read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Петрович на обсуждении. - Выбрались по чистой случайности. Должен особо
отметить выдержку и хорошую профессиональную подготовку практикантов
Заостровцева и Морозова.
Подробностей у него не выпытывали. Давно прошли времена, когда в
подобных случаях назначались комиссии, проводились дотошные расследования,
составлялись нудные акты. Давно уже медицина научно обосновала
недопустимость лишних расспросов пилотов, возвращающихся из тяжелых
рейсов. Достаточно того, что они сочтут нужным доложить.
Правда, кое-кто был удивлен. Командира Шевелева знали как человека
крайне скупого на положительные характеристики. Никто не помнил случая,
чтобы он в такой превосходной степени отрекомендовал необлетанных
новичков.
Морозову и Заостровцеву было объявлено, что рейс зачтен. Сам Платон
Иванович привинтил к их курткам значки космонавтов.
В общежитии их окружили товарищи. Володя помалкивал, зато Морозов
говорил за двоих. И практиканты, еще не сдавшие зачетных рейсов, слушали
его со вниманием. Они завидовали его удачливости и дерзкой фамильярности,
с которой он отзывался о Юпитере.

Пассажиры высыпали из рейсового и направились к вертолетной стоянке.
Хорошо было дышать не спецсмесью из дыхательного аппарата, а чистым,
привольным земным воздухом. Хорошо было идти не по изрезанной трещинами
лунной почве, а по зеленой траве, по земле, по Земле.
У вертолета Радий Петрович крепко пожал руки Заостровцеву и Морозову.
Здесь, в обычной куртке, без скафандра, командир "Апшерона" выглядел очень
земным. В его жестком, задубевшем от космических перегрузок лице появилось
нечто от доброго старшего брата.
- Запишите номер моего видеофона, ребята, - сказал он. - Буду рад вас
видеть.
Володя сел в вертолет с Морозовым. Не успела, однако, машина взлететь,
как он попросил Морозова опуститься.
- Что еще за причуда? - проворчал Морозов. - Что ты там потерял?
- Приземлись, - сказал Володя. - Видишь справа тропинку? Вот там.
Вертолет сел. Володя пошел по тропинке - вначале быстро, а потом все
более замедляя шаг. Морозов молча следовал за ним. Впереди было разрыто.
Поперек тропинки, вправо и влево от нее желтели кучи вынутого грунта. В
траншее копошились, выбрасывая песок, землеройные автоматы.
- Энергонный кабель, - сказал Морозов. - Наверно, будут ремонтировать.
Или укладывать новый.
Володя обернулся к нему, посмотрел широко раскрытыми глазами.
- Энергонный кабель, - сказал он. И вдруг засмеялся.

Отдых космонавта должен быть активным. Каждое утро Морозов тащил
Заостровцева к морю. Они плавали, прыгали в воду на пристежных крыльях,
ходили под парусом.
Но с каждым днем Морозову приходилось все труднее. Володя упирался, не
хотел покидать свою комнату. Небритый, осунувшийся, лежал на кровати с
закрытыми глазами - не то спал, не то думал о чем-то своем.
Он чувствовал, как обострилось в нем то, непонятное. Казалось, что
кабели, провода, беспроводные линии энергопередач - все, что густо
оплетает человеческое жилье, кричало ему в ухо, в мозг: "Я здесь!.. Мы
здесь!.." Он вздрагивал, когда щелкали обыкновенным выключателем. Невинная
магнитная подвеска для мыла била по нервам. Проходя по улицам городка, по
саду, он вдруг начинал ощущать каменную тяжесть в ногах - будто его
притягивали подземные сгустки металлических руд. Или неожиданно являлось
ощущение текучей воды.
Ему было страшно. Страшно от сознания, что он перестал быть нормальным.
Он читал - еще в детстве, - что были когда-то, в средние века, ведуны,
рудознатцы, искатели воды. Их услугами пользовались, но жизнь они кончали
в тюрьмах и на кострах. Было ли у них то же состояние, что теперь возникло
у него? Ах, если б кто-нибудь из них поднялся из глубины веков, чтобы
можно было его расспросить...
Он сторонился людей, не отвечал на видеофонные вызовы. Отказался от
встречи с Тоней. Зачем он ей нужен такой... ненормальный?.. Она может
только пожалеть. А сама испытает... гадливость, брезгливость... неприятное
чувство, какое порождает отклонение от нормы. Шестипалость, например... Он
не хотел ее жалости...
Бежать? Уйти от людей?
Да, остается только это...

В то утро шел дождь - несильный и приятный дождь, смывший жару
последних дней. Под его струями потемнели дома Учебного центра и как бы
посуровели на главном корпусе цветные фрески из истории завоевания
космоса. Мальчишки с радостными криками бегали босиком по лужам.
Морозов с завистью смотрел на них из окна своей комнаты. Хорошо им,
беззаботным, бегать под теплым дождиком. У него-то, Морозова, заботы не
переводятся. Вот он торчит здесь уже неделю, вместо того чтобы улететь в
Москву, повидаться с родителями, а потом махнуть куда-нибудь на Кавказ.
Странно: на лунном Кавказе был, а на земном - нет, не доводилось. Только
на фотографиях видел зеленые горы и голубые озера. "Погибельный Капказ" -
так, кажется, пелось в старинной солдатской песне.
А куда полетишь, куда денешься, если Заостровцев залег в своей комнате,
впал в оцепенение и не внемлет никаким уговорам? Уж как Морозов звал его
лететь вместе, ведь для его родителей Володя не чужой человек. Нет, не
хочет Заостровцев. Лишь одно твердит: "Уезжай, Алеша, тебе отдохнуть
надо". Вообще-то можно, конечно, вызвать врача из медпункта и оставить
Володю на его попечение. Даже лучше было бы так и сделать. Что толку от
него, Морозова? Ну, носит Володе какую-то еду, сидит в его затемненной от
солнца комнате и уговаривает, уговаривает... Но - нельзя вызывать врача. С
такой депрессией, в какую впал Володя, его живо отставят от космонавтики.
Тогда-то и пришла Морозову в голову мысль о Лавровском. Вот кого,
единственного, послушает Володя. Неловко, конечно, беспокоить такого
занятого человека. Да, может, Лавровский уже и позабыл случайного
попутчика, случайный разговор в Селеногорске? И все же Морозов решился:
набрал номер видеофонного вызова. Биолог, выслушав его, сразу согласился
приехать - тем более, что как раз у него были дела в Учебном центре.
И вот Морозов ждал его приезда.
Дождь между тем припустил и будто смыл ребятню с улицы. Пробежала
мокрая собака с поджатым хвостом. Улица опустела. Пусто в городке, пусто в
общежитии. Каникулы.
Третьего дня забежал к Морозову Костя Веригин. Звал в спелеологическую
экспедицию на Кавказ. Заманчиво: Кавказ! От Кости узнал он, что Марта
гостит у родителей Чернышева в Воронеже, а Инна Храмцова вдруг вылетела в
Петрозаводск, Ильюшка ее туда затребовал, и они там наверняка поженятся. А
что - ведь хорошая парочка! Он, Морозов, подтвердил: да, очень хорошая,
Илье просто необходимо, чтобы был рядом добрый и заботливый человек. "Это
всем нужно", - сказал Веригин. Ну, всем так всем. Он, Морозов, не
возражает.
Надоело ждать. Надоело смотреть на дождь. Морозов отошел от окна,
сорвал со стены гитару и повалился в качалку. Пальцы ударили по струнам. В
полный голос он запел песню тех времен, когда только начиналось освоение
дальних линий в Системе:
Оборотный воздух для дыханья,
Для питья - возвратная вода,
И хлорелла - чертово созданье -
Наша межпланетная еда!
От яростных аккордов дребезжали стекла. Морозов заорал припев:
Хлорелла, хлорелла, хлорелла,
Куда мне уйти от тебя...
Тут он умолк: в открытых дверях стоял Лавровский, босой, в подвернутых
брюках. Туфли он держал в руке.
- Прекрасный дождь, - сказал Лавровский высоким голосом. - Ничего, если
я у вас немножко наслежу?
- Да сколько угодно! - Морозов сорвался с места. - Садитесь в качалку.
Лев Сергеевич!
Лавровский оглядел стены, размашисто расписанные знаками зодиака.
- У вас очень мило. А я, знаете, с удовольствием прошелся босиком. - Он
сел, все еще держа туфли в руке. Обтер платком мокрое лицо, остро взглянул
на Морозова. - Ну, так что стряслось с вашим другом?
И Морозов, сев напротив, рассказал о происшествии у Юпитера. И о
тропинке возле космопорта рассказал, но оказалось, что Лавровский о
тропинке знает.
- Сориентировался в Ю-поле, - повторил биолог. Некоторое время он сидел
в глубоком раздумье, потом спросил: - Вы давно знаете Заостровцева? Ах, с
детства! Прекрасно. Проявлялась ли у него в детстве вот эта... ну,
необычность поведения?
- Н-нет, все было нормально... - Морозов помолчал немного. - Помню
только, когда погибли на Плутоне его родители, он как бы окаменел... мы
вместе смотрели передачу...
- Сильнейший стресс, - пробормотал Лавровский, выспросив подробности. -
Да, понятно... И после того случая ничего подобного вы за ним не замечали,
так? До последнего происшествия, так? Теперь скажите-ка, Морозов,
напрягите память и внимание: не произошло ли накануне вашего зачетного



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.