read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


...А колесницы Амфитриона в это время неспешно пылили по извилистой
дороге прочь от Аргоса, и по обе стороны от дороги возвышались девственно
зеленые холмы. Изредка в отдалении можно было заметить пасущиеся стада,
напоминавшие снежные шапки гор. Стояла ранняя осень, солнце припекало, и
ничто не нарушало покой раскинувшегося вокруг мирного пейзажа.
Кони шли медленно - а куда спешить-то? - и так же неторопливо текли
мысли Амфитриона, на время доверившего поводья вознице.
Впрочем, мысли его были медленными, но отнюдь не такими мирными, как
окружающий пейзаж.
Автолик в конце концов согласился - и это было хорошо. Не только
искусству борьбы научит он подрастающих близнецов - но и наверняка
передаст им немалую долю своей знаменитой хитрости, которую Автолик
унаследовал от отца своего, Гермеса-Психопомпа, то есть Проводника душ.
А борьба без хитрости - как копье без наконечника.
Кастор Диоскур тоже согласился учить братьев бою в полном вооружении
- и это опять же хорошо. Биться с Кастором, хоть на копьях, хоть на мечах,
Амфитрион без крайней нужды не стал бы. Силен лаконец Кастор, брат
неукротимого Полидевка, силен и беспощаден. Одна беда - горд непомерно.
Возомнил себя лучшим колесничим Пелопонесса - да только ли Пелопонесса?
Ладно, пускай тешит самолюбие...
Амфитрион помимо воли самодовольно усмехнулся, огладив бороду.
Нет уж, колесничному делу он и сам сыновей обучит. Кастор, правда,
может обидеться... Ну и Тартар с ним! Лишь бы приехал в Фивы, как обещал,
а там уговорим, удержим. Глядишь, и брат его, Полидевк, кулачный боец,
объявится - не вытерпит, сперва переучивать возьмется, после показывать
новое, ну и (чем Мойры не шутят?!) застрянет в палестре на год-два...
Разные учителя понадобятся. И не только - воины. Кстати, прямо перед
отъездом Амфитриона явился в Фивы Лин, брат божественного Орфея. Вроде как
поселиться решил... Хвала Аполлону Мусагету [Мусагет - Предводитель Муз,
одно из прозвищ Аполлона], ежели так - лучшего наставника-кифареда и не
сыскать!
Молоды будущие учителя, молоды да горячи. Лину - тридцать один, самый
зрелый, Автолику - почти тридцать, Кастору - тому вовсе двадцать пять
сровнялось. Можно было и постарше сыскать - можно, да нельзя. Нашел
Амфитрион именно тех, кого хотел найти. Упрям и зол Кастор, хитер и
вынослив Автолик, Лин все Орфею его таланта простить не может, - сурово
учить будут, многого потребуют от детей, не пожалеют по малолетству,
послабленья не дадут.
Вот тогда, Олимпиец, поглядим - кто рассмеется последним! Все знают,
что Алкид - твой сын; и лишь мы с тобой, грозный Дий, Зевс-Отец,
Бронтей-громовник, знаем правду. Знаем; и оба будем молчать. Я - потому
что дороги мне жизни детей и жены (да и своя небезразлична). Ты - потому
что дороги тебе твоя честь и мужское достоинство. Да, я промолчу,
Олимпиец, я проглочу все слова, которые хотел бы бросить тебе в лицо;
Эльпистик уже заплатил за мой длинный язык крюком в собственном затылке -
хватит! Я промолчу. Я не буду улыбаться исподтишка в твоих храмах.
Но мы-то с тобой будем знать правду, Олимпиец, ночной вор!
К Данае ты явился золотым дождем, к Европе - быком, к Алкмене же ты
пришел мною - значит, мой облик тебе пришелся впору! По плечу, по росту,
по мерке... тесно не было, Громовержец?
И ты будешь вздрагивать, видя, что земной человек, смертный, сын
смертного, делает то, что должен был совершать полубог, сын великого
Зевса!
Да он и будет полубогом для всех, кроме нас с тобой...
Все свершится, все произойдет так, как ты хотел... только ты,
Олимпиец, тут будешь ни при чем!
Ведь так? Ну ответь, ударь молнией, громыхни с ясного неба!
Тебе нужен герой, равный богам?
Ты его получишь.
И это будет единственная месть, которую я, Амфитрион Персеид, могу
себе позволить.


9
Из-за очередного поворота дороги показались несколько глинобитных
хижин с тростниковыми крышами - деревня. Ничего особенного в ней не было,
во время походов Амфитрион повидал великое множество таких поселений - и с
ликованием встречавших победителя, и угрюмо молчавших; и черных,
сгоревших, с трупами на порогах бывших домов.
И вот таких, мирных, деловитых, похожих друг на друга, как близнецы,
в своих ежедневных заботах.
В другой раз Амфитрион проехал бы мимо, не задерживаясь, но сейчас
его внимание привлекла толпа людей на окраине деревни, с трех сторон
обступившая что-то - видимо, местный алтарь, потому что над ним поднимался
в небо густой, с копотью дым.
Амфитрион тронул за плечо возницу, и тот послушно придержал коней.
Тогда Амфитрион выбрался из колесницы и направился к толпе, заодно
разминая затекшие ноги.
На него никто не обратил особого внимания. Ну, остановился какой-то
богатый путник, захотел почтить богов вместе со всеми или просто решил
поглазеть - что с того?
- ...приношу эти тяжелые колосья, и плоды деревьев наших, и масло
благоуханных олив - тебе, юный полубог, Безымянный Герой, Истребитель
Чудовищ, сын державного Зевса и прекрасной Алкмены, твоей последней земной
женщины, о Дий-Тучегонитель...
Амфитрион вздрогнул от неожиданности, но этого никто не заметил, а
сам лавагет тут же привычно взял себя в руки, продолжая внимать седому
высохшему жрецу, чье лицо напоминало вырезанную из дерева маску.
- ...прими жертву нашу, герой-младенец, прими то, что приносим мы
тебе от чистого сердца, и пусть укрепится дух твой, и удесятерятся силы...
Жрец вещал что-то еще, но Амфитрион уже не слушал его.
Эти люди знали! Здесь, в отдаленной и глухой арголидской деревушке,
люди знали, что у его жены родился сын от Зевса; его, Амфитриона, позор
оборачивался для них надеждой на будущего героя, Истребителя Чудовищ, и
эти забитые крестьяне уже приносили ребенку жертвы, видя в нем грядущего
избавителя.
Им не нужен сын Амфитриона.
Им не нужен такой же, как они.
Им нужен герой-полубог.
Забитые селяне и грозный Зевс - им нужно одно и тоже.
"И они его получат, - озлобленно думал Амфитрион, садясь в колесницу
и хлопая возницу по спине. - Они забывают, что полубог в тоже время -
получеловек... Они получат героя!.."
Жрец продолжал бубнить свое, люди беззвучно шептали молитвы - а
возница уколол лошадей стрекалом, упряжка рванула с места в карьер, словно
почуяв настроение хозяина, и колесница Амфитриона (а следом за ней и две
другие) скрылась в облаке пыли за поворотом дороги.
- У них будет герой, - бормотал Амфитрион, сжимая тяжелые кулаки, -
будет... О Зевс-соперник, неужели это и есть твой ответ?!
Небо молчало и постепенно темнело.
Когда оно окончательно нахмурилось, а колесницы успели умчаться
далеко от арголидского селения - из сумрачных теней выбрались четыре
фигуры и направились к деревенскому жертвеннику, одиноко стоявшему посреди
ночной тишины.
Один из пришельцев, одетый в шерстяной фарос, неспешно шел впереди;
двое других, в коротких хитонах, подпоясанных простыми веревками, вели под
руки последнего - совершенно обнаженного мужчину средних лет, чье тело,
похоже, было натерто маслом, потому что кожа ведомого поблескивала,
отражая призрачный свет восходящей луны.
Голый мужчина дышал часто и тяжело, белки его вытаращенных от ужаса
глаз чуть ли не светились в окружающей темноте, но шел человек не
сопротивляясь, словно в трансе переставляя негнущиеся ноги.
И лицо его было лицом раба.
Идущий первым остановился у жертвенника, неторопливо огляделся по
сторонам, сгреб в кучу остатки хвороста у западной стороны алтаря,
подсунул под нее клок сена и ударил несколько раз кресалом. Брызнули
искры, вспыхнул робкий огонек - и костер начал разгораться.
Двое державших обнаженного мужчину, словно повинуясь неслышному
приказу, глухо завыли-замычали, но в их полузверином реве отчетливо
проступал внутренний ритм, засасывающий, отнимающий волю; вскоре они уже
раскачивались из стороны в сторону, как одержимые - лишь стоявший у алтаря
оставался недвижим.
И его сильный глубокий голос вплелся в песнь-вой, накладываясь и
перекрывая:
- Жертву прими, Избавитель, младенец, Герой Безымянный - жертву прими
не по воле отца твоего, но тех, кто древней Громовержца...
- Тартар! Слышу Тартар! - поддержали сразу два голоса. - Слышим, отцы
наши!.. недолго уже... недолго ждать...
- Волею Павших приносим мы жертву ночную, безмолвную дань по обычаю
пращуров наших - не тех, кто воссел на Олимпе, богами назвавшись, но тех,
кто низвержен до срока...
- Тартар! Слышу Тартар!..
Жрец в накидке еще выкрикивал какие-то слова - непонятные,
нечеловеческие - а двое его помощников уже опрокинули жертву спиной на
алтарь. У обнаженного мужчины от жара затрещали волосы, хребет его,
казалось, сейчас переломится, но он молчал и лишь глаза его расширились
еще больше от невероятного ужаса.
- Кровь нашей жертвы, рекою пролейся, кипящей рекою, впадающей в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.