read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Что вы думаете об этом письме? - взглянув на меня, спросил Трэдлс,
когда я перечитал письмо дважды.
- А что вы думаете об этом? - спросил я, ибо, нахмурившись, он все еще
читал послание мистера Микобера.
- Мне кажется, Копперфилд, оба эти письма заключают в себе нечто более
важное, чем обычные письма мистера и миссис Микобер, но что именно - не
понимаю. Они писали искренне и не сговариваясь между собой, я в этом не
сомневаюсь. Бедная женщина! - Это относилось к письму миссис Микобер; стоя
рядом, мы сравнивали оба письма. - Во всяком случае, мы должны пожалеть ее и
ответить - написать, что не преминем повидаться с мистером Микобером.
Я выразил согласие тем более охотно, что теперь упрекнул себя в
недостаточно внимательном отношении к ее первому письму. В свое время, как
уже упоминалось, я размышлял о нем немало, но я был слишком занят
собственными делами, да к тому же достаточно хорошо знал все семейство и, не
имея больше никаких известий, мало-помалу кончил тем, что перестал об этом
думать. О Микоберах я размышлял частенько, но главным образом о том, какие
"денежные займы" они сделали в Кентербери, а также вспоминал, что, поступив
клерком к Урии Хипу, мистер Микобер чувствовал себя не в своей тарелке при
встречах со мной.
Итак, я написал от имени нас двоих успокоительное письмо миссис
Микобер, и мы оба его подписали. По дороге в город, на почту, мы вели долгую
беседу с Трэдлсом и строили многочисленные предположения, упоминать о
которых не стану. Днем мы посовещались с бабушкой, но пришли только к
выводу, что не должны опаздывать на назначенное мистером Микобером свидание.
Хотя мы пришли в условленное место за четверть часа до назначенного
времени, мистер Микобер был уже там. Скрестив на груди руки, он стоял,
прислонившись к стене, и глядел на венчавшие ее острые зубцы так
мечтательно, словно это были переплетающиеся ветви деревьев, осенявших его в
юности.
Мы подошли к нему; вид у него был немного более смущенный и немного
менее элегантный, чем в былые времена. Для поездки он распростился со своим
черным костюмом законника, на нем были старый его сюртук и плотно облегающие
панталоны, но от непринужденности, с какою он носил их прежде, остались лишь
следы. Правда, разговаривая с нами, он мало-помалу вновь обретал былую
элегантность, но даже его монокль болтался как будто не столь изящно, как
раньше, а воротник сорочки хотя и был по-прежнему грандиозных размеров, но
как-то обвис.
- Джентльмены! Вы - друзья в несчастье, настоящие друзья! - воскликнул
мистер Микобер после обмена приветствиями. - Прежде всего позвольте
осведомиться о физическом благополучии миссис Копперфилд in esse {В
настоящем (лат.)} и миссис Трэдлс in posse {В будущем (лат.).}, полагая, так
сказать, что мистер Трэдлс еще не сочетался - на радость и на горе * - с
предметом своей любви!
Мы оценили его учтивость и ответили подобающим образом. Затем он
обратил наше внимание на тюремную стену и начал так: "Уверяю вас,
джентльмены..." - но тут я запротестовал против такого церемонного обращения
и попросил его говорить с нами так, как прежде.
- Ваша сердечность меня подавляет, дорогой Копперфилд! - сказал он и
пожал мне руку. - Ваше обращение с тем, кто является лишь обломком Храма,
называемого Человеком, - позвольте мне так назвать самого себя, -
свидетельствует о сердце, которое делает честь нашей природе. Я хотел
сказать, что вот сейчас обозревал мирный уголок, где протекли счастливейшие
часы моей жизни...
- Я уверен, это было благодаря миссис Микобер, - сказал я. - Надеюсь,
она в добром здравии?
- Благодарю! - ответил мистер Микобер, но лицо его слегка омрачилось. -
Она чувствует себя не очень хорошо. Вот тюрьма! - Мистер Микобер горестно
поник головой. - То место, где впервые на протяжении многих лет невыносимое
бремя денежных затруднений не оповещало о себе изо дня в день несносными, не
дающими прохода голосами! То место, где не было дверного молотка, стук коего
предупреждал бы о появлении кредитора. То место, где вам не угрожало
привлечение к суду, а те, кто вас засадил, не шли дальше ворот! Джентльмены!
- продолжал мистер Микобер. - Когда тени этой железной решетки, увенчивающей
кирпичные стены, падали на песок плаца, я видел, как мои дети пробираются в
этом сложном лабиринте, избегая наступать на затененные места. Мне знаком
каждый камень этой тюрьмы. Простите великодушно, если я не могу скрыть своей
слабости!
- С той поры, мистер Микобер, у нас у всех произошли в жизни перемены.
- заметил я.
- Мистер Копперфилд, - с горечью сказал мистер Микобер, - когда я
находился в этом убежище, я мог смотреть своему ближнему прямо в лицо, и
если он меня оскорбит, - пробить ему голову. Но больше я не нахожусь с моими
ближними на равной ноге!
Понурив голову, мистер Микобер повернулся спиною к тюрьме; опираясь с
одного бока на предложенную мной руку, а с другого - на руку Трэдлса, он
зашагал вместе с нами.
- На пути к могиле есть вехи, - продолжал мистер Микобер, умильно
взирая назад через плечо, - подле коих человек пожелал бы задержаться до
конца дней своих, если бы у него не было нечестивых стремлений. Такова и эта
тюрьма в моей переменчивой карьере.
- У вас плохое расположение духа, мистер Микобер, - сказал Трэдлс.
- Совершенно верно, сэр, - согласился мистер Микобер.
- Надеюсь, не потому, что вам не нравится юриспруденция? - продолжал
Трэдлс. - Вы ведь знаете, я юрист. Мистер Микобер ничего не ответил.
- Как поживает, мистер Микобер, наш друг Хип? - спросил я после паузы.
- Мой дорогой Копперфилд! - побледнев, возбужденно воскликнул мистер
Микобер. - Если вы считаете моего хозяина вашим другом, я могу только
сожалеть об этом, если же вы считаете его моим другом, я позволю себе
сардонически улыбнуться! Но кем бы вы ни считали моего хозяина, прошу не
принять за обиду, если я отвечу только одно: здоров он или болен, он похож
на лису, чтобы не сказать на дьявола... И прошу покорно разрешить мне как
частному лицу не распространяться на эту тему, которая приводит меня как
представителя моей профессии в состояние бешенства!
Я выразил сожаление, что, по неведению, коснулся темы, столь сильно его
взволновавшей.
- А могу ли я узнать, не повторяя той же ошибки, как поживают мои
старые друзья - мистер и мисс Уикфилд?
- Мисс Уикфилд всегда была и остается образцом совершенства, - ответил
мистер Микобер, и лицо его зарумянилось. - Она, мой дорогой Копперфилд,
единственная сияющая звезда на небосводе моего несчастного бытия. Эту
молодую леди я почитаю, я удивляюсь ее характеру, я преклоняюсь перед ней.
Какая сердечность, какая правдивость и доброта! Прошу вас, завернем
куда-нибудь. Право же, я в таком расстройстве, что не могу собой владеть!
Мы повели его в переулок, где он вытащил носовой платок и прислонился к
какой-то стене. Если я смотрел на него так же мрачно, как и Трэдлс, то едва
ли наше общество могло действовать на него ободряюще.
- Такова моя судьба! - воскликнул мистер Микобер, непритворно
всхлипывая, однако - не без оттенка былой элегантности. - Такова моя судьба,
джентльмены, что прекраснейшие черты человеческой природы являются для меня
укоризной. Уважение, которое я питаю к мисс Уикфилд, - это стрела,
пронзающая мою грудь. Лучше покиньте меня, и я отправлюсь странствовать по
лицу земли. Мои дела быстро уладит могильный червь!
Не вняв этому призыву, мы подождали, пока он не спрятал носового
платка: затем он оправил воротничок горочки и, дабы обмануть прохожих,
которые случайно могли на него взглянуть, начал напевать какую-то песенку и
сдвинул шляпу набекрень. Не желая терять его из виду, так ничего и не узнав,
я сказал ему, что с удовольствием познакомлю его с бабушкой, если он поедет
со мною в Хайгет, где к его услугам будет постель и ночлег.
- А вы, мистер Микобер, - сказал я, - приготовите нам стаканчик нашего
превосходного пунша, и приятные воспоминания помогут вам забыть теперешние
заботы.
- А не то, мистер Микобер, вы поведаете о них нам, если доверительные
сообщения вашим друзьям способны вам как-то помочь, - осторожно сказал
Трэдлс.
- Делайте со мной, джентльмены, все что хотите! - произнес мистер
Микобер. - Я - соломинка в пучине морской, я нахожусь во власти стихов!
Прошу прощенья, я хотел сказать - стихий.
Мы снова двинулись рука об руку, успели сесть в карету, которая вот-вот
должна была тронуться, и приехали в Хайгет без помех и приключений. Я был в
большом затруднении, не ведая, что мне сказать и как поступить; по всем
признакам в таком же затруднении был и Трэдлс. Мистер Микобер погружен был в
мрачное раздумье. По временам, правда, он пытался придать себе бодрый вид и
напевал какую-то песенку, но его глубокая меланхолия производила тем большее
впечатление, чем более ухарски он заламывал набок шляпу, вытягивая
воротничок сорочки чуть ли не до самых глаз.
Мы пошли не ко мне, а к бабушке, так как Дора чувствовала себя неважно.
Я послал за бабушкой, и она встретила мистера Микобера очень приветливо.
Мистер Микобер поцеловал ей руку, отретировался к окну и вытащил носовой
платок, испытывая тяжелую внутреннюю борьбу.
Мистер Дик был дома. По самой своей природе он был так преисполнен
сострадания ко всем, кому было плохо, и так быстро распознавал подобных
людей, что за пять минут по крайней мере раз десять пожал руку мистеру
Микоберу. Такое участие со стороны незнакомого человека столь растрогало
мистера Микобера, что при каждом пожатии он повторял: "О, это слишком, мой
дорогой сэр!" А это до того вдохновляло мистера Дика, что он, еще с большим
пылом, снова и снова пожимал руку гостю.
- Доброта этого джентльмена, сударыня, - обратился мистер Микобер к
бабушке, - если вы разрешите прибегнуть к несколько грубоватому выражению,
употребляемому в нашем национальном спорте, сбивает меня с ног! Такой прием,
право же, смущает человека, который, как я, сражается с затруднениями,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 [ 162 ] 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.