read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- А вдруг солнце погаснет прямо сейчас? - Валдрон не пытался скрыть своего отвращения. Он покачал головой. - Мы с твоим отцом не всегда ладили, Соурос, но, по крайней мере, я знал, что имею дело с мужчиной!
Тадай сдавленно хихикнул.
- А я что говорил? Все мы сгорим в пламени Ее Величества, как жалкие мошки!
- Я как раз объяснял нашему другу из Хафта, что опасность исходит не просто от наемников королевы, - Ройяс решительно перевел разговор на другую тему. - Когда она желает заменить нынешних чиновников своими ставленниками, она просто насылает на них фантазм.
- Они не могут причинить настоящего вреда, - вмешался Валдрон. - Согласен, они жуткие твари, но разве могут они справиться с настоящим храбрецом?
- Пожалуй, королю Валенсу стоит нанимать только храбрых людей с отвагой, как у бор-Валлимана, для сбора портовых пошлин, - проговорил Соурус, повернувшись к стене. Рука Валдрона рванулась было к мечу, но остановилась. Движение было настолько незаметным, что Гаррик пропустил бы его, кабы не зоркий глаз предка.
- Что вы имеете в виду под фантазмом? - спросил Гаррик. Если королю Валенсу нужна его жизнь - а в словах Ройяса сомневаться не приходилось, - значит, эти люди, как никто другой, могут помочь ему и его друзьям спастись, хотя бы в течение нескольких часов. - Это призрак?
Тадай кинул на него взгляд, впервые с интересом.
- Демоны, я бы скорее сказал, но только в реальном обличье. Как заметил Валдрон, от них никакого вреда, кроме уродства. То же самое можно сказать о моей жене... Правда, в отличие от моей Тринки, маленькие приятели королевы не приносят приданого в десять тысяч акров.
- Люди, которым довелось столкнуться с ними, утверждают, будто фантазмы напоминают им кое-что, - проговорил Ройяс. - Никто не сообщает, что именно, просто отказываются обсуждать. Мне более симпатичны люди, не сопротивляющиеся наемникам королевы, как это делает Валдрон.
- А еще есть огненные духи, - пробормотал Питре. Он вытащил круглую головоломку-безделушку из своего кошелька и повертел ее между пальцами. - Они безвредны!
- Ба! - воскликнул Валдрон. - Ну, и сколько раз в году их можно видеть? Раза четыре? Или пять?
- Одного раза достаточно, так ведь? - вмешался Тадай, отрывая взгляд от изумительно отполированных ногтей. - По крайней мере, для жертв. Мне понятно, отчего жертв так немного. Ведь мы пятеро скрываем свою оппозицию по отношению к королеве.
Гаррик взглянул на Ройяса. Тот кивнул:
- Они - или оно - обычно появляются не больше пяти штук за раз, возле тех, кто открыто противостоит королеве. Впервые это случилось с главарем шайки по имени Эренго, собравшим мятежников для нападения на поместье королевы. Я бы сказал, он рассчитывал поживиться тамошним добром, захватить королевский скот.
Питре захихикал.
- Лучше бы он нанялся к королеве в работники. Его ужасно интересовало, откуда у нее столько слуг.
- Эренго не делал тайны из своих планов, хотя собирался держаться подальше от места событий. - угрюмо изрек Ройяс. - Вдруг из воздуха появилась двуногая огненная ящерица. Телохранители Эренго атаковали ее, но безуспешно...
- Ничего не помогло, - иронически процедил Тадай. - Наверное, зрелище было ярким.
Валдрон кинул на сидящего убийственный взгляд и сжал меч. Тадай сложил руки на коленях и закусил губу.
Гаррик полагал, что раздражение Валдрона будет зреть еще долго, прежде чем он перейдет к открытым действиям и всерьез оскорбит товарища по заговору. Глупо рисковать и лезть на рожон, но ведь и само их предприятие - сплошной риск.
- Огненный дух обхватил лапами шею Эренго, - продолжил Ройяс. - И от того в минуту не осталось ничего, кроме серого пепла. Потом дух и сам исчез.
- Подобная вещь случилась бы и с самим королем Валенсом, если бы он возглавлял мятежников, - добавил Питре, сгорбившись и держа в руке головоломку. Пальцы бойко бегали, переставляя элементы с места на место. - Все ненавидят королеву, даже та падаль, что работает на нее.
- Но Силийон мог бы защитить короля Валенса! - возразил Соурус, запальчиво и совсем по-детски. - Ведь если бы он не был защищен, королева давно бы расправилась с ним, разве не так?
Теноктрис могла бы ответить на этот вопрос, Гаррик - не мог. Знал он лишь одно: есть сражения, которых следует избегать сколько возможно, даже если тебе кажется, что ты можешь их выиграть. Наверное, именно поэтому королева и не нападала на Валенса в открытую.
- Мы с моими коллегами преданы королю Валенсу, - с легкой иронией в голосе произнес Ройяс. - и нам приходится подыскивать альтернативные пути сохранения королевства...
У Гаррика промелькнула мысль. "Их частью королевства", - вот что он подумал. И криво усмехнулся.
- ...и, когда Валенс велел мне избавиться от возможного узурпатора власти, которого я встречу близ дворца Тиранов, нам открылся очевидный путь.
- Так ты утверждаешь, будто являешься наследником графини Теры, сынок? - спросил Тадай. Он держался с Гарриком не более надменно, чем со своими соратниками из дворянства, но ведь Гаррик и не относился к его соратникам-дворянам.
Он оперся рукой о стол и наклонился ближе к Тадаю.
- Я - свободный гражданин Хафта, толстопузый, - мягким голосом произнес он. - И мой род восходит к Карусу - хотя, попытайся ты добыть доказательства этого, тебе не вернуться оттуда живым.
В воспоминании Гаррика возник черный трон, стоящий на черной равнине и уходящий в черное же небо: трон Малкара, источник всего зла и всех сил Вселенной. Лоркан, первый король Островов, спрятал этот трон так, что обнаружить его могут лишь его потомки... вот и Гаррик нашел его, и это было настолько черным кошмаром, что он мог запросто уничтожить его душу.
Тадай смолчал. Он вытащил носовой платок черно-зеленого шелка из рукава и вытер пот со лба. Волосы у него были настолько светлые, что при более ярком освещении он показался бы лысым.
Питре развернул головоломку.
- Откуда он явился? - спросил он Ройяса. - Пусть защитит меня Госпожа! Это совсем не тот простофиля из хлева, о котором ты толковал!
- Он - тот самый человек, за которым Валенс поручил мне следить! - ответил Ройяс. - Имя, возраст - все совпадает. Мы ведь никогда не сомневались, что Силийон - могущественный маг, верно? Он был прав!
- Я думаю... - начал Тадай. Он аккуратно сложил платок и снова убрал его в рукав.
- Я думаю, Валенс был прав, когда боялся, что этот юноша может претендовать на его трон, - продолжил толстяк. Тон его по-прежнему был вкрадчивым, однако, насмешка исчезла. - А еще думаю, мы тоже были правы, джентльмены...
Он оглядел напряженные лица собравшихся.
- ...когда поверили, что он в силах поднять население против королевы, в то время как Валенс на это не способен!
Ноги Гаррика задрожали, но это потому, что Карусу потребовалось пинком выдвинуть стул и сесть. Пора прорвать это напряжение.
- Обращайтесь ко мне, как к крестьянину из Хафта, который ничего не знает о королеве и о том, почему король Валенс на ней женился, - спокойно изрек Гаррик. Он жестом указал на стулья и сам позабавился тому, как все получилось, но они повиновались, даже Ройяс, бывший здесь хозяином. - Но я начну с заявления, что не претендую на трон, пока его занимает Валенс.
Юноша усмехнулся.
- Я ведь тоже преданный гражданин, пусть даже Валенс и считает иначе.
Язык и произношение Гаррика отличались такой же безупречностью, как и у любого человека с Островов. Рейзе поработал над этим, да так, как не сумел бы ни один школьный учитель. Но при этом в его голосе звучала напевность, коей не обнаруживали ни гнусавые уроженцы Орнифола, ни грассирующие жители Сандраккана. Разумеется, то была печать Хафта, как и в те дни, когда жив был король Карус.
- Принцесса Азалэс была дочерью короля Сиримата, - проговорил Питре. Гаррик ожидал, что Ройяс или Тадай подхватят историю. - Валенс же только что победил герцога Сандраккан в борьбе за трон.
- За титул, - будто выплюнул Валдрон. - Если бы этот трон был реальным...
Питре опустил глаза, рассматривая головоломку. Кусочки светлого дерева безнадежно затерялись среди черных и белых.
Валдрон скорчил гримасу.
- Ну же, продолжай, - велел он Питре. А Гаррику пояснил: - Питре был там.
- Мы с Валенсом были одно время лучшими друзьями, - тихо говорил Питре, обращаясь к каменным плиткам на полу. - Ему было нужно жениться, потому что требовалось укрепить свое влияние, а брак с представительницей одного из великих домов Орнифола...
- Сделавший остальных дворян его злейшими врагами, - вмешался Тадай... Гаррику уже было ясно, что произошло, да и Карус помогал разобраться.
- ...вот Валенс и принял предложение короля Сиримата выйти сражаться за власть на многие века и тысячелетия, - продолжал Питре. - Азалэс принесла ему огромнейшее приданое, да и сама была потрясающе красива.
Улыбка тронула бледные губы Питре.
- Но не в ее красоте было дело, и не в том, что Валенсу она казалась намного красивее, чем любому из гостей на свадьбе.
- Она была колдуньей, - заявил Валдрон. - И при помощи колдовства заставила Валенса жениться на себе.
Питре пожал плечами.
- Пожалуй, - проговорил он. - Но не только колдовство виной дурным решениям. В тот момент многие из нас решили, что это неплохой выход из ситуации, когда орнифолская знать сражается друг с другом.
- Моя племянница... - начал Валдрон. Он замолчал, встретившись глазами с жесткой улыбкой Ройяса. Соурус нервно хихикнул. Валдрон с силой грохнул кулаком по столу, отчего пламя свечи так и заплясало.
Гаррик кивнул, показывая, что понимает.
- Перво-наперво нам предстоит ликвидировать ставленников королевы из правительства Вэллиса, - он улыбнулся и продолжил: - Не знаю, как можно это сделать, не повторяя участи Эренго, но сейчас я просто слишком устал.
Он постучал по столу.
- Один из моих друзей знает, что делать, - продолжал он. - Вернее, они обе, я не сомневаюсь в этом.
Лиэйн жила в Вэллисе, но город был для нее чужим. Ее опыт может помочь заметить некоторые вещи, которым заговорщики, как местные жители, могут и не придавать значения.
- У нас есть план, - заговорил Ройяс.
Гаррик встал, ощущая головокружение. Ему срочно нужно было поесть и лечь в кровать.
- Не сейчас, - заявил он. - Мне нужно заняться всем этим на свежую голову и иметь при себе моих друзей, чтобы получать от них советы. Может статься так, что ваши планы в мое отсутствие должны будут подвергнуться серьезному пересмотру сейчас, когда я среди вас.
"И когда вам стало понятно, что я не собираюсь сгореть заживо среди огненных духов", - мысленно добавил он.
"Короли смертны, как и прочие люди, - прошептал голос в глубинах подсознания. - И порой король умирает, чтобы его народ жил".
Гаррик улыбнулся, хотя наблюдавшие за ним вельможи не поняли, в чем дело. "Я все равно не соглашусь", - строптиво подумал юноша.
Заговорщики переглянулись. Ройяс кивнул и произнес:
- Все верно. Я велю Мауруннусу отвести вас в мои личные покои наверху. И ваших товарищей, если они обнаружатся.
Питре наклонился и поднял кусок головоломки, потом положил ее на стол.
- Дай нам знать, когда выступать, - обратился он к Ройясу.
- Вместе с настоящим вождем, вместо Валенса, - резко бросил Валдрон, - королевство Островов может быть совсем другим. Мы можем вернуться в Золотой Век, как это было в древности.
Он зашагал к двери, первым покидая помещение. Гаррик заметил, что Валдрон упомянул слово "вождь" вместо "король".
Сквозь нахлынувшую усталость, волнами затопившую мозг, далекий голос прошептал:
- Золотой Век, о котором все они грезят, здорово смахивает на мое время, и придется изрядно потрудиться, дабы уберечь его от столь бесславного конца, что постиг мое время. Но мы постараемся.

Илна решила, что потеряла сознание. Она очнулась; вся кожа горела, словно ее обложили горящими угольями. Девушка не сразу сообразила, что жужжание в голове - это пульсация ее собственной крови, а не пение Чешуйчатых людей. Правда, их пение тоже раздавалось, больше напоминая кваканье жаб в брачный сезон.
К Илне вернулось зрение, хотя голова кружилась и гудела, а перед глазами мелькали круги. От боли накатывала тошнота. Ее вырвало, и горло нещадно саднило.
Шесть Чешуйчатых людей сидели на корточках на палубе, образуя круг. В середине круга посреди подноса с песком стоял небольшой сосуд. Видимо, простейшая жаровня, использование которой было безопасным на корабле.
Судно слегка раскачивалось на медленном потоке. Рея была поднята, парус повис на ней. Илна не видела планшира, но крики сов в ночи давали понять, что они еще плывут по реке.
Чешуйчатый в повязке на голове из красно-зеленого шелка высыпал щепотку порошка из алебастрового сосуда прямо в огонь. Повалил пурпурный дым. Чудовище добавило еще порошка под пение своих приятелей. Теперь дым отливал оранжевым, хотя порошок был из того же сосуда.
Чешуйчатые запели громче. Они поднялись на ноги, взялись за руки и начали нелепый танец вокруг жаровни.
Языки пламени стали собираться вместе, образуя многоголовую гидру. Она вращалась по часовой стрелке, против движения танцующих.
Колонна огня зашевелилась, стала терять очертания. Судно задрожало. Илна подумала, что они встали, но по звездам в ночном небе догадалась: нет, они продолжают плыть. По телу побежали мурашки, еще сильнее, нежели при пробуждении от забытья.
Корабль окутал дым. Илна вдыхала сухой, немного душный, но отнюдь не отвратительный запах.
Чешуйчатые продолжали кружиться в тумане, поднимая и опуская руки под мерный ритм напева. В небе сверкали яркие звезды.
Корабль качнуло. От этого движения на Илну накатила новая волна тошноты. Она решила, что сейчас они опрокинутся. Попыталась сесть, но лодыжки и запястья были связаны за спиной. Ей удалось развернуться лицом к иллюминатору, но ничего не было видно.
Через все небо прошла полоса деформации. Что-то, холодное, как лезвие ножа, коснулось сознания Илны, а потом исчезло, прежде чем из уст ее вылетел пронзительный крик.
Туман рассеялся. Судно снова вздрогнуло. Небо теперь имело странный вид: Илне не удалось найти ни одного привычного созвездия.
Что-то бормоча друг другу, Чешуйчатые разворачивали парус. Они работали слаженно - настоящие моряки, даже одежда выдает бывалых морских волков.
Илна не ощущала вообще никакого ветра. Странно, но еще одна пара Чешуйчатых разворачивала маленький треугольный парус на фок-мачте. Для чего?
Море слабо светилось бледными оттенками зеленого и желтого.
И вокруг его окружали острые шпили скал. Некоторые возвышались на сотни футов, другие - куда меньше, напоминающие клыки каких-то невиданных чудищ. Самые высокие имели полого срезанные вершины и напоминали металлические гвозди, какими пользовались в деревушке Барка.
Корабль шел подозрительно тихо и гладко. Вокруг водореза собиралась пена, образуя небольшие водовороты.
Чешуйчатый человек на веслах снова запел. Его голос звучал таким же жабьим кваканьем. Человеческому горлу ни за что не издать подобные звуки.
Корабль плыл вперед, унося Илну сквозь сумрак. Она была связана слишком сильно, чтобы суметь добраться до веревок, но путем попеременного напряжения и расслабления мышц сумела ослабить узлы.
Все на свете имеет свой узор. И Илна нашла тот узор, который освободит ее. То, что произойдет далее, будет зависеть от обстоятельств, но образ в ее сознании запечатлел шесть медленно стягивавшихся узелков.

21-й день месяца Цапли

Дорога была вымощена бревнами, но многие из них успели прогнить, так что ноги Кэшела то и дело проваливались в щели. Все равно что идти по глубокому снегу. Жесткая кора, словно снежный наст, цеплялась за ноги, мешая идти. Голени уже начали кровоточить.
- О, госпожа Богиня, благодарю Тебя! - кричала Ария, радостно воздевая к небу руки. - О, прости меня, глупую, что так долго не понимала Твоих планов!
Принцесса и Захаг были легче, поэтому проходили свободно, но вес Кэшела мешал ему изрядно. Кэшел велел спутникам идти вперед, как только началась эта дорога, проложенная через трясину. Ария отставала. Кэшел уже решил подтолкнуть ее, как только снова остановится. А уж какое место попадет ему под руку - неважно!
Эти вопли радости казались ужасно неуместными, как и воздетые к небу руки. Кэшел не выдержал и спросил:
- Что ты поняла, госпожа? А главное, пошевеливайся.
Ария обернулась и порывисто обняла Кэшела за шею.
- Я поняла, что ты проверяешь меня, дурачок! Как Терпеливую Музиру!
- Вроде бы, солнце припекает не так уж сильно, так что напечь ей голову не могло, - проворчал себе под нос Захаг. - Видно, ее укусило какое-то насекомое, вот она и бредит.
Примат начал искать яйцо в гнезде на ветке растущего вдоль дороги дерева. А может, он искал личинки жуков, подумалось Кэшелу, ведь его мохнатый друг весьма неразборчив в пище.
Он осторожно отцепил от себя руки принцессы. Может, примат и прав насчет нее, но следов укусов на нежной коже не видать.
- Лучше пойдем дальше, - как можно спокойнее произнес он.
- Конечно, мастер Кэшел, - проговорила Ария. Она попыталась присесть в реверансе. Ее правая нога при этом попала на бревно, которое уже прогнулось под весом Кэшела. Она застряла между разломившейся древесиной и погрузилась в болотную воду, кишащую пиявками и прочей живностью.
Выражение лица Арии медленно менялось от потрясенного и испуганного до разъяренного - а потом на нем заиграла ослепительная улыбка. Кэшел был просто поражен. Он поднял девушку и вытащил ее из ямы. Она почесала ногу и обтерла облепившую ее жижу.
- Конечно, госпожа Богиня, - сказала Ария, обращаясь к голубому небу. - Я понимаю, испытание продолжается.
Она дотронулась до щеки Кэшела - он на мгновение перепугался, что сейчас получит от нее поцелуй - и, танцуя, побежала по дороге. Кэшел покачал головой и тоже двинулся следом.
В стоячей воде что-то шевельнулось. Кэшел обернулся на звук. В обычном болоте с таким звуком выходят пузыри болотного газа. Здесь же его взору предстало чудовище с человеческими руками, тело которого представляло собой огромное яйцо с нарисованными на нем чертами лица. Существо оскалило треугольные клыки, ухмыляясь, словно человек после сытной трапезы.
Кэшел вздохнул. Никто не запрещает существовать уродам, особенно в этих краях. Если существо выползет на дорогу, Кэшел заодно и узнает, лопнет ли его "скорлупа", как яйцо. Но никто не стал нападать.
Захаг спрыгнул с дерева и побрел в сторону Кэшела. Примат был их фуражиром, снабжая пищей, где только мог ее найти. Глаз у него был куда острее, чем у Кэшела, а плоский нос отлично чуял грибы и фрукты.
То, что Захаг считал "отменно" вкусным, часто вовсе не прельщало Кэшела, а уж Арию и подавно - к примеру, лакомиться личинками принцесса отчего-то упорно отказывалась.
- Видел, какие жуки здесь летают? - спросил Кэшела лохматый приятель, наблюдая за эскадрильей жужжащих над водой созданий.
- Видел, - Кэшелу не хотелось говорить об этом. Потому что никакие это были не жуки, пусть даже с крылышками и лапками, как у жуков. На спинах у них сидели жуткого вида человечки размером с ноготь.
- Ох, и быстрые же они! - восхитился Захаг. - Но по мне, так уж чересчур быстрые! - и он облизнулся.
Кэшел скорчил гримасу. Далеко вперед уходила бревенчатая дорога. Интересно, хоть кто-нибудь здесь чинит эти бревна? Ведь кто-то же их здесь проложил!
- А кто эта Терпеливая Музира, которую ты подвергаешь испытанию? - поинтересовался Захаг. Он ловко отпрыгнул от бревна, на которое опустилась могучая нога Кэшела.
- Никогда о ней не слышал, - произнес Кэшел. Гаррик, пожалуй, может знать. Или Шарина. Они ведь столько читали.
Ария обернулась и продолжала идти - но уже назад. Вряд ли можно назвать это хорошей идеей, когда вокруг бревна, но Кэшел не собирался тратить время на объяснения. Хочет перекувырнуться - пожалуйста.
- Терпеливая Музира была лучшей из всех когда-либо живших женщин, - объяснила Ария. Лицо ее так и сияло. - Она была столь совершенна, что величайший король всех земель решил жениться на ней. Но вначале он похитил ее и обращался с ней как с рабыней. Заставил спать на земле и давал ей только...
Ария споткнулась и начала падать. Кэшел протянул девушке посох, чтобы она могла схватиться за него, но она и не подумала это сделать. Вместо этого с глухим ударом приземлилась на спину. И жалобно вскрикнула.
Кэшел рванулся и поставил беднягу на ноги. Теперь платье у нее было еще грязнее, чем прежде.
- Боже, ну разве я не растяпа? - вопрошала она. И захихикала. Звучало все это фальшиво и напыщенно, совсем как истории дядюшки Катчина о его званых обедах у графа Ласкарга.
Захаг уставился на принцессу, потом перевел взгляд на Кэшела. Тот пожал плечами.
- Как бы то ни было, этот король велел Музире надраить все полы во дворце и кормил ее только лишь чечевицей с червями.
- О, чечевица с червями! - оживился Захаг. - Мясо прямо с гарниром.
- И лишь спустя целых семь лет, - продолжала Ария, не обращая внимания на комментарии примата, - король вызывал Музиру и перед всем народом велел ей поцеловать свои ноги, а потом публично высек ее кнутом. Потом он объявил ей, что все эти испытания проводились для того, чтобы выяснить, достойна ли она быть его невестой. Она прошла испытание, и он немедленно женился на ней и сделал ее королевой!
- Отвратительно! - заявил Кэшел. В деревушке Барка тоже были плохие мужья - пожалуй, они встречались чаще, чем хорошие, если послушать Илну - но описанный Арией пример просто невозможно себе представить.
Ария снова прибавил шагу.
- И знаете, что я думаю, мастер Кэшел, - обратилась она к юноше. - Вы ведь сами не король, верно? Вы просто его преданный слуга!
Кэшел прочистил горло.
- Я пастух, - ответил он. - И не знаюсь с королями, принцесса. Но как раз твоя мать - королева, или почти королева, в этом я уверен.
- Понятно, - изрекла девушка. - Не можете сказать. Хорошо, я тоже никому не буду говорить о своей догадке, пока время не придет.
- Она чокнулась, а? - пробормотал Захаг.
Но это даже к лучшему. Безумие Арии оказалось куда легче выносить, чем ее нормальное состояние.
Далеко впереди над вершинами высоких гор блеснуло солнце. Прошлой ночью Кэшелу показалось, что он видел в том направлении голубоватое сияние. Но было непонятно, насколько это далеко. В любом случае, они должны добраться, рано или поздно.
И он побрел дальше, проваливаясь и хлюпая на каждом шагу.
Рано или поздно. Это лучше, чем никогда.

Шарина точила пьюлский нож, а какая-то птичка знай себе заливалась в роще. Неутомимая певунья выводила свои рулады без устали и никогда не повторялась.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.