read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



несправедливость...
- Это невозможно. Никогда Джованни не будет несправедлив по отношению к
Джузеппе, зная, что тот может дать ему отпор, но этот Джованни скоро станет
в высшей степени несправедливым, обнаружив, что ему нечего бояться, кроме
законов, которых легко избежать. Скажу больше: без законов количество
преступлений возрастет, без законов мир превратится в один огромный вулкан,
изрыгающий из себя непрерывный поток самых отвратительных злодеяний, но я
утверждаю, что такая ситуация предпочтительнее, много предпочтительнее,
нежели то, что мы имеем сейчас. Я предвижу нескончаемые конфликты, войны и
столкновения, но это ерунда по сравнению с тем, что происходит под
недремлющим оком закона, ведь закон часто карает невинного, и к общему числу
жертв преступников добавляется масса жертв судейских ошибок и
злоупотреблений: дайте нам анархию, и жертв станет меньше. Конечно, и у нас
будут жертвоприношения, но свирепая слепая воля законов останется в прошлом.
Облеченный правом отмщения, угнетенный человек найдет быстрый, надежный и
экономичный способ наказать своего обидчика, не трогая никого другого.
- Однако, открывая двери произволу и монархии, вы неизбежно порождаете
жестокий деспотизм...
- Еще одно заблуждение: как раз злоупотребление законов приводит к
деспотизму деспот - тот, кто создает законы, кто по своему усмотрению
изменяет их и заставляет служить собственным интересам. Лишите деспота
возможности злоупотребления, и это будет конец тирании. Никогда не
существовало тирана, который бы не использовал законы для удовлетворения
своей жестокости если повсюду человеческие права будут распределены
равномерно, чтобы дать каждому возможность отплатить за причиненные ему
обиды, никакой деспот появиться не может, ибо он будет сброшен, как только
он поднимет руку на первую, жертву. Никогда тираны не появлялись во времена
анархии, они процветают лишь под прикрытием закона и достигают власти при
его помощи, приспосабливая затем закон к своим потребностям. Таким образом
под крылом закона царит произвол, таким образом законодательный акт хуже,
чем анархия, красноречивым свидетельством этого служит тот факт, что
правительство всегда стремится погрузить государство в пучину анархии, когда
намеревается ввести новую конституцию. Чтобы отменить прежние законы, оно
устанавливает революционный режим, в котором вообще нет никаких законов, и
из этого режима в конце концов рождаются новые законы. Но новое государство
бывает хуже предыдущего, ибо оно вырастает из него, ибо прежде чем достичь
своей цели - ввести конституцию, ему приходится вначале установить монархию.
Люди чисты и хороши только в естественном состоянии, как только они от него
удаляются, начинается их деградация. Так что выбросьте из головы мысль
улучшить людей через посредство закона, выбросьте как можно скорее.
Повторяю: при помощи законов вы породите еще больших негодяев, более хитрых
и порочных, но не создадите добродетельных людей.
- Но ведь преступления - это чума нашего времени, монсиньор. Чем больше
законов, тем меньше преступлений.
- Хорошенькая насмешка над здравым смыслом и больше ничего. Но если
серьезно, надо признать, что именно множество законов порождает множество
преступлений. Перестаньте считать, что преступен тот или иной поступок, не
создавайте законов, и преступления исчезнут.
- Я хочу вернуться к первой части вашего постулата: преступления,
говорите вы - это чума нашего времени. Какой софизм! Чумой нашего времени
уместнее назвать любой разрушительный механизм, угрожающий существованию
всех жителей земли, так давайте посмотрим, отвечают ли преступления этому
определению.
- Совершаемое преступление представляет собой отношения между двумя
людьми. Один совершает этот акт, второй служит его жертвой. Итак, мы имеем
двоих, один из которых счастлив, другой - несчастен, следовательно,
преступление не есть чума нашего времени, так как делая половину населения
земли несчастной, оно делает счастливой другую половину. Преступление - не
что иное, как средство, которое употребляет Природа для достижения своих
целей по отношению к нам, смертным, и для сохранения равновесия,
необходимого в мире. Одного этого объяснения вполне достаточно, чтобы стало
ясно, что не человеку дано карать преступление, ибо оно - дело рук Природы,
только она обладает над нами всеми правами, которых мы начисто лишены. Если
посмотреть под другим углом зрения, преступление - следствие страсти, и если
страсти, как я уже говорил, следует считать единственными пружинами великих
дел, необходимо поощрять преступление, дающее энергию обществу, и избегать
добродетели, которая подтачивает силы. Стало быть, не надо наказывать
преступление, напротив, надо способствовать ему, а добродетель вытеснить на
второй план, где в конечном счете похоронить ее под толщей презрения, какого
она и заслуживает. Конечно, мы не должны путать великие деяния с
добродетелями, очень часто добродетель отстоит неизмеримо далеко от великого
дела, а еще чаще великое дело представляет собой самое настоящее
преступление. Кроме того, великие дела необходимы, а добродетели - никогда.
Брут, добрейший глава своего семейства, был всего лишь туповатым и
меланхоличным малым, а тот же Брут, ставший убийцей Цезаря, осуществил
одновременно и преступление и великое дело: первый остался бы неизвестным
для истории, а второй сделался одним из ее героев.
- Выходит, по вашему мнению, можно прекрасно чувствовать себя посреди
самых черных преступлений?
- Как раз в добродетельной среде невозможен внутренний комфорт,
поскольку всем ясно, что это - неестественная ситуация, это - состояние,
противное Природе, которая может существовать, обновляться, сохранять свою
энергию и жизнестойкость только благодаря бесчисленным человеческим
злодеяниям, то есть самое лучшее для нас - постараться сделать добродетели
из всех человеческих пороков и пороки из всех человеческих добродетелей.
- Именно этим я и занимаюсь с пятнадцатилетнего возраста, - заметил
Браччиани, - и честно скажу вам, что наслаждался каждой минутой своей жизни.
- Друг мой, - сказала Олимпия, обращаясь к Киджи, - с вашими этическими
воззрениями, которые вы нам изложили, вы должны обладать очень сильными
страстями. Вам сорок лет - возраст, когда они проявляют себя с особой силой.
Да, наверняка вы совершили немало ужасов!
- При его положении, - сказал Браччиани, - будучи главным инспектором
римской полиции, он имеет достаточно возможностей творить зло._
- Не буду отрицать, - согласился Киджи, - что у меня исключительно
благоприятные возможности для злодейства не стану также убеждать вас, что
не использовал их в полной мере.
- Выходит, вы поступаете несправедливо, подстрекаете к
лжесвидетельству, фальсифицируете факты, - словом, используете доверенные
вам орудия Фемиды, чтобы наказывать невиновных? - спросила синьора Боргезе.
- И делая все, что вы упомянули, я поступаю в согласии со своими
принципами, поэтому считаю, что поступаю правильно. Если я полагаю, что
добродетель опасна в этом мире, почему я не должен уничтожать тех, кто ее
проповедует? С другой стороны, если я признаю порок полезной вещью, почему
не должен я помогать ускользнуть от закона тем, кто молится пороку? Я знаю,
что меня называют несправедливым, но пусть меня назовут еще худшим словом -
мне наплевать на общественное мнение: мое поведение совпадает с моими
принципами, и совесть моя спокойна. Прежде чем действовать таким образом, я
внимательно проанализировал свои взгляды, затем выстроил на их основе линию
жизни пусть весь мир клеймит меня, мне наплевать на это. Я действую
согласно своим убеждениям и за свои поступки отчитываюсь только перед самим
собой.
- Вот истинная философия, - с одобрением произнес Браччиани. - Я еще не
довел свои принципы до такой высоты, как это сделал синьор Киджи, хотя,
уверяю вас, они абсолютно схожи, и я осуществляю их так же часто и с такой
же искренностью.
- Монсиньор, - сказала Олимпия главе римской полиции, - вас обвиняют в
том, что вы слишком часто используете дыбу, причем, как говорят, особенно
подвергаете этой пытке невинных и лишаете их жизни таким зверским способом.
- Я постараюсь объяснить эту загадку, - сказал Браччиани. - Пытка, о
которой вы говорите, составляет главное удовольствие нашего озорника: он
возбуждается, наблюдая ее, и извергается, если пациент испускает дух.
- Послушайте, граф, - поморщился Киджи, - мне бы не хотелось, чтобы вы
превозносили здесь мои вкусы, я также не уполномочивал вас раскрывать мои
тайные слабости.
- Напротив, мы очень благодарны графу за такое пояснение, - с живостью
заговорила я, - Олимпии было весьма приятно услышать об этом, ибо от такого
необыкновенного человека многое можно ожидать со своей стороны, готова
признать, что и меня глубоко тронуло то, что я узнала.
- Мы были бы тронуты еще больше, - подхватила Олимпия, - если бы синьор
продемонстрировал нам свою любимую забаву.
- Почему бы и нет, - ответил распутник, - у вас есть под рукой
подходящий объект?
- Сколько угодно.
- Хорошо, но они, возможно, не обладают всеми необходимыми качествами.
- Что вы имеете в виду?
- Пациент должен быть истощен до крайности, безупречным в смысле
поведения и безропотен, - объяснил Киджи.
- И вы можете найти все эти качества в одном человеке? - удивилась
Олимпия.
- Разумеется, - уверил ее высший судейский чин, - мои тюрьмы полны
такими людьми, и если хотите, менее, чем через час, я доставлю сюда пациента
и все остальное, необходимое для того, чтобы вы получили это удовольствие.
- Вы можете для начала описать этот предмет?
- Молодая дама, лет восемнадцати, прекрасная, как Венера, на восьмом
месяце беременности.
- Беременная! - восхищенно воскликнула я. - И вы подвергнете ее столь
жестокому обращению?
- В худшем случае она погибнет, в сущности так оно всегда случается. Но
мне так больше нравится. Вместо одного вы получаете два удовольствия: этот
вид наказания называется "корова с теленком".



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 [ 162 ] 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.