read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



человеком, которому на все решительно наплевать. Я не слышу ни плеска
воды, когда она моется, ни того, что она отвечает сестре, когда та говорит
с ней, но ее носик тогда словно заостряется и голубые глаза сужаются.
Однако мне кажется, что я читаю ее мысли. Я никогда не видела ее матери по
прозвищу Ева Браун, потому что она из Германии, - люди ведь так глупы! Мне
бы хотелось, чтобы она пришла к нам в гости. Я просила сестру пригласить
ее, но та ответила "Ее мать такая же дикарка, как и Эна".
После мытья девочка, взяв полотенце и ментоловые сигареты, идет во
двор, чтобы позагорать у колодца. Чуть позже в пижаме спускается Бу-Бу. Он
единственный целует меня по утрам и неизменно говорит: "А ты совсем не
меняешься". Затем готовит себе кучу бутербродов - с медом, маслом,
вареньем, еще с чем-то, и мать наливает ему кофе с молоком. Парень
добавляет туда ложку-две растворимого кофе, сока или какой-то бурды - ему
все нипочем. Всю эту еду он глотает, уставившись в одну точку, словно
думая о чем-то важном, и тогда напоминает Микки. Только Микки никогда не
был так прожорлив. Затем сам моет чашку, как его учили, на секунду
застывает перед стеклянной дверью, но все же откидывает занавеску, чтобы
увидеть лежащую у колодца девочку, и поднимается к себе в комнату.
Я вижу - да это легко понять и не только в моем возрасте, - что девочка
волнует его. Но он хорошо себя держит с ней. Я замечаю, что за столом он
всегда угадывает, что она хочет, она ведь плохо видит, и он передает ей
солонку с таким видом, будто ему противно смотреть, как она ее ищет. Но он
неизменно внимателен к ней, в то время как остальные сидят, уставившись в
телевизор. Мне кажется, что она все делает нарочно. Однажды, когда мы
остались одни, она написала: "У меня глаза - для декорации. Я даже своих
ног не вижу". - "Почему же ты не носишь очки?" - спрашиваю я. Она пишет:
"А мне плевать на ноги". Во всяком случае, она прекрасно во всем
разбирается и не видя. И ей приятно внимание Бу-Бу.
В прошлое воскресенье он спустился в новой красной майке с надписью
"Индиана Юниверсити". Всем она очень понравилась, а он только надул щеки,
словно ему противно, и сел, ни на кого не глядя. А спустя некоторое время
я видела, как он поглядел на нее иона затаенно улыбнулась. Чувствовалось,
что она рада и у них какая-то тайна. Я так думаю, что это она ему подарила
майку, никому не сказав, и не нахожу в этом ничего дурного. Между ними
только три года разницы, но для нес он словно младший брат. Своего брата у
нее ведь нет. Это-то я в состоянии понять. К тому же она сильно влюблена в
Флоримона. Она, как рассказывает сестра, кричит по ночам в его объятиях.
Я бы только поостереглась Микки, который постарше и всегда пялит глаза
не туда, куда надо: на ее скрещенные ноги или когда она наклоняется. Она
носит очень короткие юбки и платья. Я сказала ей об этом, а она лишь
рассмеялась и, как всегда, приподняла плечико. Но когда надевает
обтягивающие джинсы, это еще хуже тогда она словно голая. Надо признать,
что нынешние девушки одеваются довольно странно. Так что она не одинока.
Перед самой войной, когда мы снимали дачу в Сессе-Ле-Пэн, я тоже надевала
модные тогда штаны, но очень широкие, и в них плавала. Муж говорил, что
это очень шикарно. Возвращаясь с пляжа, мы с племянниками и сестрой, тогда
еще молодой девушкой, устраивались в саду, где было много роз, и заводили
патефон. Я словно и сейчас слышу запах розовых кустов. В то время я очень
любила пластинку "Плывет шаланда" в исполнении Лис Готи и песенку
Белоснежки:
Настанет, день, придет мой принц. Настанет день, он полюбит меня.
Не помню, кто ее исполнял. Кажется, Элиана Селис. Боюсь, что начинаю
все забывать и рано или поздно стану именно такой, какой уже меня считают:
слабоумной. Такой же была моя бабушка перед смертью. К счастью, она все
время смеялась, совсем позабыла дедушку, умершего на двадцать лет раньше.
Ничего не помнила. Господи, не допусти, чтобы со мной произошло то же
самое! Я до последней минуты буду помнить мужа, который держал меня за
руку и говорил: "Не бойся, Нин, не бойся". Умереть не больно, ведь разум
не действует. Сердце медленно замирает и останавливается. А потом может
случиться то, о чем в детстве говорила бабушка, - я встречу там много
знакомых.
По ночам, когда я не сплю, меня тревожит одна мысль. Мужу, когда он
погиб, было ведь сорок шесть лет. А мне сейчас шестьдесят восемь. Если
случится так, что я встречусь с ним в будущем году или через десять лет,
он ведь увидит меня старухой. Это ужасно. Но Бог, если он только есть, не
допустит этого, и я спокойна. Может быть, я снова стану такой, какой была
в то дивное лето в Сессе-Ле-Пэн, когда мы снимали там дачу. Цвет своих
широких штанов я не помню. Наверное, они были белые по тогдашней моде. Не
могу вспомнить и марку патефона. Запомнила только, что на крышке была
изображена собака. Все знают эту марку, но название только вертится у меня
на языке. И не помню, кто пел песенку Белоснежки. Может быть, Элиана
Селис, а может быть, нет. Господи, забыла марку патефона!
"Голос хозяина".
Надо теперь быть внимательнее. Думать, ничего не забывать, не дать
распылиться чудесным воспоминаниям. Едва я спросила у девочки, как она
четко ответила: "Голос хозяина". Я спросила: "Разве такие есть и сегодня?"
Она приподняла плечико и произнесла: "Пес слушает голос своего хозяина.
Это все знают". И еще, что-то еще произнесла так быстро, что я не поняла.
Я попросила взять бумагу из буфета. Она покачала головой и медленно
повторила, так что я все поняла: "Ты теряешь память, моя старушка. Ты
становишься кретинкой".
Она стояла напротив меня и видела, что я едва сдерживаю слезы. Я
сказала: "Ты злая. Да, ты очень злая". Тогда она наклонилась ко мне так,
что ее лицо было совсем рядом с моим, и четко произнесла: "В этом доме я
тебя люблю больше всех. Только ты теряешь память - и становишься
кретинкой". Сама не знаю, что я испытывала в ту минуту, может быть,
боялась, что сестра вернется на кухню. Девочка оделась, чтобы идти в мэрию
за метрикой для свадьбы. Она сказала: "Не показывай им, что память шалит.
Спрашивай меня". Я хорошо поняла ее, хотя и не слышала слов. Положив мне
руку на затылок, она поцеловала меня в щеку и сказала: "Я не злая. Я тоже,
понимаешь, становлюсь кретинкой". Я кивнула. Затем она ушла.
Я долго пробыла одна. Вернулась сестра и снова ушла. Она обрабатывала
огород или виноградник Пинг-Понга и Микки, уж не знаю. Мне все равно. Я
думала о девочке. Я убеждена, что когда она разговаривает со мной, то
делает это одними губами и ее никто не слышит. Она в тишине рисует слова
только для меня. У нас она несколько недель, а уже умеет объясняться со
мной лучше тех, кто знает меня всю жизнь.
Бу-Бу возвращается в конце дня первым. Делает себе огромный бутерброд с
ветчиной, маслом и рокфором. Сестра снова будет кричать, увидев, что
ничего не осталось для остальных. Он был в городском бассейне, и волосы у
него еще влажные. Мне он говорит что-то непонятное, но, судя по выражению
лица, приятное и не очень важное, а потом идет к себе читать о будущем.
Спустя некоторое время возвращается Эна. Я тотчас замечаю, что она
совсем другая, чем перед уходом. Краска на глазах исчезла, а взгляд
печален или того хуже. Она моет руки. Я спрашиваю ее, хотя она не смотрит
на меня: "Получила метрику? Покажи". Она быстро произносит какую-то
грубость. Я не поняла, что именно, но знаю - грубость. Затем, взглянув на
меня, поднимает плечико, вынимает из кармана красного жакета бумагу и
отдает мне. Это метрика, выданная в мэрии Брюске-Аррама. Она родилась 10
июля 1956 года. Через несколько дней ей будет двадцать лет. А зовут ее
Элиана Мануэла Герда Вик. Рождена от Паулы Мануэлы Вик, натурализованной
француженки, и от неизвестного отца.
Я некоторое время сижу молча. Она забирает листок и кладет обратно в
карман. Наконец я спрашиваю: "У тебя фамилия матери?" Ее загорелое лицо
словно без кровинки, а короткий носик заострился. Но глаза злые и полны
слез. Она отвечает: "Вам это неприятно?" Я почти слышу ее слова и говорю:
"Нет. Но объясни мне". Вытирая глаза тыльной стороной ладони, четко
произносит: "Объяснять тут нечего" - и уходит. Я же говорю: "Не огорчайся.
Я за тебя". Но она не слушает меня и идет к себе наверх.
Вечером мы сидим за столом. Она надела джинсы и темно-синюю водолазку с
рыбкой на груди. Флоримон рядом и не спускает с нее глаз. Он ест,
разговаривает с Микки, но все время смотрит на нее, чувствуя, что она
чем-то озабочена. Потом притягивает к себе и целует в волосы. Ясно, что
очень ее любит. Думаю, он тоже видел ее метрику и тоже задавал вопросы.
Наверное, она снова приподняла плечико, и тот сказал ей: "Ну и что
такого?" Я так думаю, что, когда девочка родилась, ее мать не была замужем
за Девинем, вот и все. Многие живут вместе всю жизнь, не будучи женаты.
Однако имя Девинь должно бы значиться в метрике.
Я спрашиваю: "Флоримон, когда ваша свадьба?" Он отвечает:
"Семнадцатого. В субботу". Наклонившись ко мне, сестра что-то говорит, но
я не понимаю. Видя, какая глупая у меня сестра, девочка улыбается и
повторяет губами: "Нужно десять дней на объявление в мэрии". Остальные с
удивлением смотрят на нее, и я понимаю, что не ошиблась: она лишь
артикулирует слова, как бы рисуя их для меня. Я киваю и говорю: "Голос
хозяина". Она смеется, смеется. И я за ней. Остальные смотрят на нас с
глупым видом. Говорю Флоримону: "Голос хозяина". Он ничегошеньки не
понимает, однако наш смех заражает и его, и он тоже начинает смеяться, а
за ним и Микки, ему только дай повод, и даже Бу-Бу, который поднял вилку,
спрашивая, что происходит.
Не смеется только сестра. Но от этого еще смешнее. От одного ее вида
заболеть можно. И мы это видим. Скажу вам, что уже в десять лет она была
превздорной девчонкой. Я кричу: "Белоснежное тело!" Тут уж Микки прыскает
так, что вино брызгает изо рта на скатерть, Флоримон отворачивается,
держась за живот, а ничего не понимающие девочка и Бу-Бу все равно смеются
во все горло. Им просто нехорошо становится. Но они ничего не могут с
собой поделать, я же начинаю кашлять, не в силах остановиться. Вот как все
получается. Ведь, в конце концов, не столь уж важно, почему, сделав
женщине ребенка, Девинь, которого я никогда не видела, потом отказался
признать его. Но - в мои годы надо было бы это предвидеть, - пока
остальные хохочут, девочка внезапно обрывает смех, ей совсем уже невесело,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.