read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



на милю не подойдет к истине. Черт бы их побрал обоих!
Наряженный во все новое Чарли выглядел щеголем. Это укололо Кинни, он
считал, что Чарли его детище и что без его разрешения он не имеет права ни
с того ни с сего появляться расфранченным, как сердцеед. "А что, - горько
сказал себе Кинни, - если привести этого парня домой? Может быть, завтра
же Джилл пустит его к себе в постель, что бы ни делал и как бы ни старался
узнать бедняга и глупец муж".
- Живей! - грубо сказал он. - Опаздываете. Хьюсон, вы не нужны. Шеф
ждет.
Они вошли в кабинет, и сэр Грегори запаясничал, вовсю пуская пыль в
глаза незнакомцу. На каждого нового человека, не делая исключения даже для
мальчишки-посыльного, он старался произвести впечатление.
"Шарлатан", - выругался про себя Кинни.
- Так вот каков наш герой, а, Кинни? Рад вас видеть, рад познакомиться
с вами. Присаживайтесь, присаживайтесь. Полагаю, вы теперь начинаете
подумывать, что вы "личность". - Чарли пробормотал что-то в ответ. Брови
сэра Грегори резко опустились, потом опять взлетели. - Отлично выглядите.
Отлично выглядит, а, Кинни? Неплохо зарабатываете? Пользуетесь благами
жизни? Хотя, пожалуй, еще рановато Нет отбоя от женщин? Не будет, теперь
не будет. Обычная история. Кинни подтвердит. - И он коротко и хрипло
засмеялся.
Кинни попытался принять вид человека, которому тоже весело, но не
сумел. Что он хотел сказать этой пошлятиной о женщинах? Может быть, и
ничего. В конце концов, он всегда говорит такое. Кинни вновь безнадежно
спросил себя, какие у него были улики? Чепуха! Мучать себя из-за какого-то
пошлого подозрения. Но, решив так, он тотчас же представил себе
расплывчатую, но бесконечно мучительную картину, как его юная жена и сэр
Грегори вместе смеются над ним.
- "Трибюн" и я кое-что делаем для вас, - говорил сэр Грегори Хэбблу, -
и я надеюсь, что вы не откажетесь что-нибудь сделать для меня и "Трибюн",
а? Хорошо. И для империи. Вы ведь интересуетесь делами империи, не так ли?
- Нет, - спокойно ответил Чарли. - Не сказал бы что интересуюсь.
- Что? То есть как это?
- Знаете, говоря по правде...
- Молодец. Нам именно это и надо - чтобы вы говорили правду.
"Боже мой, - про себя застонал Кинни, - ты прав. Но как узнать ее,
правду".
- ...Если бы я когда-нибудь видел империю, или если бы она что-нибудь
сделала для меня, я бы, наверно, интересовался. А пока - нет. Мы не
очень-то думаем о ней.
- А надо бы! - пролаял сэр Грегори. - Вы - британцы, и это ваша
империя.
- Знаете, я, правду говоря, не очень задумывался над тем, что я
британец. Там, откуда я приехал, я не слышал, чтобы люди о таких вещах
много говорили. Конечно, мы англичане. Англичане, это - да.
- Это одно и то же. Читайте "Трибюн" повнимательней. - Это было сказано
строго, и брови вновь сдвинулись, подтвердили строгость, затем всякий след
строгости мгновенно исчез с лица: прищурились голубые глаза, растянулся в
улыбку злой рот, весело заметались брови. Эффект от этого был
разоружающий, поразительный.
Кинни не раз видел этот трюк, но сейчас он не остался только в роли
наблюдателя. Он был свидетелем того, как сэр Грегори кнутом и пряником
действовал на женщин и какой результат производил этот метод на десятки
женщин, на Джилл, его жену. Строгость разрушала внешние укрепления, а
улыбка выманивала женщину из внутреннего бастиона, обезоруживала, делала
ее податливой. Он представил себе его большую жадную руку, обнимающую
Джилл.
- Я создаю "Лигу имперских йоменов", - говорил босс, - чтобы спасти
империю. Угу. Кинни вам расскажет о ней. Скоро состоится большой митинг.
Хочу, чтобы вы выступили.
- Ну, знаете! - воскликнул Чарли, сразу насторожившись.
Странно, но Чарли боялся шефа меньше, чем его, отметил про себя Кинни.
Может быть, потому, что он уже успел глотнуть Лондона, почувствовал себя
увереннее. Но Кинни сознавал, что дело было не только в Лондоне. Для
Хэббла Хэл Кинни что-то значил в то время, как сэр Грегори не значил для
него ничего. Да, это было так, и прийти к подобному заключению было
приятно. Читатель знал его, Кинни.
- Мы скажем вам, что вы будете говорить. Несколько слов - о том, что вы
вступаете в Лигу. Ничего страшного. Вам понравится. Люди, приветствия.
Возможно, съездите на один-два митинга в провинцию. Заботятся о вас
хорошо? Развлекайтесь. Считайте себя сотрудником "Дейли трибюн", своим.
Одним из "Счастливого братства", а, Кинни?
Это было его, Кинни, выражение. Ему показалось, что оно было сказано с
тонкой издевкой. Кинни стало не по себе.
Хэббла отпустили, а Кинни остался. Сэр Грегори желал обсудить с ним
статью, которая забьет тревогу всеми своими абзацами и искусным концом
подведет к "Лиге имперских йоменов".
- На этот раз что-нибудь близкое и понятное каждому, Кинни. Ваш конек,
понимаете? Не затрагивая особенно широких вопросов. Например, семья,
любящая жена, ребятишки. Надо взять именно такое. Никто лучше вас не
справится. Угроза тем, кто нам дорог, а? Вот именно.
Кинни хотелось стукнуть кулаком по столу и закричать что-нибудь о жене.
Но в конце концов у него не было доказательств. Возможно, все это чепуха.
И в то же время... в то же время... что-то такое было...
- Хорошо, сэр Грегори. Сделаю. Материал будет сильным. - И он говорил
правду. Он уже видел, как статья приобретает контуры, цвет, теплоту. Что
скажете вы о жене, о ваших ребятишках, о вашем доме, о том, что для вас -
все, что для вас - наследие Любви?

Джимми Баск, джентльмен, ведающий театральной рекламой, сидел в своем
крохотном кабинете и благоговейно смотрел на мисс Хупер, своего секретаря.
Он был небольшого роста полный молодой человек с влажными глазами, -
казалось, он готов был расплакаться в любую минуту, но Джимми никогда не
плакал и почти никогда не смеялся, скорее, он всегда был задумчив и
печален, как романтический юноша, которому сказали, что в мире уже нет
неоткрытых островов. Наверно, в Джимми жил человек, который вечно бродил
по неоткрытым островам. Но его оболочка проводила почти все время в тех
небольших краях, которые включали Трафальгар-сквер у его южного полюса и
северные зоны Кэмбридж Серкус. Насчет этих земель у Джимми иллюзий не
было.
Джимми Баск знал все. Он мог сказать, почему такой-то вложил деньги в
"Голубого гуся", почему было столько ссор на репетиции "Надоеды", сколько
дохода получил "Империал" и какие убытки понес "Фриволити", и был всегда
хорошо осведомлен об изменениях в справочнике жизни за кулисами, который
можно было бы назвать "Театральный кто с кем".
Его обязанности заключались в поставке рекламы в виде фотографий,
новостей и слухов тем учреждениям, на содержании которых он находился, и
наблюдением за тем, чтобы у младших театральных критиков и тех, кто пишет
о театральных сплетнях, в первые дни спектаклей и в иные особые вечера
было достаточно бесплатной выпивки.
Обычно он зарабатывал на этом от десяти до двенадцати гиней за первые
три недели представления и по пять гиней за каждую последующую неделю, а
так как он, как правило, работал сразу на несколько театров, а расходы его
были невелики (даже его еда оплачивалась заметками, которые он время от
времени печатал), дела его шли очень неплохо. Его успех объяснялся тем,
что он нравился Флит-стрит, почти всегда был трезв и не влюблялся в
актрис, которых он вне сцены считал сырым и обычно не оправдывающим себя
материалом для рекламы.
Самое сильное отвращение он питал к так называемым театралам - не к той
широкой публике, от которой зависит долгая жизнь пьесы, а к тем, кто
толкается в театральных фойе и треплет там языками. С другой стороны, он
любил действительно хорошие пьесы, но они попадались ему не часто.
В душе, в самой ее глубине, он удивлялся своему процветанию, и жизнь
представлялась ему сказкой, но у него было достаточно здравомыслия, чтобы
не проявлять внешне даже самого слабого мерцания этого радостного
заблуждения.
Мисс Хупер молчала, зная, что в эту минуту он смотрит не на нее, а
сквозь нее. Он ловил идею. Какая-то идея, словно кузнечик, прыгала где-то
в его голове.
- Есть идея, - наконец объявил он.
Мисс Хупер зашевелилась. Все становилось на свои места. Маленький
кабинет заполнили движения и звуки.
- Какая идея? - спросила она.
- В "Кавендиш" выступает Суси Дин. И очень плохо. "Кавендиш" здорово
завяз. Даже знатоки перестали ходить. А народ так и валит в центр, да и
спектакль сам по себе хорош, хотя, на мой взгляд, последний для Суси Дин,
как я и сказал об этом Брейлю.
- Он опять звонил утром.
- Ему нужен хороший материал, и он у меня есть. Я видел Хьюсона из
"Трибюн". Он обещал мне привезти на любой спектакль героя, с которым они
сейчас носятся. Все это хорошо, но я чувствую, что это не зазвучит.
- Он еще не был в театре? Тогда это хорошо.
- Да, но это еще не будет звучать. Ну, а если я добуду ту девушку и
посажу их вместе в ложу? Тогда это будет материал.
- Какую девушку?
- Девушку, которую сейчас рекламируют в "Морнинг пикчерал". Она
получила премию на их конкурсе - "Мисс Англия", "Серебряная Роза". Вот эту
девушку. Давайте-ка, созвонитесь.
- С Грегори?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.