read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


И он, протянув руку, показал на освещенный солнцем обрыв, изрезанный
тонкими линиями оврагов. Над обрывом, наклонившись, нависла грибообразная
вершина.
- Неприступная, так называемая Прямая стена! - сказал я с невольным
уважением.
Во мне проснулось чувство альпиниста, вернее селениста, потому что я не
раз участвовал в восхождениях на лунные горы.
- К сожалению, пока - да, - с грустью сказал Руделик. - Я четыре раза
ходил туда с братом. Но все еще не сдаюсь.
- И правильно, - сказал я. - Там козырек, пожалуй, выступает метров на
тридцать?
- На сорок метров, - уточнил Руделик. - Теперь я думаю, что если бы
попытаться подняться в пятый раз вон там, где виднеется небольшое
углубление... Видишь?
- А может быть, оно упирается в тупик? - заметил я и хотел подойти
ближе, чтобы повнимательнее рассмотреть это место, но физик с виноватой
улыбкой взял меня за руку.
- Дальше нельзя, а то набьешь шишку! - сказал он. Я остановился. Мы
ведь были не на Луне...
- Ну, и что ты тут теперь делаешь? - спросил я.
- Да ничего. Просто смотрю. Меня это место очаровало... Что же вы
стоите, садитесь, пожалуйста. Вот здесь, - указал он на выступ над
пропастью.
Мы последовали его совету.
- Хорошая у тебя квартира, - улыбнулся я, не отрывая взгляда от
первозданного лунного пейзажа, напоминавшего извержение вулкана, окаменевшее
в неподвижности и застывшее так навеки. - И мебель приличная, - добавил я,
постукав по скале, которая отозвалась, как ящик, гулким эхом.
Руделик коротко рассмеялся.
- Когда я был в последний раз здесь, вернее - там, - после недолгого
молчания продолжал он, - мне в голову пришла одна мысль. Потом я забыл ее и
подумал, что следует вернуться туда, где она впервые появилась: может быть,
она вновь придет в голову. Знаете, есть такая старинная примета...
- Ну, и что же?
- Мысль не появилась, но убрать этот вид мне было трудно... Однако,
кажется, уже пора?
Он наклонился над пропастью так, что я невольно ощутил противную дрожь
и протянул к нему руку. Вдруг весь лунный пейзаж исчез, словно на него
подули. Мы сидели в небольшой треугольной комнате на письменном столе,
свесив ноги вниз. В углу стоял математический автомат, покрытый эмалью
янтарного цвета. Низко на стене висела фотография: наклонившись, я узнал
горный хребет на Луне, который мы только что видели "в натуре". Снимок был
невелик, но местность, изображенная на нем, поражала дикой красотой.
- Ты совершал туда восхождения четыре раза? - спросил я, не сводя глаз
с фотографии.
- Да.
Руделик взял снимок в руки и стал рассматривать его внимательно,
немного наморщив брови. "Как будто рассматривает чей-то портрет", - подумал
я. Ребра скалы на снимке были не больше, чем складки на его лице, но
напоминали ему места, где он упорно боролся, атаковал, отступал...
- Битва за жизнь, - пробормотал я. Он отложил снимок и бросил на меня
быстрый взгляд.
- А ты занимаешься альпинизмом? - спросил он. Я утвердительно кивнул в
ответ. Он оживился:
- Мой брат говорит - мы можем небольшим атомным зарядом стереть с лица
Земли целую горную цепь, потому что мы - владыки природы. Но иногда
возникает желание: дать ей время от времени равные возможности. Чтобы
бороться с ней один на один, без механических союзников. Так говорит мой
брат. Но я бы дал этому другое определение. На Земле мы находимся в таком
положении, что малейшее наше желание мгновенно исполняется. Нам покорны горы
и бури, пространство в любом направлении открыто перед нами. Но человеку
всегда хочется находиться на границе возможностей, там, где уже
исследованное, изученное соприкасается с тем, что еще не освоено. Поэтому мы
и стремимся в горы.
- Может быть, - согласился я, - но чем же объясняется всеобщий интерес
к лунным экскурсиям? Ведь у нас на Земле тоже достаточно много высоких гор,
взять хотя бы Гималайский заповедник.
- Вот именно, заповедник! - стремительно возразил Руделик. - А я должен
тебе сказать, что всегда предпочитал кататься на лыжах на лунах Нептуна, а
не в Альпах, хотя по нашему земному снегу куда лучше скользить, чем по
замороженному газу. И все же я, как и многие другие, предпочитал прогуляться
на спутник Нептуна. А почему? Да потому, что дикий характер горных районов
Земли не совсем натурален. Они существуют только потому, что таково наше
желание: мы сохраняем их неприкосновенность. Значит, несмотря на их
кажущуюся дикость, они составляют часть нашего "окультуренного" окружения. А
на спутниках других планет ты сталкиваешься с природой во всей ее
первозданности.
Неожиданно в разговор вмешался молчавший до сих пор Тер-Хаар:
- Не знаю, может быть, у меня слишком сильно развит инстинкт
самосохранения или я страдаю самой обыкновенной трусостью, но, признаюсь, я
не люблю карабкаться по горам. Альпинизм никогда не привлекал меня.
- О, это не имеет ничего общего с храбростью, - сказал Руделик. - В
свое время в пустынях Плутона работала исследовательская экспедиция...
Он внезапно замолчал и с новым любопытством посмотрел на меня.
- Твой отец врач? - спросил он.
- Да.
- Я знаю его.
Я ожидал, что он продолжит разговор на эту тему, но он возвратился к
тому, о чем уже начал рассказывать.
- Экспедиция, кажется, искала месторождения каких-то ископаемых. По
окончании работ все ракеты улетели, кроме одной, экипаж которой должен был
демонтировать и забрать оборудование. Эта работа по какой-то причине
затянулась, и кислорода в ракете осталось лишь столько, чтобы добраться до
ближайшей звездоплавательной станции Нептуна. Но в тот день, когда ракета
должна была двинуться в путь, один из членов экипажа отправился собирать
зонды для определения космического излучения, размещенные на окружающих
скалах. Он тоже не любил лазать по горам, но это была его обязанность. На
одном из склонов он оступился и в нескольких местах сломал себе ногу.
Вдобавок он разбил телеэкран и не мог известить остальных о случившемся.
Восемнадцать часов он полз до ракеты. Потом он рассказывал: "При малейшем
движении боль так усиливалась, что я не раз терял сознание. Если бы я был
уверен, что товарищи улетят раньше, чем кончится запас кислорода, я бы умер,
а не двинулся с места. Но я знал, что они не улетят, а будут искать меня и,
если это затянется, им не хватит кислорода на обратный путь. Значит, сказал
я себе, надо дойти..."
- Его, конечно, ждали? - сказал я.
- Разумеется. Кислород подходил к концу, но они по пути встретили
ракету безлюдного патруля, и та снабдила их кислородом. Видишь, Тер-Хаар,
человек, о котором я рассказал, тоже не любил ходить по горам. Нет никакой
связи между такой чертой характера, как храбрость, и любовью к альпинизму.
- Ты знал этого человека? - спросил я.
- Нет. Его знал твой отец, - ответил Руделик, - Твой отец был врачом
этой экспедиции и лечил его.
- Когда это было?
- Давно, лет сорок назад.
Тишину прервал Тер-Хаар.
- Знаете ли вы, - спросил он, - почему девиз ракетных пилотов - пламя?
- Их знак - серебряная вспышка на черном поле, - сказал я. - Там еще
есть какие-то слова, кажется - "Сквозь пламя". По-моему, это легко
объяснимо: ведь пламя, огонь является источником движения ракеты.
- Возможно, - возразил Тер-Хаар. - Но пилоты любят объяснять это иначе.
Существует легенда, которую мне рассказывал Амета. Ты знаешь Амету? Нет?
Тебе следует познакомиться с ним. Так вот, ракетные полеты начались в
двадцатом - двадцать первом веках. Были жертвы. Рассказывают, что одна из
ракет, отправлявшихся на Луну, была в момент старта охвачена огнем. На ней
вспыхнули сразу все баки с горючим, занимавшие тогда девять десятых всего
объема ракеты. Пилот мог бы сбросить резервуары с горючим, охваченные огнем,
но они в таком случае упали бы на город. Поэтому он лишь увеличил скорость.
Он сгорел, но сквозь пламя вывел ракету за пределы Земли. Вот откуда эти
слова.
- Так ты знаешь моего отца, - сказал я, прощаясь с Руделиком. - Жаль,
что мы сказали о нем всего лишь несколько слов. Может быть, ты расскажешь
когда-нибудь о нем побольше?
- Конечно, - ответил он, пожимая мне руку. - Но мне кажется, что мы все
время говорили о нем.
Идя рядом с Тер-Хааром под лампами коридора, изливавшими желтоватый
свет, я был так занят собственными мыслями, что совсем не замечал встречных.
Пройдя Улицу физиков, мы очутились в том самом полукруглом зале, с которого
я начал свое путешествие. Тер-Хаар сел на скамейку под белой статуей и
спросил меня с улыбкой:
- Ну как, хочешь еще?
- Чего? - спросил я, возвращаясь к действительности.
- Людей. Людей "Геи".
- Конечно.
- Хорошо. Куда же мы двинемся?
Он встал и, показывая открывавшиеся перед нами пролеты коридоров,
сверкавшие всеми цветами радуги, заговорил торжественно, словно рассказывая
какую-то сказку:
- Пойдешь направо - увидишь чудо... ты уже увидел его, - быстро добавил
он обычным голосом. - Пойдешь прямо - узнаешь тайну... Ну, пусть будет



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.