - Я так и не успел рассказать вам, - пробормотал он себе под нос. - Вы столько раз меня спрашивали, а я все отмалчивался… Но понимаете, Сан Сеич, это действительно очень странная история. Я постоянно сталкивался с какими-то ее проявлениями, и каждый раз они пугали меня. Не может ведь одно и то же повторяться с периодичностью раз в сто лет и с такой удивительной точностью! Хотя люди, по сути, одинаковы. Какая разница, американцы или русские. Главное, наверное, условия. Правда?
Сан Сеич не ответил. Наверное, согласился с тем, что именно внешние условия порождают занятные истории, а не наоборот.
- Это было в штате Нью-Мехико, в окрестностях города Линкольн. Там жил фермер Джон Танстелл, английский эмигрант. Занимался скотоводством. А в помощники себе набирал молодых ребят, которые по тем или иным причинам не поладили с законом. Человеческая жизнь тогда не стоила ни гроша, прямо как сейчас, и стать убийцей было элементарно. В порядке вещей. Любой, кто носил оружие, потенциально оказывался и жертвой, и хищником. А оружие носил любой конный пастух. Фронтир - опасная территория, граница освоенных земель и совсем еще диких, неизведанных. То индейцы, то мексиканские бандиты, то свои местные угонщики скота. Так что не такие уж и плохие были эти ребята Танстелла. Он дал им главное, в чем они нуждались, - убежище. А еще он заботился о них. Учил грамоте, хорошим манерам, - короче говоря, помогал стать людьми, адаптироваться к нормальной жизни. Простого человеческого участия, вот чего им еще не хватало. И это тоже он им давал. Короче говоря, парни любили мистера Танстелла. Почти как отца. А может быть, и куда больше. Своих-то отцов они, как правило, не помнили. Не помнили…
Гош прикурил от окурка новую сигарету.
- У Танстелла был сильный конкурент, - продолжил он. - Некий Мерфи, крупный землевладелец, из ирландского лобби, которое почти все контролировало в штате. Мерфи потихоньку скупал земли в округе, используя для этого любые доступные методы. У него была своя небольшая армия, и он мог запросто сгонять мелких фермеров с их участков, выплачивая им чисто символические суммы. Это был настоящий рэкет, очень мощный и жестокий. И к Танстеллу Мерфи тоже подъезжал неоднократно с деловым предложением убраться подальше. Но Танстелл упорствовал, а его команда… Да, они называли себя Регуляторы. Это просто слово, ничего больше. Фактически «регулятор» и есть объездчик. Человек, отвечающий за порядок на вверенной ему территории. Так вот, команда не давала Танстелла в обиду. Но в один прекрасный день Мерфи в открытую атаковал их превосходящими силами. И Танстелл погиб. А мальчишки оказались предоставлены сами себе.
Так получилось, что последним, кого Танстелл подобрал, был некий Вильям Бонни, он же Робертс, по прозвищу Билли Кид. Мелкий такой парень, объявленный в розыск за угон скота и убийство. Он быстро прижился у Танстелла и постепенно захватывал в группе Регуляторов лидерство. Говорят, именно он в первую очередь выступал за то, чтобы отомстить банде Мерфи. Адвокат Танстелла добился от окружного прокурора выдачи повесток в суд для убийц. А Регуляторы получили звезды помощников шерифа и как судебные исполнители вызвались доставить повестки адресатам. Конечно, все понимали, что это пустой номер. Суд оправдал бы людей Мерфи. Но Регуляторы хотели попытаться. Хотя бы попытаться сделать все по закону. Только ничего у них не вышло. Первым, кто доставил повестку по назначению, был именно Билли Кид. Он сразу опознал человека, стрелявшего в Танстелла, и без долгих рассуждений убил его на месте. После чего Регуляторы сами оказались вне закона, и с этого момента началась история банды Кида.
Через несколько дней в перестрелке был убит их лидер, и Кид возглавил Регуляторов. Они еще не стали преступной группой де-факто, хотя и были таковой де-юре. Они еще не грабили на дорогах и не воровали скот. Нет, Регуляторы просто начали планомерный отстрел людей Мерфи. Кровь за кровь, вполне естественный ход событий для пограничных территорий. Они убивали своих врагов до тех пор, пока на них не устроили облаву все, кому не лень, включая охотников за премиальными и регулярные войска. Некоторые из Регуляторов графства Линкольн погибли, а остальные разделились. И в конце концов Билли Кид из благородного мстителя превратился в то, чем и был с самого начала. Он стал обыкновенным бандитом, пиратствующим на границе с Мексикой. Угонял в Мексику скот, продавал, снова угонял… Дальше история трактуется по-разному. В какой-то момент Киду пообещали, что он будет прощен, если сдастся властям и на суде выступит свидетелем по делу Мерфи. Он согласился, потому что все еще лелеял надежду, что его обожаемый мистер Танстелл будет отомщен. Но, уже оказавшись под арестом, узнал, что оправдательного приговора для него самого не последует. И суд будет не над Мерфи и его бандой, а над самим Кидом. Тогда он бежал и снова занялся разбоем. В итоге Билли оказался убит неким Пэтом Гарретом, бывшим Регулятором, которого власти просто купили. Заплатили денег и вручили шерифскую звезду, чтобы он избавил штат от чересчур опасного человека, который к тому же слишком много знал.
Но вот что интересно… В пятидесятые годы нашего века в одну адвокатскую контору обратился дряхлый старик по фамилии Робертс. Он сказал, что долго уже не проживет, а ему хотелось бы перед смертью получить свое помилование, обещанное когда-то. И хотя несколько человек признали в Робертсе того самого Билли Кида, прокурор округа не согласился с ними, потому что считалось, что Кид давно мертв. Через месяц Робертс скончался. И если это был действительно Кид, значит, он до конца своих дней пронес в сердце признательность Танстеллу и желание восстановить справедливость. Он хотел быть помилованным за убийство двадцати одного человека, потому что считал, что эти люди заслужили смерть. Но умер он непрощенным…
Гош с тоской посмотрел на стол, откуда уже унесли водку. Понятно было, что второй стакан окажется лишним, не восстановит силы, а, наоборот, подкосит усталого человека. Но выпить хотелось все равно, и Гош с трудом подавил желание пойти отыскать еще чего-нибудь на добавку. Он услышал дробный цокот копыт и понял, что Костя отправился к городу.
- Вот такая история, Сан Сеич, - заключил он. - Я сначала думал, что Билли Кид - это не я, а кто-то другой. Но получается именно так. История Регуляторов повторяется шаг в шаг. И поверьте, мне ужасно не хочется умирать непрощенным. Ведь если я теперь кого-нибудь отправлю на тот свет, это будет уже вполне сознательное действие, не то что раньше… Только ведь нужно что-то делать. Нельзя все оставить так, как есть. Глупое решение. Детское. А кто мы, если не дети? Мы родились-то всего год назад. Правда?
Сан Сеич опять промолчал. Гош поднялся на ноги.
- Вы уж извините, - сказал он. - Мы как-нибудь… Ну, придумаем, что делать. Тем более у нас там Женя. Вы с ней и поговорить даже не успели толком. Она бы вам понравилась. И главное, Сан Сеич… Вы простите меня. Это я виноват. Такая вот глупость. Не знаю, что еще сказать. Но мы постараемся все исправить.
- Регуляторы, в седло! - крикнул во дворе Цыган. - Эй, Билли! Гошка! Мы готовы.
- Вот так, - сказал Гош, печально улыбаясь. - Поедем раздавать повестки. Спасибо вам, Сан Сеич. И до свидания. Пока, Белый! Там увидимся.
Пока он шел вдоль обгорелой стены до двора, слезы высохли.
* * *
Женя висела головой вниз на толстой водопроводной трубе и грызла собачий поводок, которым ей скрутили руки. Наверху оглушительно гремела музыка - там гуляла тульская мафия.
Бандиты одолели городской патруль с феноменальной легкостью. Сначала Олега зазвали поболтать в черный «Мерседес». Разговор затянулся, и патрульные, окружившие свои машины, начали скучать. Тут из окон соседних домов повысовывались стволы и раздался приказ бросить оружие и лечь на землю. Патруль, даром что «тупой», проявил слепую преданность делу Главного и открыл пальбу. И уже секунд через десять все бойцы лежали-таки на асфальте, истекая кровью.
Женя рискнула высунуться и посмотреть, что происходит, когда из «Мерседеса» выкинули Олега с разбитой головой, а через окна на улицу высыпала банда человек в пятнадцать. Жене хватило ума спрятать пистолет под сиденье и прикинуться все той же идиоткой, какую она днем разыграла перед местным крестным отцом. Тем более что тот ее мгновенно узнал.
- Ага! - обрадовался главный тульский мафиозо, пошатываясь и отдуваясь. Водкой от него шибало за километр. - Здорово, Рыжая! Куда это тебя Олежка тащил?
- В деревню куда-то, - нашлась Женя.
- Вот подлец! - возмутился мафиозо. - В обход меня? Значит, правильно я ему вломил! Знаешь слово такое - «конкуренция»? Ну ладно, в деревню так в деревню. Грузи ее, ребята!
Женю без церемоний затолкали в багажный отсек уцелевшего «Чероки». Судя по всему, банда давно точила зуб на красивые белые джипы, перекупить их не сумела и тогда решила просто отнять. Двадцать минут бешеной гонки по улицам - и Женя оказалась в подвале какого-то особняка в пригородной зоне. Там ее старательно обыскали, связали руки поводком и свободный его конец прикрутили к трубе над головой. Отняли сапоги. Пообещали, что это ненадолго, потому что скоро приедет за ней покупатель, и ушли пить водку. Женя подтянулась, забросила ноги на трубу, повисла и начала грызть узел. С одной стороны, быть проданной крестьянам означало свободу - Женя была уверена, что из деревни мгновенно убежит. Но встречать покупателя связанной ей как-то не улыбалось - слишком велик был риск того, что новый хозяин захочет на пробу испытать покупку «в деле». Пока что рыжее счастье хранило Женю от сексуальных домогательств, но девушка чересчур хорошо помнила, с какого печального эпизода начались ее странствия по новому миру. И вообще, для чего тогда ее, такую покладистую, связали?
«Тупые» гуляли, Женя терзала узел, чувствуя, как наливается кровью лицо и гудит в ушах. Наконец поводок развязался. По трубе Женя добралась до подвального окошка, легко открыла его и просочилась наружу.
Были уже сумерки. Во дворе стояло штук пять разномастных машин и лениво прогуливались двое с автоматами. Женя ужом проползла до глухого кирпичного забора, не без труда его одолела и встала на ноги посреди незнакомого тульского предместья.
Первым делом нужно было найти какую-нибудь обувь и бежать, бежать, бежать. Женя, не раздумывая, кинулась через дорогу в первый же подвернувшийся дом. Заскочила в висящую на одной петле дверь, споткнулась и упала на четвереньки во что-то мягкое и трухлявое. И в ужасе вскочила, подавив рвущийся из груди крик. Мертвецы Женю не особенно пугали, в населенных пунктах они валялись на каждом шагу, но этот попался под ноги слишком неожиданно. Женя перевела дух, напомнила себе, что эмоциям сейчас не место, и осмотрелась.
В доме основательно потрудились мародеры, но стоптанные кроссовки всего на размер больше, чем нужно, Женя нашла. Обулась, выскочила с черного хода и побежала огородами непонятно куда, но лишь бы подальше отсюда. Мелькнула идея свернуть в центр и добраться до Главного, но город настолько Жене осточертел, что она продолжала бежать прямо. Ей позарез нужно было сориентироваться, понять, куда ее завезли, чтобы успеть к рассвету на место встречи. Или хотя бы добраться до указанного Дымовым гаража, где под верстаком мог до сих пор ждать своего часа «АКСУ». Сдаваться в плен и изображать дуру Женя больше не хотела. Просто не осталось сил. Она слишком привыкла жить свободной, не ожидая ни от кого поддержки, но зато и не принадлежа никому. Ей всегда хотелось выбирать самой все в этой жизни - работу, друзей, мужчину. Но получилось так, что настоящую самостоятельность Женя обрела только вместе с частичной амнезией. Не то чтобы это ее полностью устраивало, но… Встреча с парнями, которые называли себя Регуляторами, кажется, примирила ее с действительностью. И теперь больше всего на свете Женя хотела поскорее вернуться к ним.
Еще хотелось нырнуть с головой в мокрое и теплое, смыть этот дурацкий, полный напряжения и опасности день. Если верить календарю часов, двадцатое мая. Какого года, Женя точно сказать не могла. Но это ее и не особенно волновало. В новом мире имел значение каждый год, который удалось прожить. А что у него за порядковый номер от Р.Х., будет разбираться следующее, более счастливое поколение.
«Если оно, конечно, будет».
С этой мыслью Женя нырнула в очередную калитку, сильно треснулась плечом о косяк и поняла, что, во-первых, уже почти совсем темно, а во-вторых, ее на бегу основательно заносит. Да и бегом это судорожное переступание ногами сложно было назвать. Девушка перешла на шаг и, не раздумывая, взошла на крыльцо дома, который только что собиралась обогнуть. Нашла пару одеял и подушку, выбралась в запущенный сад, забралась в густой малинник и устроила на земле импровизированную постель. В доме оставаться ей и в голову не пришло - нежилые помещения давно облюбовали крысы. Женя крыс не очень боялась, но вот мыши, которые в доме тоже могли быть, до сих пор приводили ее в ужас.
Стараясь не думать о еде, которой в доме не нашлось, она завернулась в одеяло и почти мгновенно заснула. Приснилась ей огромных размеров вкусная морковка, которой они сочно хрумкали на пару с Малышом. Аппетитно жуя, огромный жеребец человеческим голосом рассуждал о трансакционном анализе, и Женя с изумлением поняла, что это вовсе не Малыш, а капитан Дымов, и дело не на конюшне происходит, а у дверей первой студии «Останкино». «Мы с тобой оба классические Непобедители, - втолковывал Гош. - Мы не ищем оправдания своим ошибкам, но и не склонны долбить стену головой, чтобы непременно добиться успеха. Просто люди, нормальные средние люди. Так что, солнышко, в высшую лигу мы, конечно, пробьемся, опыта хватит, но потом нас все равно сомнут».
Женя грызла морковку и все думала, как бы поумнее возразить, но вдруг заметила, что говорит Дымов совсем не с ней, а с какой-то другой женщиной. Это было чертовски обидно, и она чуть не расплакалась во сне. Но подсознание чутко среагировало, и Дымов превратился в теплого и сильного Малыша, который уже ничего не говорил, а только косил на Женю большим ехидным глазом.
В нескольких кварталах к центру взревели моторы и началась стрельба. Женя на секунду проснулась, выплюнула изо рта изжеванный край одеяла и перевернулась на другой бок.
* * *
На рассвете Гош заткнул ненавистный будильник и некоторое время соображал, куда это его занесло. Посмотрел на фосфоресцирующие стрелки и в который раз подумал, что хорошо бы найти работоспособные часы, которые показывали бы полную дату, включая год. Это желание глодало его уже почти месяц, с момента знакомства с Сан Сеичем и обретения имени.
- Подъем, Регуляторы! - хрипло скомандовал он, распахивая кормовой люк тягача и выбираясь наружу. - Эй! Кто не спрятался, я не виноват!
Вместо ответа ему плеснули в лицо водичкой. Гош немедленно сунул обидчику под нос пистолет.
- Сдурел? - поинтересовался Цыган. - Проснись, отец! Свои!
- Черт побери, ничего не вижу… - пробормотал Гош, опуская руку с пистолетом и щурясь на утреннее солнце. - Извини. Условный рефлекс.
- Хорошо, что не безусловный. Давай я тебе полью. Десять баксов.
- Момент… Сначала по доброй привычке нужно помыть траки… - Гош исчез за бортом тягача.
- Это что, танкистский фольклор?
- Не знаю, как у танкистов, а у нас говорили именно так. А нагло заснуть на боевом посту означало «люком удариться» или «сознание потерять». Это парня одного командир спалил прямо в машине, а тот ему сонным голосом заявляет: «Я, товарищ капитан, не виноват. И не спал я вовсе. Забирался в машину, тут люк расстопорился и как даст мне по башке…» Капитан со смеху чуть не помер и всем этого бойца ставил в пример - мол, если врете, так хотя бы изобретательно.
- Я в армии не служил, - уверенно заявил Цыган. - Я вообще пацифист.
- Скажи лучше «папенькин сынок». Будь у меня отец посол, я бы тоже отмазался.
- Не посол. Рангом пониже. Не помню еще кто. В отличие от некоторых. Счастливый ты, Гошка. И за что тебе столько памяти?
- В наказание, - объяснил Гош, выходя из-за тягача. - Ну-с, плесни балтийцу… А где Большой?
- Купается. Вон… Слышишь?
- В горюче-смазочных материалах?
- Да нет, там у заправки большой отстойник. Вода хорошая, дождевая. Масляных разводов нет.
- А ты купался?
- Да боязно как-то. Еще лишай какой-нибудь подхватишь, а чем лечиться?
- Не дай бог теперь заболеть. Все, что страшнее простуды… Уф! Спасибо. Хватит.
- Пошли завтракать.
- Минуту, - Гош нацепил темные очки, чтобы так не слепило, и огляделся.
- Вспоминаешь? - завистливо спросил Цыган.
- Угу. Даже страшно. Ты держи меня, чтобы в депрессуху не ударился.
- Как держать?
- Ну, говори о чем-нибудь отвлеченном. Так, слева у нас пункт техобслуживания. Кстати, здесь же и аккумуляторная. Вот кочегарка. Понял. Грузовики стоят на консервации, там ничего интересного нет. Ох, что-то мне этот парк не нравится. Очень уж знакомо…
- Я вот думаю… - начал говорить об отвлеченном Цыган, выплескивая под ноги воду из котелка.
- Помолчи, будь другом. Не сбивай меня. Э! Что ты с водой так обращаешься?
- Так ее здесь видимо-невидимо.
- Это что, из той лоханки, где Большой плавает?
- Ну…
Гош фыркнул, но от язвительного комментария удержался.
- Вы боксы не вскрывали? - спросил он.
- Мы сюда вчера даже не заходили. Мы только у ракетчиков были.
- Ракеты отставить. Нам что-нибудь попроще нужно. Знаешь, старина, ты давай накрывай на стол, а я минут через десять подойду. Хочу осмотреться.
- Да, наверное, лучше до еды, - согласился Цыган, кивая на будку КПП. Через пыльное стекло на объездчиков таращилась мумия в погонах. - Дальше может быть еще хуже.
- Это хорошие мертвецы, - сказал Гош. - Это, дружище, не мертвецы, а спасение наше. Я когда сообразил, что армию выкосило начисто… Нехорошо так о людях, но ты даже представить не сможешь, какой беспредел учинили бы в наши дни истосковавшиеся по воле солдатики.
- Да ну… Чем они хуже нас?
- Это оказались бы самые опасные «тупые», поверь мне. Была одна история… Черт, откуда я ее знаю? Народ из университета поехал на картошку. Историки, кажется. Знаешь, что такое «картошка»? Так вот, жили они в пустующей общаге. В нескольких километрах размещался стройбат. Однажды после отбоя всех парней угнали на какую-то срочную работу. Девчонки остались. Среди ночи подъехал стройбатовский грузовик… Одна девица потом с собой покончила, еще одна с ума сошла, а остальные… Как ни крути, а травма на всю жизнь. Вот так-то, брат. Советская армия - это лишение свободы и больше ничего. Тебя ни за что ни про что на два года сажают. Знаешь, кому больше всего в армии завидуют? Тем, кто занят боевой учебой. Какое-никакое, а серьезное занятие. Когда мы раз в полгода выходили на полигон… Н-да. Хватит, наверное. Так и прет из меня, так и лезет. Нужно будет все-таки в Москву идти. Я себе представляю, что начнется, когда я дома окажусь. Неужели я все смогу вспомнить? Знаешь, сейчас верю. Все получится у нас, дружище. Будь спок.
- Я с тобой пойду, - сказал Цыган. - И в Москву, и сейчас. Что бы ни случилось, я с тобой. Понял?
Вместо ответа Гош благодарно склонил голову и ткнул Цыгана кулаком в плечо.
- Большой! - крикнул он. - А ну, выныривай!
…За первым же боксом их взору открылась удивительная картина.
- Вот это да! - восхищенно пробормотал Цыган. - Это какой у нее калибр? Голова пролезет…
- Можно посчитать, - небрежно бросил Гош. - Калибр двести три и две.
- Твоя?! - взвился Большой. - Твоя, да?!
- Нет, - Гош помотал головой и улыбнулся. - Эта не моя. Вон та.
- Какая?! - заорали хором объездчики.
- Молитесь, Регуляторы, - попросил Гош. - Молитесь, кто как умеет. Разрешаю встать на колени.
Цыган немедленно бухнулся на шершавый бетон и принялся мелко креститься.
На бетонной площадке между боксами лежало великое множество истлевших мертвых тел. Но главное - вокруг стояло вразброс целое подразделение боевых машин. Четыре огромные, каждая с два танка размером, несущие на спине чудовищной длины ствол. Несколько коробочек-тягачей без вооружения. Пара грузовиков. И в последнем ряду еще четыре пушки очень странного вида с несуразно большой, плотно зачехленной казенной частью. У этих стволы были просто безобразной толщины.
- Такая если стрельнет - развалится, - сообщил Большой, тыча пальцем.
- Молитесь! - повторил Гош, исчезая среди машин.
Цыган вскочил и бросился за ним следом.
- Какая мощь! - крикнул он Гошу в спину. - Это надо же, какая мощь! Я и не думал, что такие бывают.
- Вот эта, - Гош показал на самоходку с длиннющим стволом, - с двадцати километров запросто попадает в футбольное поле.
- Так возьмем! - потребовал Большой, тут же сворачивая к такой меткой и дальнобойной пушке.
- Не спеши! - Гош подтянулся и заглянул в кузов одного из грузовиков. - Мама! Это мне снится… Так, ладно, дальше, дальше! А где у нас лючник?
Он подошел к ближайшему транспортеру, уверенно сунул руку в пазуху на его борту и вытащил нечто похожее на гаечный ключ. Удовлетворенно хмыкнул и ловко вскарабкался на одну из машин в последнем ряду, ту, что с огромной казенной частью. Спихнул на бетон тело в черном комбинезоне. Зацепил ключом небольшой граненый выступ, провернул его, поднатужился и откинул люк. Нырнул головой вниз в недра машины и заорал так, что Цыган с Большим даже испугались.
- Мама!!! - крикнул Гош. - Разбудите меня кто-нибудь!!! Этого не может быть!!!
- Батяню-комбата встретил, - объяснил Цыган Большому.
- Идиот, - сказал Гош уже нормальным голосом, высовываясь наружу. - Ты даже не представляешь, как нам повезло. Там полный боекомплект! А каждая дура, между прочим, весит по сто восемьдесят кило. Чем бы мы их ворочали, а? Большим и толстым?
- Я не толстый, - обиделся Большой.
Цыган забрался на броню и заглянул в люк. Его взору открылся громадный барабан наподобие револьверного. В захватах барабана лежали продолговатые серые металлические тела с небольшими хвостиками, как у авиационной бомбы.
- Двадцать, - сказал Гош так гордо, будто сам эти штуки сюда загрузил. - А в грузовике заряды. Если поднатужимся, и взрыватели найдем. Секундочку… - Он вскрыл соседний люк, свесился вниз, пошарил и выволок наружу деревянный ящичек. Откинул замки и любовно погладил лежащий внутри замысловатый прибор.
- Прицел? - догадался Цыган. - А что это вообще такое?
- Самоходная установка два-эс-четыре «Тюльпан». Калибр двести сорок миллиметров. Вот в ее ствол голова наверняка пролезет.
- Да нет, вот это, в барабане.
- Мины. Это самые что ни на есть мины, дружище. Фугаски. Воронка останется такая, что два грузовика закопать можно. Теперь нужно эту штуку завести, найти взрыватели, и Тула наша. Да что Тула, бери повыше. Никогда не хотел Мавзолей Ленина стереть с лица земли?
Цыган поморщился.
- Нет, если хочешь, можно и мавзолей Димитрова тоже, - щедро пообещал Гош. - Лишь бы оно поехало.
- Не мы строили, не нам и рушить, - сказал Цыган.
- Как вам угодно. Главное другое. Из этой штуки я гарантированно с пяти километров попаду в Тулу.
- Тула сама не больше пяти километров в поперечнике, - заметил снизу Большой.
- Так я же и сказал - га-ран-ти-ро-ван-но.
Цыган осторожно погладил толстенный ствол.
- И как она стреляет?
- Увидишь. Мы справимся. Большой, не в службу, а в дружбу, подгони сюда тягач.
Большой кивнул и ушел. Заметно было, что он старается не глядеть на лежащих там и сям мертвецов.
- Откуда ты знаешь, что он может водить тягач? - спросил Цыган, провожая Большого взглядом.
- А я и не знаю, - радостно ответил Гош, откладывая прицел и ныряя внутрь машины. - Вот сейчас и посмотрим, что он умеет, а чего нет.
Цыган опять поморщился.
- Ствол откидывается, да? - спросил он. - Встает почти вертикально, опирается на плиту. Вон она, под чехлом, я понял. А как заряжать?
- Умница, - донеслось снизу. - Заряжать элементарно. Ствол переламывается, как у охотничьего ружья. Мина специальным толкателем подается снизу на направляющие и досылается в ствол. Все на автоматике, наше дело только обвязать мину зарядами. И по высокой параболе - бух!
- Я себе представляю, как сложно наводить. Ты поэтому не хочешь брать пушку? С ней еще труднее?
Гош высунулся из люка и положил на броню три шлемофона.
- Это безумно трудно, - сказал он уже без прежнего радостного пафоса. - Я на пушке вообще не умею, а миномет… Видишь эти «МТ-ЛБ»? Ну, транспортеры? Они под завязку набиты аппаратурой наведения. Здесь команда должна суетиться - человек двадцать. И я в их работе ни черта не смыслю. Но ты не беспокойся, мы на глазок наведем.
- И прямо в «Белый дом».
У ворот части взревел двигатель тягача. Потом раздался громкий рокочущий лязг.
- Умеет Большой, - улыбнулся Гош. - Наверняка когда-то шуровал на тракторе.
- Ты знал?
- Мне казалось, что он вырос в деревне. Уж больно ловко парень со скотиной обращался. А вообще-то наш Большой… Нет, не скажу. Есть догадка, но потом. Все потом. Где взрыватели?
- Хочешь, посмотрю в грузовике?
Гош кивнул. Железный лязг приближался.
- Знаешь, дружище, - сказал Гош. - А нам ведь дико повезло. Безумно. Патологически. Эти ребята отправлялись на полевой выход. И стрельбище у них совсем рядом. Иначе черта с два машины несли бы боекомплект. И черта с три мы бы смогли закинуть мины на броню. Подели сто восемьдесят кило на восемь рук. И два метра погрузочная высота. Да еще полдня шарить по артиллерийским складам. Мы бы просто умерли.
- А пушка? - в очередной раз спросил Цыган.
- Да что ты зациклился на этой громадине? Ствол длиной тринадцать метров покоя не дает? Фаллический символ разглядел?! Там вообще самый легкий снаряд тянет на двести. И не умею я из пушки, сказано же тебе!
- Прости. Очень уж она… Внушительная.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.