read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Я убежала ото всех. А теперь рада, что ты меня разыскал. Именно ты.
Он накрыл ее ладонь своей и сжал пальцы.
- Мы были созданы друг для друга, Марция. - Он улыбнулся. - А ты этого не поняла.
- Я поняла, - отвечала Марция. - Теперь.

II

Утром она разбудила его поцелуем. Комната была вся затянута бледно-розовым виссоном. Платком из розового виссона она прикрыла ему лицо. Сквозь ткань Марция показалась ему юной - как прежде. Будто не было четверти века расставания. Будто еще вчера они поженились. Как он жил все эти годы без нее? Ему казалось это немыслимым. Невероятным.
Потом она лежала в ванне, наполненной до краев молоком, а он сидел рядом. Ванны с молоком - это подражание Поппее, янтарноволосой жене Нерона. Поппея купалась в молоке, пытаясь сберечь свою удивительную красоту. А может, желая поразить воображение римлян. Молоко, в котором купается Марция, потом раздают на рынке бедным. Все знают, что это за молоко, но всякий раз случается давка и драка: все хотят получить хоть кружку молока, в котором купалась боголюбимая Марция. Ведь этот городок процветает благодаря ей и ее богатству. Если однажды толпа вдруг не возжелает больше подачек, опрокинет бочки, побьет раздатчиков и кинется громить виллу Марции, Пизон не удивится.
- Может, вернешься в Рим? - предложил он.
- Зачем? Рим погубил нашу любовь.
- Но...
Она рассмеялась:
- Знаешь, мы с тобой так богаты, что могли бы построить Рим здесь. Здорово, да? Оказывается, никогда не поздно начать жизнь сначала.
Он взял чековую книжку и выписал чек на десять миллионов.
- Держи. Я тебе дарю. А ты подари мне Рим.
Ее поцелуй был таким долгим, что он едва не задохнулся.
Днем она уехала. И не сказала - куда. Но он знал, зачем ей деньги и куда она едет. Она не станет строить в Новой Атлантиде Новый Рим. У нее совсем другие планы.
Но она вернется к нему. Очень скоро.


ГЛАВА XV
Игры Угея против Чингисхана

"Войска варваров уже окружили Танаис. Город долго не продержится. Все римские граждане срочно эвакуированы. Да здравствует ВОЖДЬ!"
"Акта диурна", Календы мая [1 мая.]

I

Повелитель Вселенной завоевал еще одно царство, погрязшее в роскоши и заслужившее того, чтобы быть уничтоженным. Готия пала, стоило Ослепительному протянуть к ней свою мощную длань. Еще один шаг, чтобы дойти до края Ойкумены.
Но и этот шаг оказался слишком утомительным для престарелого Чингисхана. На другой день после того как Книва пал в его шатре ниц, Ослепительный заболел. Теперь он болел чаще прежнего. Но он не собирался умирать. Как он мог умереть? Он только что взял себе новую наложницу. Юную красавицу четырнадцати лет с очень белым лицом и неподвижными, широко распахнутыми миндалевидными глазами. Черные глаза ее всегда влажно блестели, а на щеках горел нежный румянец - будто кровь пролилась на снег. Чингисхан только что захватил новые земли и огромную добычу. Но ведь это только проба сил. Скоро монголы явятся со всей своей мощью. Бот тогда... Тогда Ослепительный дойдет до самого Последнего моря.
Но для этого он должен стать бессмертным. Чтобы повелевать мировой империей, надо жить вечно. Потому что ни одному смертному не хватит времени осуществить все великое на своем пути. Человеческая жизнь коротка для божественных дел. Издалека, из Тибета, привезли к Ослепительному странного человека. Его звали Угей, и о нем шел слух, что он может сделать бренное человеческое тело неуязвимым для оружия и болезней. Мудрец Угей спустился из подоблачных высот, ушел от своих гор, покрытых сверкающими льдами, ушел из монастыря с красными стенами и с золотыми куполами, от молитвенных барабанов и молитвенных флагов, чтобы окунуться в шум и суету передвижной столицы Повелителя Вселенной. Чиновники и купцы, паломники, тайные агенты, китайские артиллеристы, артисты и послы образовывали вокруг Ослепительного непрерывный шевелящийся рой. Повелитель Вселенной подчинял себе тысячи, миллионы жизней. Не просто подчинял - забирал себе. Как дань, как золото и серебро. Вестники в Киеве и Москве, Северной Пальмире, Риме и Лондинии обвиняли этого уроженца пустынь в жестокости. Какая глупость! Разве человек, давя муравья, считает себя жестоким? Муравей мешает ему, и значит, будет раздавлен. Жизни, которые забирал Ослепительный, были всего лишь жизнями муравьев.
Гость не встал на колени, не коснулся лбом земли, потому что - так он сказал - освобожден от этого ритуала, и Ослепительный позволил ему просто стоять перед ним во время приема. Несколько минут они смотрели друг на друга. Угей видел перед собой старца с темным изрезанным морщинами лицом, с желтыми круглыми глазами, похожими на глаза большой полосатой кошки джунглей. В своей юрте, внутри красной, как кровь, он сидел на золотом троне, покрытом шкурой белой кобылицы. Но чтобы подняться, ему нужно было опираться на плечи своих нукеров. Ноги его почти не держали.
А мудрец, явившийся с Тибета, был еще совсем не стар - человек в расцвете сил в длинных шафрановых одеждах. И внешне не походил на мудреца. Волосы его лишь тронула седина. Смуглое гладкое лицо, а глаза веселые, сумасшедшие.
- Другие повелители звали тебя, но ты не пришел. Я позвал, и ты явился, - сказал Чингисхан.
- Такова была воля Неба.
- Хочешь меня о чем-нибудь спросить? - спросил Чингисхан.
- Хотел лишь узнать, почему ты решил взорвать Трионову бомбу?
- Монголам никто не может нанести ответный удар. У нас нет городов, которые можно разрушить. Нас слишком много, чтобы смерть сотен или тысяч из нас могла что-то значить. Мы неуязвимы, и значит, можем сокрушить других. Когда я стану бессмертным, мир покорится мне окончательно. Вот первое условие владения миром: тот, кто первым обретет бессмертие, тот обретет весь мир.
- Ты хочешь тем самым прекратить войны?
- Нет, мне будет скучно, если войны прекратятся. Но монголы говорят, что не может быть двух медведей в одной берлоге.
Посланец Тибета открыл перед Чингисханом ларец. На дне лежал черный лоскут и слегка шевелился.
- Что это? - спросил Чингисхан.
- Бессмертие, - отвечал Угей, - это форма бессмертия. Желаешь его отведать?
Владыка мира смотрел на дерзкого мудреца желтыми глазами большой кошки джунглей.
- И он может превратиться вновь в человека?
- Может. Но в человечьем обличье он начнет стареть. А в виде этой черной кляксы он не умрет никогда. Мы с ним большие друзья. Я нашел его во время своих странствий на дороге. И с тех пор мы не расстаемся. Мы вместе видели священную гору Кайлас, вместе бродили вокруг горных озер, где цветут синие и желтые маки, вместе купались в горячих источниках и вместе преодолевали заснеженные перевалы. Мы разговариваем обо всем. Когда я умру, я оставлю моего друга своим ученикам.
- Значит, ты не станешь бессмертным? - удивился Чингисхан.
- Нет, - покачал головой Угей. - Но я могу сделать бессмертным тебя.
Черная тряпка ухватилась за край ларца своими бахромками и выглянула. Именно выглянула: кошачьи глаза Ослепительного встретились с черными бусинками Бессмертного.
- И его нельзя убить? - спросил престарелый Повелитель Вселенной.
- Нет.
- А он чувствует боль?
- Разумеется. Как все мы.
- Глупо. Он бессмертный, и он чувствует боль. Ты не находишь, мудрец, что это нелепо?
Чингисхан выхватил кинжал и всадил его в черный лоскут, пригвождая Бессмертного к ларцу. Это был ответ Ослепительного на дерзость. Так никому не позволено отвечать Повелителю Вселенной.
- И не смей вынимать кинжал. Это мой подарок. Пусть он пребудет всегда в ларце и в бессмертии.
Губы Ослепительного скривились. Возможно, он смеялся. Возможно, удар кинжала показался ему удачной шуткой.
- Ты глуп, мудрец, - сказал Чингисхан. - Я знаю путь бессмертия. Я взял себе в жены юную девушку, прекрасную, как весна в землях Хорезма. Ее кожа - как белый снег, румянец - как кровь, пролитая на снегу. Каждая ночь с ней дает мне новые силы. Когда ее дар иссякнет, я найду себе новую красавицу.
Чингисхан сделал знак, и тибетский мудрец удалился вместе со своим ларцом.
Войска на захват Ойкумены поведет уже не сам Ослепительный, а его внук Бату. Но Чингисхан и Чингисиды - единое целое. Все победы все равно принадлежат Ослепительному. Его внуки - вот формула бессмертия. А мудрецам Чингисхан никогда не верил. Вся мудрость ученых старцев - обман. Когда с мудрецов сдирают кожу, они кричат громче простаков, ибо обижены на свою мудрость, которая забыла их предостеречь об опасности примитивной физической силы. Но умный правитель не должен убивать мудрецов без надобности. Пусть воображают, что говорят напрямую с Небом. Чем еще утешаться мудрецам? Разве что тем, что они служат великим правителям.
На другое утро Чингисхан сел в бронепоезд и направился в Каракорум по новой железнодорожной магистрали, пересекающей его огромный улус. Поезд был римского производства, изготовлен по специальному заказу несколько лет назад в Норике. Магистраль назвали "Великий шелковый путь" и возвели ее за рекордные сроки военнопленные и строители из Хорезма. Поезд Ослепительного ехал медленно, останавливаясь на каждой станции. И на каждой станции Повелителя Вселенной встречали девушки в шелковых платьях с цветами и юноши в одинаковых синих чекменях и с плакатами: "Да здравствует наш великий Повелитель и Учитель Чингисхан". Повелитель не умел читать, но Елюй Чу-Цай, его верный советник, читал вслух надписи на плакатах.
Но зачем Повелителю Вселенной читать, если он дает миру законы. Он диктует - писцы пишут.
"Невнимательный часовой подлежит смерти".
"Тот, кто прячет беглеца, подлежит смерти".
"Воин, не по праву присваивающий добычу, подлежит смерти".
"Неспособный полководец подлежит смерти".
"Спасибо за самый лучший в мире закон", - прочел Елюй Чу-Цай надпись на очередном плакате.
- Небо поддержало меня, и я достиг высшей власти, - сказал Ослепительный.

II

Угей возвращался назад в Тибет не в поезде, а верхом на спине мула. Придет время, и он сменит мула на яка. Мул или як шагают медленно, а поезд мчится быстро и может доставить твое тело из одного края в другой за несколько дней и ночей. А Угей доберется в Тибет, быть может, только к осени. К тому времени, когда там повсюду начнут запускать в небо воздушных змеев.
- Представь, как забавно, мой друг Луций, - сказал Угей, устраиваясь на ночевку под открытым небом. - Этот человек, отнявший столько жизней, мечтает дать бессмертие своему старому телу.
- П... ч... м... т... н... р... сcк... з... л... Ч... нг... зх... н.........б... сcм... р... т...... - отвечал Бессмертный из своего ларца.
- Бессмертие? Он не ищет бессмертия. Он ищет бесконечной жизни для своего одряхлевшего тела. Когда-то я служил ему, как многие служат до сих пор. Я думал, что силы, отданные Ослепительному, питают его, как ручьи питают могучую реку. В те дни я воображал его попирающим горы и долины, достающим головой до облаков. Тогда мне казалось, что это и есть бессмертие.
- Ч... нг... зх... н......б... ж... ств... т.
- Да, его обожествят. Но сам он не станет богом. Все будут восхищаться тем, с какой легкостью он отнимал жизни. Я тоже отнимал жизни. Но я сберег твою.
Угей открыл ларец. Черный лоскут соскользнул на землю. Внутри остался лишь кинжал Ослепительного. Сталь не могла причинить вреда Бессмертному. Его измененная плоть боялась только огня.
- Счастливой дороги, друг мой Луций, - сказал Угей. - Надеюсь, ты понял, что такое бессмертие.


ГЛАВА XVI
Игры Логоса против Меркурия

"Вики произвели нападение на базу римлян на побережье Германского моря на территории Франкии в устье Везуриса. Нападение удалось отбить благодаря смелости римлян. Диктатор Бенит срочно выехал к войскам".
"Акта Диурна", 8-й день до Ид июня [6 июня.]

I

Меркурий отыскал Логоса на помойке. Подходящее место для бога разума. Логос сидел среди оборванцев и рассуждал. Низко над его головой летали помойные чайки. Волосы на голове у Логоса были огненно-рыжего цвета, а лицо покрыто розовыми и красными пятнами, будто поросло лишайником. Время от времени Логос подбрасывал в воздух куски рыбы или мяса, и чайки ловили подачки на лету, задевая рыжие волосы Логоса крыльями. Мясо воняло отвратительно. Рыба - и того хуже.
- Ты пришел поблагодарить меня, Меркурий? - спросил Логос. - Ладно, ладно, можешь не распространяться. Я принимаю твою благодарность. Присаживайся, поболтаем.
Меркурий присел рядом с богом разума на самодельную скамью. Поправил летучие сандалии.
- О чем говорить? - осторожно спросил Меркурий. Знал, что любые разговоры с Логосом чреваты. Можно до такого договориться... Ведь он - Логос!
- Скажи мне, что такое тьма? - Логос бросил вопрос, как камень.
Меркурий поежился. Но все же ответил:
- Тьма - это помехи, шум. Боги создают информацию, а люди - шум. И шум, то есть тьма, неподвластен богам.
- А людям? - тут же швырнул новый камень Логос.
- Это их стихия. Но они не умеют ею управлять.
- Какого цвета у тебя кровь? - спросил Логос неожиданно.
- Как у всех богов - чистая платина. Но может казаться красной. Это как пожелает бог. А что?
Логос облегченно вздохнул:
- А я уж усомнился. Ведь у меня кровь красная, как у людей. Значит - я так желаю. Бог - сам исполнитель своих желаний.
- Что ты намерен делать? - спросил покровитель жуликов.
- Разве я мало сделал? - Логос посмотрел на Меркурия светлыми сумасшедшими глазами. - Теперь боги могут жить на Земле. Разве этого мало?
- Ты уничтожил Триона. Но этого в самом деле мало.
- Богам всего мало, - передразнил Логос и подбросил вверх тухлую рыбью голову. Но никто из чаек ее не поймал, и дурно пахнущая добыча свалилась на крылатый шлем Меркурия. - Никто из вас просто-напросто не знает, что надо делать. Бы кидаетесь из стороны в сторону наугад. И потому, сколько бы я ни сделал, вам все покажется мало.
- А ты знаешь, что надо делать? - спросил Меркурий, запихивая тухлую рыбью голову подальше под скамью.
- Конечно, я ведь Логос. Но ты должен мне помочь. Никто - ни Минерва, ни Юпитер - ни о чем не должны знать. Ты готов вступить в спор с остальными богами?
- А ты меня не обманешь?
- Вы боитесь, что окажусь сильнее вас, глупые мои олимпийцы. А соблазн силы - страшная вещь. Вы уверены: мне сразу захочется вас уничтожить. Как Империи - завоевать соседей. Так?
- Минерва так считает.
- А ты?
- Хочешь, скажу, что у меня на уме? Я ведь тоже иногда думаю над тем, что происходит. Так вот: богам не нужен единый мир. Пусть люди говорят на разных языках, пусть ссорятся, воюют и поклоняются разным богам. Тогда они слабы и не опасны богам.
- Что ты подразумеваешь под выражением "не опасны богам"? Продолжая ссориться, они могут уничтожить Землю. Это и есть твоя неопасность?
- Слабее богов... - поправил себя Меркурий.
- Да, да, боги всех боятся - и гениев, и людей, - поддакнул кто-то из окружения Логоса. Наверняка, гений - судя по хриплому голосу.
- Так ты мне поможешь? - настаивал Логос.
Меркурий наклонился к самому уху брата и спросил шепотом:
- А что с твоими волосами?
- Я их покрасил. Тебе не нравится цвет?
- Ну что ты. Цвет великолепный. Только ответь: кого ты боишься? Юпитера? Минерву? Сульде?
- Боюсь возвращаться в колодец... - признался бывший гладиатор. - Но придется.

II

Вести приходили одна страшнее другой. После поражения Макрина в Готии толпы беженцев хлынули на запад. Положение во Франкии вмиг осложнилось. И хотя десант виков удалось отбить с помощью римских когорт, между Франкией и Империей неожиданно возникли разногласия. Бенит срочно выехал из Рима к войскам и приказал перебросить три Германских легиона к границам Франкии. Но укомплектованными они были только на бумаге. На самом деле не набралось бы и десяти когорт. С вооружением было и того хуже. Все устаревшее. Разумеется, у Рима была отличная конница. Но что делать коннице против виков? К монголам диктатор отправил послов с поручением договориться. О чем - он и сам не знал. Все соглашения выглядели одинаково неприемлемыми. Бенит столько лет жаждал войны и вдруг, когда она стала неизбежной, - усомнился. Он обещал не препятствовать, если монголы пожелают оккупировать Дакию, и ни словом не заикнулся о пленных. Он жертвовал членом Содружества без сожаления. Копии с этих писем тут же оказались у репортеров Альбиона и были напечатаны в "Вестнике Лондиния".
Об этой статье Бениту "забыли" доложить. Зато консул Франкии будто ненароком при встрече с диктатором Империи развернул "Вестник Лондиния", и Бенит прочел набранный крупными литерами заголовок: "Дакия приносится в жертву варварам. Кто следующий?" Бенит растерялся и попытался скрыть растерянность под маской справедливого гнева. Сообщение вестника Бенит объявил фальшивкой - что еще ему оставалось? Консул Франкии диктатору не поверил. И сообщил, поскольку десант виков отбит, то теперь Франкии помощь Рима не нужна. Пусть лучше Бенит отправит свои три легиона в Дакию. И конницу не забудет. Говорят, конница может очень эффективно действовать против танков. Этот наглец высоченного роста с огромным носом и тонкой полоской черных усов смотрел на диктатора Империи крошечными бесцветными глазками сверху вниз и чуть ли не хохотал Бениту в лицо.
- Да, конница отлично смотрится в бою против танков, - повторил консул.
Подробности разгрома Двенадцатого Молниеносного легиона были у всех на устах.
- Кстати, - улыбнулся верзила-консул. - Почему император Постум покинул Рим? Мы тут теряемся в догадках. Говорят, император отбыл в Новую Атлантиду?
Диктатор покинул Франкию ночью. Тайком.

III

Бенит занял лучшую комнату в лучшей гостинице в Кельне. Начальник его канцелярии Аспер был рядом. И еще Порция. Преданная Порция приехала с сообщениями из Рима. Рассказывала долго, обстоятельно. Якобы весь Рим пронизан нитями бесчисленных заговоров. Аристократы, вигилы, даже операторы типографий составляют каждый свой отдельный заговор. Но цель у всех одна - устранить Бенита и вернуть власть законному императору. Есть, правда, и те, кто хочет вернуть власть Элию, но это заговорщики среди слушателей риторских школ, и таких немного. Бенит слушал эти бредовые рассказы и не мог поверить. Подробности сообщает ему не агент "Целия", не исполнители, а какая-то секретарша! А последние номера "Акты диурны"! Что позволяют себе писаки?! Разве он мало их подкармливал? Разве мало Бенит хлестал их по щекам, растил из них продажных скотов все эти годы? И что же? Стоило только дохнуть сомнительным ветром мятежа, стоило Постуму восстать на своего благодетеля, как репортеры тут же позабыли обо всем - о сытной кормежке и о диктаторской плети, и принялись насмешничать и рассуждать о том, о чем рассуждать не положено.
Ах вот как, господа сочинители, захотелось состряпать новые "Нравственные письма"? Или вы позабыли, как кончил Сенека? А не послать ли мне к вам центуриона с приказом вскрыть себе вены? Только ничего не выйдет. Никто из "легионеров пера" не станет нынче вскрывать себе вены. Быстренько соберут вещички и умотают в Альбион, будут взахлеб сочинять книжонки про свои страдания под властью Бенита, на радиостанции "Либерта" рассуждать о неизбежном крахе бесчеловечного режима, пьянствовать в тавернах до утра и ждать, когда можно будет безопасно присоединиться к Постуму. Вместо того чтобы поддержать Бенита в трудную минуту, все торопятся продать. А сколько лет он удерживал Империю от краха? Сколько лет он реставрировал старое здание! И что толку?! Никто не помнит о его заслугах, все только ругают и поносят.
Но все это мелочи по сравнению с войной. Это нелепое поражение в Готии всему причина! Книва и Макрин просрали Готию! А ведь Макрин клялся, что одолеет монголов! Прав был мальчишка Постум - надо было гнать Макрина взашей. Тот, кто долго якшается с гениями, становится ни на что не способным. Но ничего, одна блестящая победа заставит всех замолчать. Такая победа, которую одержала Франкия. И все опять полюбят Бенита и начнут его восхвалять.

IV

Кто поведет легионы в Дакию? Сам Бенит? Нет, диктатору нужно вернуться в Рим. Рутилий... Это имя всплыло в мозгу почти против воли. Рутилий будет командовать легионами. Если, конечно, монголы не окажутся в Дакии раньше. Что говорит разведка? А ничего не говорит - "Целий" будто в рот воды набрал. Бенит заявил, что все известия о переговорах с Чингисханом - ложь. И он немедленно отправит в Дакию три Германских легиона. Три легиона, из которых с трудом можно было составить один. В лагере они смотрелись неплохо, браво печатали шаг, начищенные броненагрудники горели на солнце. Римская пехота всегда была самой лучшей. Бенит стоял на трибуне и любовался своими легионерами. Потом сбежал вниз, встал рядом с трибуном первой когорты и стал маршировать вместе с легионом. Он был един со своей армией. И легионеры это чувствовали.
- Кто приказал посылать конницу против танков?! - закричал Бенит, взбегая на трибуну. - Этого мерзавца надо казнить по старинному обычаю: засечь розгами и отрубить голову.
Александр, которого он взял с собой, стоял за спиной в форме военного трибуна, втянув голову в плечи.
- Но мы раздавим варваров! Воины! Мы все равно их раздавим! - кричал Бенит.
От его голоса у всех присутствующих мурашки бежали по коже.
- Я дам вам нового префекта претория. Я отдам вам того, кто мне больше всего дорог - своего сына Александра!
- Нет... - едва слышно выдавил юноша.
Но отец уже мощной рукой вытолкнул его вперед.
- Ради Империи я жертвую самым дорогим, что у меня есть! Как же иначе! Как я могу просить у вас ваши жизни и не отдать жизнь единственного сына?! Император сбежал, он испугался! Но я - не боюсь!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.