read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Ты это понимаешь? ЕT закопают в землю, и она будет там гнить. Ясно это тебе?
- Ясно, - одним дыханием отвечает Катя.
- И ты тоже будешь гнить, когда умрTшь. Ты боишься гнить?
Катя кивает. Она старается не смотреть на белые глаза Зины и на дыру еT
раскрытого рта.
- А вот погляди сюда, - Ольга Матвеевна берTт Зину за ногу, подтаскивает еT
в сторону, как овцу, так, чтобы Катя могла видеть и отбрасывает край кофты.
Катя смотрит и, резко раздвинув колени, рвTт на земляной пол.
- Не узнаTшь? - смеTтся Ольга Матвеевна. - Ты это лизала? Смешно выглядит,
правда? Само на себя не похоже. А ну давай, поди, полижи.
Катя мотает головой, встаTт и отходит от рвотной лужи, вытирая рукавом рот.
- Что ж ты, малышка? - усмехается Ольга Матвеевна. - У мTртвой не хочешь?
Лижи, падло, - она вынимает из-за пазухи пистолет. - А то я сейчас и тебя
тоже. Вот, тут дырочка, видишь? Оттуда вылетит пчTлка, и прямо по башке.
Сильно, как кувалдой стукнет. Бац - и нету Кати. Что ты отворачиваешься?
Бац - и нету Кати. Навсегда нету, понимаешь?
- Ольга Матвеевна, я не могу, - шепчет Катя, закрывая глаза. Она ждTт
грохота и страшной боли, которая разобьTт ей голову. Она пытается
представить себе небытие, но не может, только усиливающиеся волны ужаса
заливают еT сжавшееся сердце. Ольга Матвеевна делает шаг и приставляет Кате
пистолет ко лбу. Его дуло кажется Кате ледяной трубой, ведущей прямо в
космос, по которой течTт непостижимый звTздный ветер.
- Открой глазки, - велит она. Катя знает, что если сделать это, Ольга
Матвеевна сразу еT убьTт. - Не бойся, зайчик, открой глазки. Я хочу только
посмотреть, как ты умираешь. Я ничего больше на свете не хочу. Мне правда
ничего больше не надо. Не веришь? Я обещаю тебе, что сразу после тебя я
сама застрелюсь. Засуну пистолет себе в рот и выстрелю. Вот, тут у меня
партбилет. На, посмотри. Я клянусь тебе на нTм, именем Партии. Ну
пожалуйста, открой глазки. Я умоляю тебя, - в голосе Ольги Матвеевны
послышались слTзы. - Ты не понимаешь, нас всего двое сейчас на свете, ты и
я. Никого больше нет.
Катя плачет из-под закрытых глаз. СлTзы она не вытирает, потому что думает,
что сейчас всT равно умрTт. Но холодный клюв, упTршийся ей в голову,
соскальзывает вниз.
- Ладно, живи, - чужим голосом произносит Ольга Матвеевна. - Раз не хочешь
по-настоящему, - голос еT срывается.
Катя прижимает ладони к лицу. ЕT сильно знобит.
- Гадина, - тихо всхлипывает Ольга Матвеевна. - Что же мне с тобой делать,
гадина?
5. Ангелы
Зину Ольга Матвеевна уволокла потом через дверь сарая куда-то в чTрный
горизонтальный колодец двора, чтобы она не начала вонять. Натекшее из еT
несчастного тела на землю заскребли носками сапог и притоптали, то место
потом поели и порыли крысы. Ночью Катя увидела Зину во сне, одетой в
ватник, она похожа была на мальчишку, губы у неT посерели, она курила и
молчала, а потом вдруг коснулась Кати рукой и это было очень больно, как
будто рука Зины была сделана из ледяного железа. Так ничего и не сказав,
она ушла, а Катя снова, привычно заплакала, не от жалости, а от абсолютного
своего одиночества. Зину ведь убили у неT на глазах, так и еT когда-нибудь
сделают мTртвой, и никто не поможет.
- Она же не любила тебя, - говорит ей Ольга Матвеевна. - Она просто хотела
кем-нибудь владеть, чтобы ты еT боялась. В этом разница - я не хочу, я могу
сделать с тобой всT, что угодно. Вот где начинается любовь. Ты понимаешь,
гадина? Я могу вот так взять и врезать тебе по морде. Даже товарищ Сталин
не может, а я могу. Я бы на тебя, зайка, целое ведро кипятка вылила, прямо
на голову, ты ведь такая прелесть!
И Ольга Матвеевна выливает ведро кипятка, только не на Катю, а на Лену
Мошкову из первого барака, привязав еT сперва к стулу в том же самом
подполье и исхлестав еT пряжкой своего военного ремня, так что на спине и
руках Лены вздуваются алые рубцы, проточенные кровью, и она признаTтся
Ольге Матвеевне, что состоит в тайном вредительском кружке, организованном
Зиной, что они читают брошюры Ленина, хранящиеся в красном уголке, задом на
перTд, заменяя "партия", "пролетариат", "коммунистический" и другие важные
слова ругательными, что они учат других девочек курить, непристойно
ругаться и заниматься онанизмом, что кружок их назывался "ЧTрная зоря", что
все они лижут Зине и по ночам органы выделения и размножения, устраивая
оргии, к которым принуждаются и те, кто не хочет, а под конец Лена выдаTт
всех своих сообщниц, общим числом девять душ. Надежда Васильевна тщательно
записывает все показания Лены в планшет, сидя на досках, пальцы еT мTрзнут
и постоянно перекладывают ручку поудобнее.
- Видишь, Надя, я ведь тебе говорила, что давно надо было устроить
следствие. Эта антисоветская сволочь никогда не станет на правильный путь,
- заявляет Ольга Матвеевна, глубоко выдыхая и отирая пот с лица. - Сколько
волка не корми, а он всT в лес смотрит, - стиснув от натуги губы, она
поднимает двумя руками с пола дымящееся ведро и опрокидывает его на
полураздетую, привязанную к стулу Лену, которая вздTргивается и визжит так,
что Катя затыкает уши, а Ольга Матвеевна ещT ждTт, пока она наорTтся и
надрыгается всласть, и только потом, когда Лена уже охрипла и кожа на ней
попузырилась и полопалась до кровавого мяса, особенно на спине, Ольга
Матвеевна берTт еT руками за волосы, зайдя сзади и, упрясь коленом в
исстTганную спину, сильно рвTт на себя, ломая девочке шею. Изо рта Лены
выплTскивается кровь, взбулькивая от воздуха, идущего горлом после
оборвавшегося предсмертного стона, и Надежда Васильевна мучается тяжTлым
сладостным спазмом живота, со стоном трясясь на досках, она зажмуривается и
ревTт, как больная скотина, а Ольга Матвеевна дTргает Лену ещT несколько
раз за волосы, внимательно прислушиваясь к хрусту еT позвонков. Потом
Надежда Васильевна отвязывает мTртвую девочку от мокрого дымящегося стула и
тащит еT за ноги землTй, лестницей, мимо Кати сараем, в холодную ночь.
На следующий день допрашивают Лиду Васильеву, тоже из первого, бедная Лида
сразу начинает плакать, как только ей велят раздеться, но упорно не
признаTтся во вредительстве, за что ей льют кипяток на ступни и колени,
потом Надежда Васильевна разводит в яме на полу огонь и жжTт Лиде
раскалTнной докрасна железкой грудь, и тогда Лида хриплым от крика голосом
признаTтся во всTм, она громко рассказывает, что есть ещT у вредительниц
свои пионерские звенья, а чTрные галстуки они рисуют у себя на груди
кусками угля, и что планируют ночью убить Макарыча кирпичом по голове и
бежать, уйти в лес, организовать банду и прорываться в тайгу, где до сих
пор бродит недобитая кулацкая сволочь, и что Зина говорила, будто у Ленина
есть сын, которого держат в застенках НКВД, а ему Ленин наказал перед
смертью всю правду, а Сталин хочет сына ленинского расстрелять, чтобы
правда погибла. И пока Лида всT это рассказывает, Ольга Матвеевна берTт и
засовывает ей раскалTнную железку сзади между ног, и ставит колено Лиде на
спину, чтобы прижать еT к железке животом, и Лида даже орать уже не может,
всю еT как свело, трясTтся только на стуле, раскрыв рот, а Ольга Матвеевна
кривится и глубоко железку всаживает, наклоняя Лиду коленом вперTд, хрипит,
лицо раскраснелось, а Надежда Васильевна как взвизгнет, и сама хвать эту
железку двумя руками.
- Что же она не воет, Ольга, - хрипит она, слюни изо рта, и на спину Лиды
капают. - Что не воет?
- Подогреть надо, дура, остыла уже, - отвечает ей Ольга Матвеевна, тоже
сильно задыхаясь.
Надежда Васильевна вытаскивает железку, из-под Лиды и суTт еT в огонь.
- Мама, - вдруг по-птичьи всхрипывает Лида. - Мама.
- Вот живучая тварь, - удивляется Ольга Матвеевна, ещT сильнее нажимая
коленом на склонTнную спину девочки. - Надя, ну что ты там возишься.
Когда Надежда Васильевна поднимается с корточек от костра и снова всаживает
под Лиду сзади конец железки, алый, как кремлTвская звезда, Лида не кричит,
она уже успела умереть.
- Подохла, сволочь, - со злым разочарованием, чуть не плача, стонет Надежда
Васильевна. - Вот падло, подохла.
- Ничего, Надюша. Не вечно же она терпеть может. Тебе бы так под жопу
всадить, вот бы выла, - Ольга Матвеевна устало смеTтся, подмигивая Надежде
Васильевне.
- Мне-то за что, я не враг народа, - обиженно хмурится та, гася сапогом
костTр.
- Нет? - лукаво улыбается Ольга Матвеевна. - Ну конечно, ты не враг. А если
всT равно, взять вот так - и под жопу? В качестве следственной ошибки? Лес
рубят - щепки летят, так, кажется, говорил товарищ Сталин?
- Шутки у тебя, Ольга, - тихо произносит Надежда Васильевна, отвязывая труп
Лиды от стула. - Скоро их, свиней, некуда класть станет.
- А мы их в лес потащим, - не унывает Ольга Матвеевна, сгребая тряпкой из
Лидиной одежды, прижатой к земле сапогом, кровавую грязь. - Там-то места
всем хватит. Даже нам с тобой.
Надежда Васильевна морщится и плюTт в землю.
Этой ночью Катя просыпается много раз, крики терзаемых девочек звенят в ней
непрекращающимся эхом, и всT время снится, будто Ольга Матвеевна рвTт за
волосы, ломает одной из них шею, а потом вдруг поворачивается к двери и
кричит: "Котова, а ты-то что? А ну вылазь!", а ведь она может, разве
знаешь, что ей в голову придTт. Катя не сомневается, что рано или поздно еT
тоже обольют кипятком, и невыразимый ужас стягивает еT своими ледяными
путами, вот так заставят раздеться и обварят, как курицу, потому что им
ведь всT равно, им никого не жалко.
А следующая по списку - Маша Калугина, увидев чайник с кипятком, она со
слезами молит, чтобы ничего не делали, но Надежда Васильевна крепко берTт
еT за плечи, а Ольга Матвеевна зажимает Машину руку под мышкой и аккуратно
льTт кипяток из чайника на пальцы, Маша вопит, бьTтся и топает по земле,
она выдаTт всех своих сообщниц, она кричит, что ходила ночью в парашу
плевать между ногами в яму и называть имена вождей коммунистической партии,
начиная со Сталина, а после имени Ленина надо было плевать три раза, и
другие девочки тоже ходили, а Люба Авилова говорила, что Ленин из мавзолея



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.