read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



— А ведь точно, — ахнула Серафима, извлекая из сумки выручку. — Все цифры подряд написаны и потому сбивают с толку, а если расставить точки, то получаем число, месяц и год. Так?

Саша припарковался к тротуару и тоже уставился на листок.

— Точно, — сказал с уважением. — И что это нам дает?

— Пока не знаю. Левый столбец даты, а правый…

— Деньги, — подсказал Саша. — Может, он кому деньги в долг давал и записывал?

И тут на меня снизошло озарение, как известно, это всегда происходит неожиданно. Вот и сейчас я просто смотрела на цифры, слушая, как Серафима с Сашей разговаривают, взгляд натолкнулся на дату: двадцатое августа, только прошлого года. Дыхание сбилось, я замерла на мгновение, а потом спросила:

— Где вчера Илья был?

— Друга поминал, — ответила тетушка, напряженно следя за моим лицом.

— Правильно, вчера было двадцатое, смотри, — я ткнула пальцем в третью сверху строку.

— Твою мать, — брякнула Серафима.

— Ты чего? — испуганно спросил Саша.

— Двадцатого августа прошлого года убит компаньон Ильи, соображаешь? Никак об этом Петюня поговорить хотел… Борьку Савенко когда застрелили? Три месяца назад… число помнишь?

— Кажется, четырнадцатого, — пролепетал Негритенок.

— Тринадцатого, — поправила я, ткнув пальцем в нужную строку.

— Это что же выходит?.. — Саша побледнеть не мог, он посерел.

— Ребята, — сказала я, — нам срочно надо к Владимиру Петровичу.

— Подожди, — нахмурилась Серафима.

— Конечно, расставаться с деньгами всегда неприятно, но…

— Серафима права, — сказал Саша, чем признаться, удивил. Я считала его разумным парнем. — Тут все как следует обдумать надо. Ментам что, им лишь бы протокол составить, а ты потом отдувайся…

— Опять же у нас одни догадки, — поддержала Серафима.

— Их не так трудно проверить, — нахмурилась я и пояснила:

— Поехали в областную библиотеку. Газеты посмотрим.

— Какие газеты? — не сразу понял Саша.

— Областные. Там всегда об убийствах сообщают.

В городе выходило десять газет, мы выбрали самую читаемую. Поделили даты из списка на три части и принялись за работу. Уже через полчаса стало ясно: догадка верна. Листок представлял собой список убийств. Если цифры в правой колонке — деньги, значит, убийства заказные. Каким образом здесь был замешан Петюня, оставалось неясным: либо он имел к ним непосредственное отношение, либо узнал случайно и хотел облегчить душу перед органами. Серафима склонна была считать, что Петюня узнал об убийствах случайно. Потому-то его и убили. Меня же смущали проставленные суммы: случайно узнать об убийствах он еще мог, но о том, сколько за них заплатили, как-то сомнительно. Библиотеку покидали в напряженном молчании. Уже в машине Саша тяжко вздохнул:

— Дела, девчонки… Надо ж так вляпаться. Чего ж я сегодня выходной не взял?

— Нам надо связаться с Владимиром Петровичем, — напомнила я.

— Дался он тебе, — накинулась Серафима.

— В самом деле, Лика, — жалобно начал Саша. — Зачем нам лезть во все это? Сваляли дурака один раз, сунулись, ну и хватит.

Я начала злиться, потому и заговорила чрезвычайно ласково:

— Я могу показаться немного глуповатой. Но никак не пойму, на что вы вдвоем намекаете?

— Не строй из себя идиотку, — рявкнула тетушка. — Идти к ментам — значит сунуть голову в петлю. И не смотри на меня так, вовсе не из-за денег я переживаю. Ты думаешь, мы этим листком кому-то в милиции глаза откроем? Как же… а то они не знают, что у них под носом делается. Только знать — одно, а доказать — совсем другое. Толку от этого листка никакого, зато нам после встречи с ментами спокойная старость точно не светит.

Тут опять подал голос Саша:

— Лика, давайте не будем никуда лезть. Мне и так худо: дернул черт узнать лишнее, теперь по ночам не спать. Никаких денег не надо, пропади они пропадом… — Натолкнувшись на мой взгляд, Негритенок облизнул губы и тяжко вздохнул:

— Лика, я в этом городе многих знаю: с кем-то в школу ходил, с кем-то в лагерь ездил, жил на одной улице или на танцы шлялся. Разный народ: есть просто шпана, есть серьезные ребята. Я не трус и в родном городе куда хочешь войду спокойно. Но то, что мы сегодня узнали, слишком круто. И я честно тебе скажу — боюсь.

Серафима и Саша пристально на меня посмотрели, я покачала головой и вздохнула:

— Конечно, я тоже боюсь. Но, с другой стороны, зная о таких вещах, молчать мы не имеем права…

— Вот дура, прости Господи, — прорычала Серафима. — Научили в школе на мою голову. В общем так, держишь рот на замке, если не хочешь увидеть свою дорогую тетку в морге. Или хочешь?

— Что за чушь? — возмутилась я. — И прекрати на меня так смотреть. Возможно, у меня нет вашего жизненного опыта, но я точно знаю: одна ложь влечет за собой другую, и так до тех пор, пока человек сам себя не загонит в ловушку. Добром игры с законом не кончаются.

— Нет никаких игр, — сказала Серафима, — и никакой лжи. Вообще ничего нет. Вот смотри, — она разорвала листок пополам, — вообще ничего…

— Давай поговорим с Володей в частном порядке, — заторопилась я.

— Вовка мент, а они протоколы любят. А Вовка к тому же еще и честный. — Листок превратился в крошево, Серафима приоткрыла окно и развеяла его по ветру.

Саша с облегчением вздохнул, завел мотор, и мы поехали домой.

Мы готовили ужин, когда появился Владимир Петрович. Глядел он на нас сурово.

— Ну и чего ты на меня так смотришь? — взъелась Серафима. — Я, что ли, его удавила?

— До чего ж ты неприятности любишь, — покачал головой верный друг. — Прямо страсть какая-то… Рассказывай как на духу!

— Да нечего рассказывать… Позвонил, с тобой хотел встретиться.

— Со мной? — удивился Владимир Петрович.

— В том-то и дело. Говорил как-то нервно… Вот беспокойство на меня и напало. Оттого и поехали… а он висит.

— Пожар как начался?

— Ты меня спрашиваешь? — удивилась тетушка. — Еще когда к дому подъехали, Саша заметил, что дымом пахнет. Дом здоровущий, мы не сразу поняли, а тут еще Петюню нашли. — Серафима тяжко вздохнула. — Петька мужик, конечно, слабохарактерный, но, честно говоря, не думала, что он в петлю полезет.

— А он и не лез, — сухо сказал Владимир Петрович.

— Как это? — очень натурально удивилась тетушка.

— А вот так. Вскрытие показало: скончался от удара тупым предметом в основание черепаха уж потом его повесили.

— Дела, — опечалилась Серафима. — Кому ж понадобилось его убивать? Человек он был мягкий, никому слова поперек не смел сказать… — Как видно, сказал, — усомнился Владимир Петрович. — Вы в доме ничего не искали?

— Что? — не поняла тетушка.

— Что слышала. Полдома сгорело, а в оставшейся половине все перевернуто. Кто-то что-то искал.

— Ну уж точно не мы. Сам подумай, что мне у Петюни искать?

— Хорошо, — кивнул Владимир Петрович. — Еще вопрос. Сначала ваша машина стояла перед воротами, потом Саша перегнал ее к задней калитке, потом вовсе уехал, правда, ненадолго. Зачем?

Саша начал нервничать. Пока он соображал, что ответить, Серафима, гневно сверля взглядом верного друга, сказала:

— Следопыт ты наш… за тачку он до смерти боялся, только и всего. Выскочил из дома первым и к ней, потом за нами подъехал. Только дом уже вовсю полыхал, вот он и решил, что безопаснее отогнать ее в конец улицы. А когда пожарные за работу принялись, вернулся.

Владимир Петрович перевел взгляд с Серафимы на Сашу, но тот был немногословен.

— Ага, — только и сказал Негритенок.

— Ну, а ты что поведаешь? — ухмыльнулся мне Володя.

— Ничего.

— И правильно. Врать ты в отличие от родной тетки не умеешь.

— Чего прилип, а? — разозлилась Серафима. — Одно слово: мент, прости Господи… Говорю как есть, так нет, во всем тайный умысел видит.

Владимир Петрович на Серафиму внимания не обращал, а сосредоточился на Саше.

— Владимир Петрович, как на духу… — пролепетал тот не очень убедительно.

— Саня, бабы — дуры. Это у них от природы, так что ничего с этим не поделаешь. А ты — мужик, причем неглупый, потому соображать должен: если это знаю я, может узнать кто-то другой. Например, тот, кто гражданина Скобелева в расход пустил и шмон в доме устроил. И в сказочку о том, что ты на машине туда-сюда метался за здорово живешь, он вряд ли поверит, и вот тут я вам не завидую, потому как выходит: то, что он искал, сейчас у вас. У тебя и этих дурочек. Уразумел?

Саша кашлянул, заметно посерел, глянул в окно и облизнул губы.

— Что вы там нашли? — сурово спросил Владимир Петрович.

— Шерлок Холмс ты мой, — хмыкнула Серафима. — Ты нас на свои ментовские штучки не купишь. Ты лучше башкой подумай: если те, что Петюню убили, ничего найти не смогли, как же мы изловчились всего за несколько минут?

— Серафима Павловна, у тебя в шкафу даже платья висят в строгой последовательности, ты ж порядок любишь. Внизу полка для обуви…

— Серафима Павловна, у тебя в шкафу даже платья висят в строгой последовательности, ты ж порядок любишь. Внизу полка для обуви…



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.