read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



уходил из своей комнаты сегодня утром, я не очень-то был уверен, смогу ли я
отправиться к Хэму сам и сообщить ему о том, что, слава богу, произошло. Вот
я и написал ему письмецо и послал по почте и рассказал, как все было. И
написал, что завтра приеду, чтобы уладить там свои маленькие дела, - тогда
легче станет на сердце, - и, верней всего, попрощаюсь с Ярмутом.
- И вы хотите, чтобы я с вами поехал? - спросил я, чувствуя,, что он
чего-то не договаривает.
- Если бы вы были так добры, это их очень порадовало бы, я знаю, мистер
Дэви, - сказал он.
Моя маленькая Дора была в хорошем расположении духа и очень хотела,
чтобы я поехал, - я поднялся наверх и рассказал ей об этом, - а потому я
охотно обещал сопровождать мистера Пегготи. На следующее утро, заняв места в
ярмутской карете, мы отправились в хорошо известные мне края.
Вечером, когда мы шли по знакомой улице, - невзирая на мои протесты,
мистер Пегготи нес мою дорожную сумку, - я заглянул в лавку "Омер и Джорем"
и увидел там старого моего друга мистера Омера, курившего трубку. Мне не
хотелось присутствовать при встрече мистера Пегготи с сестрой и Хэмом, и
мистер Омер явился предлогом, чтобы задержаться.
- Как поживает мистер Омер после такой долгой разлуки? - спросил я,
входя в лавку.
Чтобы лучше меня разглядеть, он разогнал рукою облако табачного дыма и,
к большой своей радости, тотчас же меня узнал,
- Мне следовало бы, сэр, встать, чтобы поблагодарить вас за честь,
которую вы мне оказываете своим посещением, но ноги мои вышли из строя, и
теперь меня возят в кресле. Впрочем, если не считать ног и одышки, я, слава
богу, здоров.
Я поздравил его с тем, что у него бодрый вид и хорошее расположение
духа, и тут увидел, что кресло его на колесиках.
- Хитрая штука, правда? - спросил он, проследив за моим взглядом и
поглаживая рукой подлокотник кресла. - Легко на ходу, как перышко, а
надежно, как почтовая карета. Крошка Минни, да благословит ее бог! - это моя
внучка, дочка Минни, вы ведь знаете, - подтолкнет его изо всех своих
силенок, и мы катимся, веселы и довольны! И вот что еще скажу - не сыскать
другого кресла, в котором удобнее было бы сидеть да покуривать трубку!
Я никогда не встречал второго такого славного старика, как мистер Омер,
который способен был видеть вещи только с хорошей стороны и радоваться
этому. Он так сиял, будто и кресло, и его астма, и неподвижность ног были
только различными деталями великого изобретения, сделанного ради того, чтобы
он мог полнее наслаждаться своей трубкой.
- Уверяю вас, что, сидя в этом кресле, я узнаю мир лучше, чем когда бы
то ни было раньше, - продолжал мистер Омер. - Вы бы удивились, если бы я
рассказал, сколько людей заходит сюда в течение дня поболтать. Ей-ей! Да и в
газетах, с той поры как я уселся в это кресло, новостей раза в два больше,
чем раньше. Ну, и читаю же я, прямо бог знает сколько! Вот почему я и
чувствую себя таким здоровым. Ослепни я, что бы я стал делать? Стань я
глухим, что бы я стал делать? А ноги, какое это имеет значение? Да ведь
из-за ног, когда я мог ходить, я только больше задыхался. Теперь же, когда я
захочу выйти на улицу или подальше, на берег, мне стоит только позвать Дика,
младшего ученика Джорема, и я качу в собственной карете, как лондонский
лорд-мэр!
Тут он чуть не задохся от смеха.
- Да благословит вас бог! - продолжал он, снова принимаясь за трубку. -
Человек должен принимать и хорошее и плохое. Вот к чему в этой жизни он
должен приучаться. У Джорема дела идут прекрасно. Прекрасно!
- Очень рад, - вставил я.
- Я знал, что вы будете рады, - заметил мистер Омер. - Джорем и Минни -
как два голубка. Что еще человеку нужно? Какое значение имеют ноги по
сравнению с этим!
Он сидел и попыхивал трубкой и с таким великим пренебрежением говорил о
собственных ногах, что показался мне милейшим чудаком.
- А с тех пор, как я взялся за чтение, вы взялись за сочинительство,
хе-хе, не правда ли, сэр? - смотря на меня с восхищением, сказал мистер
Омер. - Какую прекрасную книжку вы написали! Какую интересную! Я прочитал ее
от слова до слова. А сказать, чтобы она меня усыпляла, - ни-ни!
Я засмеялся, выражая этим свое удовлетворение, но, признаюсь, такая
ассоциация показалась мне многозначительной.
- Даю вам честное слово, сэр, - продолжал мистер Омер, - что, когда я
положил это произведение на стол, эти три увесистых томика, - раз, два, три,
- я был горд, как Панч, при мысли о том, как я когда-то имел честь
познакомиться с вашим семейством. О боже мой, сколько времени с тех пор
прошло! Это было в Бландерстоне. Познакомился я с одним хорошеньким малышом,
а он лежал рядом с леди... И вы сами были тогда еще совсем юный. Боже мой,
боже мой!
Я перевел разговор на Эмили. Сказал, что не забыл, как он всегда ею
интересовался и хорошо к ней относился; потом я сообщил, как помогла ей
Марта вернуться к дяде. Я знал, что это будет ему приятно. Он слушал очень
внимательно и, когда я кончил, с чувством сказал.
- Я страшно рад, сэр! Давно я не слышал таких приятных новостей. Боже
мой! А что делать с этой несчастной молодой женщиной - с Мартой?
- Вы затронули вопрос, о котором я все время думал со вчерашнего дня, -
ответил я, - но пока, мистер Омер, ничего не могу сказать. Мистер Пегготи об
этом ничего не говорил, а я заговорить постеснялся. Уверен, что он об этом
помнит. Он не забывает о тех, кто добр и бескорыстен.
- Видите ли, если для нее что-нибудь делают, то я тоже хочу принять
участие, - продолжал мистер Омер. - Подпишите меня на сумму по вашему
усмотрению и сообщите мне. Я никогда не считал эту девушку безнадежно дурной
и рад, что она не такая. Минни тоже будет рада. Молодые женщины иногда любят
поспорить - ее мать тоже была спорщица! - но сердце у них доброе. Все это
одна видимость - ее злые слова о Марте. Почему Минни считала необходимым
делать вид, будто она совсем не такая, как есть, понятия не имею. Уверяю
вас, это одна видимость. А тайком от всех она стала бы ей помогать. Стало
быть, подпишите меня по вашему усмотрению, будьте добры. И черкните мне
несколько слов, куда послать деньги. Эх! Когда человек подходит к той поре
жизни, где начало с концом сходятся, когда его опять приходится возить в
колясочке, хоть он еще достаточно бодр, тут ему в самый раз и радоваться,
если он может для кого-нибудь сделать доброе дело. Ведь сам он доставляет
другим столько хлопот! Говорю я это не только о себе, сэр, потому я вижу,
что все мы, сколько бы нам ни было лет, спускаемся к подножию холма. Ведь
время-то ни на миг не останавливается! Стало быть, надо нам всегда делать
добрые дела и этому радоваться. Так-то!
Он выбил пепел из трубки и положил ее на выступ, сделанный специально
для нее в спинке кресла.
- У Эмли есть кузен, тот самый, за которого она должна была выйти
замуж, - продолжал мистер Омер, медленно потирая руки. - Хороший парень,
таких нет во всем Ярмуте. Иногда он приходит вечерком на часок поболтать со
мной или почитать вслух. Вот это, я бы сказал, доброе дело. Вся его жизнь -
добрые дела.
- Я его скоро увижу, - сказал я.
- Правда? Кланяйтесь от меня и передайте, что я чувствую себя хорошо, -
сказал мистер Омер. - Минни и Джорем на балу. Как бы они гордились встречей
с вами, если бы были дома! Минни, видите ли, совсем нигде не бывает, "ради
отца", как она говорит. Но сегодня я поклялся, что, если она не пойдет, я
улягусь спать в шесть часов. Поэтому, - тут мистер Омер затрясся от смеха,
восхищенный своей хитростью, - она и пошла с Джоремом на бал.
Я пожал ему руку и пожелал доброй ночи.
- Одну минутку, сэр! - сказал мистер Омер. - Если вы уйдете, не повидав
моего хорошенького слоненка, вы лишитесь самого занятного зрелища. Вы
никогда не видели такого представления! Минни!
Откуда-то сверху донесся тонкий, мелодичный голосок: "Я иду, дедушка!"
- и вслед за этим очаровательная крошка с длинными белокурыми вьющимися
волосами вбежала в лавку.
- Это мой слоненок, сэр! - приласкав девочку, сказал мистер Омер. -
Сиамской породы, сэр. А ну, слоненок!
Слоненок открыл дверь гостиной, и я увидел, что теперь эта комната
обращена в спальню мистера Омера, которого неудобно было переносить наверх;
потом слоненок, тряхнув длинными кудрями, уперся лобиком в спинку кресла
мистера Омера.
- Когда слон бросается на врага, он, знаете ли, бьет головой, -
подмигнул мистер Омер. - Ну, слоненок, раз! два! три!
По этому сигналу слоненок с непостижимой для такого крошечного зверька
ловкостью круто повернул кресло с мистером Омером и стремительно вкатил его
в гостиную, не задев косяка двери. Мистер Омер несказанно наслаждался этим
представлением и, повернувшись в своем кресле ко мне, смотрел на меня так,
словно видел торжественное завершение всех своих жизненных трудов.
Побродив по городу, я направился к дому, где жил Хэм. Пегготи
перебралась к нему совсем, а свой домик сдала внаем преемнику мистера
Баркиса в извозном деле, который хорошо заплатил ей за ее повозку, лошадь и
доброжелательство. Мне кажется, это была та же самая ленивая лошадка,
которой правил мистер Баркис.
Пегготи находилась в кухне, а с ней был мистер Пегготи, который привел
с собой миссис Гаммидж. Не думаю, чтобы кто-нибудь другой мог заставить ее
уйти из старого баркаса и покинуть свой пост. Было ясно, что мистер Пегготи
рассказал им все. Пегготи и миссис Гаммидж вытирали глаза передниками, а Хэм
только что вышел пройтись по берегу. Скоро он вернулся и, увидев меня, очень
обрадовался; мне кажется, им всем стало легче, когда я появился. Мы
поговорили - даже с некоторым оживлением, насколько это было возможно, - о
том, как разбогатеет мистер Пегготи в новой стране, и о чудесах, которые он
станет описывать в своих письмах. Мы не упоминали имени Эмили, но не раз
касались ее в разговоре. Самым спокойным из нас казался Хэм.
Но Пегготи, провожая меня со свечой в комнатку, где уже меня ждала



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 [ 168 ] 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.