read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



рукой он провел по ее волосам, зрячий глаз его словно впивал ее лицо, на
котором читался испуг. Она заставила себя посмотреть ему в глаза - уж это-то
она может для него сделать.
- Никто, значит, никогда не говорил тебе, - сказал он, поглаживая ее, -
какая ты пикантная штучка.
Таким уж он сам себе виделся: учитель, учитель житейской мудрости, В ту
весну и лето 1961 года они встречались в основном чтоб поболтать, а не
затем, чтобы лечь в постель. Зная, с каким презрением Джерри относится к
Ричарду и как гордится самим собой, Руфь понимала, что изменяет мужу не
тогда, когда отдается другому, ибо ей решать, кому дарить свое тело, а когда
рассказывает о тайном страхе, который снедает Джерри и которым он делится
только с ней.
- Он говорит, что видит всюду смерть - в газетах, в траве. Он смотрит на
детей и говорит, что они высасывают из него жизнь. Говорит, что их слишком
много.
- А он когда-нибудь ходил к психиатру? - Ричард зацепил палочками кусочек
водяного ореха и отправил в рот. Они сидели в китайском ресторане ярким
июльским днем. Занавески на окнах были задернуты, отчего казалось, что за
окном не полдень, а янтарный вечер.
- Он презирает психиатрию. Из себя выходит, стоит мне намекнуть, что у
него со здоровьем не все в порядке. Когда я говорю, что не боюсь смерти, он
называет меня духовно неполноценной. Говорит, я не боюсь, потому что лишена
воображения. Под этим он, видимо, подразумевает, что у меня нет души.
Ричард, потягивая мартини - третий по счету, - почесал костяшкой пальца
нос.
- Вот уж никогда не думал, что этот малый до такой степени псих. Я бы
попросту списал его как депрессивного маньяка, если бы не эти мысли о
смерти, - тут уж пахнет психопатией. А на его работе это не отражается?
- Он говорит, что по-прежнему в состоянии работать, хотя у него уходит на
это в два раза больше времени, чем раньше. Он ведь сейчас, главным образом,
ходит по совещаниям да поставляет идеи, а осуществляют их другие. Он уже не
рисует дома, а мне жаль. Даже в ту пору, когда все его работы возвращали нам
по почте, приятно было видеть его за делом. Он всегда рисовал под радио -
говорил, это помогает ему наносить краску.
- Но Эла Каппа из него все-таки не
вышло.
- Он никогда к этому и не стремился.
- Мне нравится твоя лояльность, - сказал Ричард: в тоне его звучала
непоколебимая самовлюбленность - черта, характерная для обоих Матиасов.
У Руфи перехватило дыхание, и она уставилась в тарелку: она ведь была так
далека от мысли, что совершает страшную ошибку.
- Лояльности тут маловато, - сказала она. - У меня сейчас такое чувство,
будто мы с тобой проникли в его мозг и сделали его еще хуже. Он говорит - я
отсутствую.
- Где отсутствуешь?
- Меня нет. Нигде. Нет с ним. Ну, ты понимаешь.
- То есть ты чувствуешь себя теперь моей, а не его?
Ей не хотелось показывать Ричарду, сколь неприятна ей эта мысль, да и
сама терминология. Она сказала:
- Я не уверена, что я вообще чья-либо. Возможно, в этом моя беда.
Крупинка риса прилипла к его нижней губе, точно окурок.
- Попытайся объяснить, - сказал он, - что это за ерунда насчет твоего
отсутствия. Ты хочешь сказать - в постели?
- Я стала лучше в постели. Благодаря тебе. Но, похоже, это не имеет для
него значения. Прошлой ночью, после всего, он разбудил меня около трех и
спросил, почему я его не люблю. Оказалось, он бродил по дому, читал Библию и
смотрел всякие страсти по телевидению. У него бывают такие приступы, когда
ему трудно дышать лежа. У тебя рисинка на губе.
Он смахнул ее нарочито подчеркнутым жестом, показавшимся Руфи комичным.
- И давно у него эти неприятности с дыханием? - спросил он.
- Это появилось еще до того, как у нас с тобой началось. Но лучше ему не
стало. Я почему-то думала, что станет. Не спрашивай - почему.
- Так. Значит, я спал с тобой, чтобы избавить Джерри от астмы. -
Саркастический смех у Ричарда звучал не очень убедительно.
- Не передергивай, пожалуйста.
- Я и не передергиваю. Ведь совершенно ясно, на что ты намекаешь. Ты
намекаешь, что я для тебя - эдакий козел отпущения. Не извиняйся. Все эти
годы я был козлом отпущения для Салли. Что ж, теперь могу сыграть эту роль и
для тебя.
Он молил ее сказать, что она его любит. А она не могла заставить себя
произнести эти слова. Она всегда знала, что у них с Ричардом нет будущего,
но только сейчас поняла, сколь кратковременно их настоящее. Его голова в
янтарном свете казалась огромной - неестественная, непропорциональная
голова, надетая поверх настоящей, из которой глухо, словно из бочки,
вылетали слова.
- Надоело мне все, - сказала вдруг она. - Не создана я для романов. Все
лето у меня были нелады с желудком, и я чувствую себя ужасно подавленной
после наших встреч. А он мою ложь даже и не слушает. Я все думаю: если бы он
знал, развелся бы он со мной?
Ричард резко, со стуком опустил палочки на пустую тарелку,
- Никогда, - сказал он. - Он никогда не разведется с тобой - ты ведь для
него как мать. А человек, черт возьми, не разводится со своей матерью. - В
его словах была такая безнадежность, что ей захотелось плакать; должно быть,
он почувствовал это, ибо голос его зазвучал мягче.
- Как жратва - понравилась? Похоже, чоу-мейн был консервированный.
- Мне все показалось вкусным, - решительно заявила Руфь.
Он накрыл ее руку ладонью. Ее поразила схожесть их рук: его рука была
слишком для него маленькая, а у нее - слишком для нее большая.
- Ты очень выносливая, - сказал он. Это прозвучало и как комплимент, и
как прощание.

***
Окончательно она порвала с ним в сентябре, Джерри напугал ее, услышав
часть их телефонного разговора. Она думала, что он подметает задний двор. А
он неожиданно появился из кухни и спросил:
- Это кто, звонил? Ее охватила паника.
- Да так, ерунда. Одна женщина из воскресной школы спрашивала, собираемся
ли мы записывать Джоанну и Чарли.
- Слишком они там стали деятельны и назойливы. Что ты сказала?
- Я сказала - конечно, собираемся.
- Но я слышал, ты сказала - нет.
А Ричард спрашивал, не согласится ли она пообедать с ним на будущей
неделе.
- Она спросила, собираемся ли мы водить и Джоффри.
- Конечно, нет, - сказал Джерри, - ему ведь еще нет и трех. - И, сев за
стол, принялся листать субботнюю газету. Он всегда открывал ее на странице с
комиксами, словно надеясь найти там себя. - Почему-то, - сказал он, не глядя
на нее, - я тебе не верю.
- Но почему же? Что ты такое услышал?
- Ничего. Все дело в твоей интонации.
- Вот как? А какая же у меня была интонация? - Ей хотелось хихикнуть.
Он смотрел куда-то в пространство, словно решал некую эстетическую
проблему. Он выглядел усталым, юным и тощим. Волосы у него были слишком
коротко пострижены.
- Не такая, как всегда, - сказал он. - Более теплая. Это был голос
женщины.
- Но ведь я и есть женщина.
- Когда ты говоришь со мной, - сказал он, - голос у тебя совсем
девчоночий.
Она хмыкнула и стала ждать следующего, более сильного удара. А он снова
углубился в изучение страницы с комиксами. Ей захотелось обнять этого
слепца.
- Такой ясный, холодный, девственный, - добавил он. У нее исчезло желание
его обнимать.
Как-то на следующей неделе она поехала за покупками в маленький торговый
центр Гринвуда. Во всех витринах была выставлена одежда для школьников, а у
Гристеда пахло яблоками. Воздух над телефонными проводами, казалось,
выстирали и заново повесили. Полисмены снова надели форму с длинными
рукавами. Над входом в магазин мелочей сняли полотняный навес. Направляясь к
своему ?фолкону? с двумя бумажными пакетами, полными продуктов, она увидела
возле парикмахерской ?мерседес? Ричарда. Она замедлила шаг, проходя мимо
открытой двери, из которой запах бриллиантина выплескивался на панель, и
увидела его - широкий, грузный, в своей обычной клетчатой рубашке, он сидел,
ожидая очереди. Сердце ее устремилось к нему - ей не хотелось, чтобы он
стригся. Ричард увидел ее, выбросил сигарету и, поднявшись с кресла, вышел
на улицу.
- Не хочешь чуть-чуть прокатиться?
Это ?чуть-чуть? прозвучало для нее укором. Она ведь избегала его. Он
стоял, моргая на ярком солнце, незащищенный, неуверенный в следующем шаге, -
неприкаянный призрак, оставшийся от развеявшегося сна. Как странно, подумала
Руфь, что можно спать с человеком и видеть в нем лишь постороннего человека
- не больше. Она пожалела Ричарда и, согласившись прокатиться, поставила на
переднее сиденье пакеты с покупками - громоздкие и шуршащие, словно
старухи-компаньонки. В его машине знакомо пахло немецкой кожей,
американскими конфетами, пролитым вином... Ричард выбрался из центра и повел
машину мимо типичных коннектикутских домиков, глубоко и плотно упрятанных в
одеяла зелени, - к городской окраине, где вдали от воды еще сохранился
заповедный редкий лес.
- Я скучаю по тебе, - сказал он. Руфь почувствовала, что не может не



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.