read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



съезд.
Он имел адрес, по которому следовало явиться в Петербурге: Николаевская
улица, дом No 33, квартира зубного врача Лаврентьевой. Такова была явка для
делегатов съезда.
Крамольников поднялся по лестнице, позвонил. Дверь, как потом
выяснилось, открыла сама Лаврентьева.
- Мы объединяемся в партию, - произнес Крамольников.
Это был пароль.
- Долой бонапартизм, - ответила Лаврентьева, и это был отзыв.
После такого обмена условными фразами Лаврентьева впустила
Крамольникова в переднюю и дала новый адрес: Малая Монетная, дом 9а,
квартира Марии Петровны Голубевой.
Землячка упоминает ее в своих письмах.
В 1904 году Голубева работала в Организационном комитете по созыву
Третьего съезда, а в октябрьские дни 1905 года в ее квартире находился штаб
Петербургского комитета, хранились револьверы и бомбы. Позднее Мария
Петровна руководила подпольной типографией.
Голубева приняла Крамольникова, но и это был далеко не конец,
Крамольников получил еще один адрес.
Только на третьей квартире Крамольников нашел представителя БКБ и
встретился там с делегатом Северного комитета Романовым.
Представитель Бюро выдал Крамольникову и Романову на дорогу семьдесят
пять рублей и приказал ехать в Ригу, дал новую явку, где они должны были
представиться некоему Папаше - Максиму Максимовичу Литвинову.
Литвинов, непревзойденный мастер конспирации, подробно разъяснил, как
перебраться через границу.
Да, все было как в детективном романе: ночь, граница, контрабандисты...
- Только я вас очень прошу, товарищи, не портите мне границы, -
предупредил их Литвинов. - Не переплачивайте лишних денег, через границу
приходится переправлять десятки людей.
Крамольников обиделся, а Романов так даже рассердился:
- Мы же профессиональные революционеры, неужели не знаем цену партийным
деньгам?
В ответ Литвинов рассмеялся:
- Не сердитесь на скромного "техника", я тоже забочусь о партийной
кассе. Больше восьми рублей с человека мы не можем платить контрабандистам,
иначе они совсем разорят ЦК.
Границу перешли ночью, очутились в Германии. Не так страшно, как
казалось, но все-таки страшновато.
На границе получили новую явку - в Берлин.
Пароль для Берлина был ироничен:
- От русского папы Льва Тринадцатого.
Позже папу Льва Тринадцатого упомянул Ленин в своей работе "Две тактики
социал-демократии в демократической революции". Этот папа, умерший в 1903
году, пытался использовать влияние католической церкви против социализма, и
в целях борьбы с рабочим революционным движением поощрял создание
католических профсоюзов.
И только из Берлина делегаты получали уже направление в Лондон.
Сама Землячка ехала в Лондон, минуя транзитные пункты: она входила в
число тех работников партии, которым с самого начала было известно место
проведения съезда.
Лондон был для нее обжитым уже городом, во второй раз она ехала туда
так же уверенно, как ездила в Саратов или Баку, знала, где остановиться, где
пообедать и как с наибольшим смыслом использовать выпавшее на ее долю
свободное время. Она не нуждалась в гиде и за несколько свободных дней до
открытия съезда успела побывать и в Британском музее, и в Национальной
галерее.
Но едва съезд начался, как он поглотил все ее внимание.
Третий съезд открылся в Лондоне 12 апреля 1905 года. В нем участвовало
тридцать восемь делегатов от двадцати одного комитета крупных промышленных
центров России.
Это был съезд большинства, меньшевики отказались от участия в нем,
поэтому на съезде не велось лишних споров и ненужных дискуссий.
И, пожалуй, съезд этот больше всего был дорог Землячке тем, что
провозгласил курс на вооруженное восстание.
Ленин, живший долгое время вдали от России, ощущал нарастание революции
с еще большей остротой, чем приехавшие из России товарищи. Он высмеивал
боявшихся революции меньшевиков.
Землячка наслаждалась, слушая острые высказывания Ленина. У нее самой
был острый ум, характеру ее была свойственна беспощадность, а выступления
Ленина не оставляли места для компромиссов.
В эти дни отчетливо проявилась одна из характерных особенностей
Землячки: она не стремилась на первые роли, с достоинством выполняя
обязанности практика и организатора партийной работы.
За Лениным шел весь съезд.
Съезд рассмотрел коренные вопросы развития революции, определил
насущные задачи пролетариата и принял революционные решения.
Две недели напряженной творческой работы!
На Третий съезд Землячку делегировал Петербургский комитет, и ей было с
чем вернуться в Питер - голосуя за предложение Ленина, она выполняла волю
пославшего ее питерского пролетариата.
Съезд принял ленинское определение движущих сил революции и определил
стратегию и тактику партии.
"Долгая и упорная борьба за съезд в РСДРП наконец закончилась. Третий
съезд состоялся... - писал Ленин в "Пролетарии". - Россия приближается к
развязке вековой борьбы всех прогрессивных народных сил против самодержавия.
Никто уже не сомневается теперь в том, что самое энергичное участие в этой
борьбе примет пролетариат и что именно его участие в борьбе решит исход
революции в России".


СРЕДА, 23 ЯНВАРЯ 1924 г.

Землячка за всю ночь не прилегла. В райкоме работали так, словно это не
ночь, а день. Звонили по предприятиям, определяли порядок шествия.
Под утро привезли пакет. В нем лежали два пропуска на имя Землячки -
"На право свободного прохода и проезда 23 января на Павелецкий вокзал" и "В
поезд специального назначения" и еще несколько пропусков, подписанных
Дзержинским; право вписать в них фамилии предоставлялось Землячке по своему
усмотрению.
Поезд должен отправиться ровно в шесть...
До рассвета еще далеко, ночь еще стелется над Москвой. Тихо и в залах,
и на перроне, вокзал полон людей, но разговаривают все вполголоса. На
перроне выстроились курсанты, их ночью отобрали на Лефортовских военных
курсах. Самых лучших.
Держится мороз, воздух бел от холода, курсанты стоят в парадном
обмундировании, не шелохнутся.
Землячка прошла к поезду.
Громадный паровоз, окрашенный алой краской, стоит под парами, ждет
назначенного часа.
Года еще не прошло, как железнодорожники своими силами отремонтировали
этот паровоз. Выпущенный с Путиловского завода в 1910 году, он водил скорые
поезда, и, как это часто случается, его заездили до последней степени,
списали и загнали в тупик. А тут исполнялось шестилетие партийной
организации дороги, и беспартийные рабочие решили в нерабочее время
отремонтировать и подарить партии паровоз. Они так на нем и написали: "От
беспартийных - коммунистам". Года еще не прошло, как на собрании в клубе
"Красное знамя" рабочие сделали этот подарок коммунистам и тогда же избрали
Ленина почетным машинистом.
Землячка поздоровалась с машинистом, медленно пошла вдоль поезда, вошла
в вагон.
Тихо и сумрачно. В фонарях над дверями горят свечи. Все здесь ей хорошо
знакомы. Товарищи по подполью, по фронту. Члены ЦК, наркомы...
Никто не разговаривает. Молчат, уставившись в пол окаменелыми
взглядами.
Кто-то потеснился, освобождая ей место.
Вагон вздрогнул. Лязгнули буфера. Поезд тронулся. Мимо окон проплыли
станционные фонари.
И снова ночь, темень, чернота. Молчание. Невыносимое молчание. Все
думают об одном.
Вот и пришел час, когда приходится с ним проститься...
Замерзший полустанок среди бескрайней снежной равнины. Совсем еще
темно, но в небе уже бегут белесые сполохи. Близок рассвет, и мороз перед
рассветом становится все неистовее.
Поезд медленно подползает к дощатому перрону.
Платформа Герасимовская.
Приехавшие выходят из вагонов и медленно бредут через холодный
станционный зал. Еще совсем темно. Ночь.
На площади перед станцией видимо-невидимо розвальней, в которые
впряжены низкорослые лохматые лошаденки. Со всех окрестных деревень
съехались крестьяне отвезти приезжих в Горки.
Кто забирается в сани, а кто пешком понуро бредет вслед за розвальнями.
Их много - тут и партийные работники, и делегаты съезда Советов, и
ответственные сотрудники наркоматов.
Поскрипывают по снегу сани, стелется над дорогой поземка.
Землячка пытается идти широким размашистым солдатским шагом, но вскоре
устает, сбивается с ритма и начинает по-женски быстро и часто переступать.
Она не бывала в Горках и не знает, долго ли еще идти, а подсесть к
кому-нибудь в сани не хочется, не хочет обнаружить перед людьми свою
слабость.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.