read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Некоторое время спустя он снова оглядел своих товарищей. Семеро могучих воинов, идущих в бой. Бой, который решит судьбу этого мира.
Леаркус проводил взглядом «Громового Ястреба». В верхних слоях атмосферы и челнок Космодесантников, и сотни сопровождающих его судов выглядели маленькими яркими звездочками на темном небе. Рассвет уже окрасил восточный край горизонта слабым янтарно-золотистым сиянием, и на заснеженной земле стали ясно различимы первые признаки пробуждения тиранидов.
Полуразрушенные остатки городских стен были проломлены во многих местах, но он не мог с этим ничего поделать. Готовясь к очередной атаке, кое-что восстановили за ночь, но большинство личного состава трудилось на подготовке взлетной полосы.
Несмотря на отсутствие Уриэля и Пазаниуса, гнев и отчаяние, вызванные их поступком, не утихали, и Леаркус крепко сжал рукоять своего цепного меча. Сержант и еще восемьдесят воинов Четвертой Роты стояли по стойке смирно на северном участке полуразрушенной стены, примыкающей к Пятому Кварталу. Все они как один были готовы отразить очередную атаку пришельцев. Капеллан Астадор и шестьдесят три Мортифакта обороняли южный участок. Леаркус мысленно напомнил себе приглядывать за этими безответственными отпрысками его рода.
Астадор уже предлагал ему перед боем принять участие в их варварских кровавых ритуалах, но Леаркус отказался и быстро ушел, опасаясь совершить нечто такое, о чем потом пришлось бы пожалеть.
— Отвага и честь! — воскликнул он, как только заметил, что к стене направился первый раздувшийся от био-снарядов тиранид.
Все еще ощущая во рту привкус крови, капеллан рассматривал несгибаемого Леаркуса. Сержант стоял навытяжку перед строем своих солдат в ожидании приближения врага. Астадор считал Леаркуса отличным воякой, но не более того.
Призрачный дух капеллана только что вернулся в физическое тело и все еще не хотел смириться с заключением в границах плоти. На какой-то миг Астадор подумал рассказать Леаркусу, о чем поведали ему духи предков, но покачал головой и стал наблюдать за тиранид ами.
Какой смысл говорить ему об этом?
Вряд ли сержант поблагодарит его за известие о том, что его капитан отправился навстречу смерти.
Городская стена близ Пятого Квартала подвергалась обстрелу био-снарядами в течение двух часов, и все вкруг заволокло ядовитыми испарениями. Ветер уносил большую часть смертоносных газов в долину. Среди био-снарядов попадались и такие, которые при взрыве выбрасывали несметное количество разъедающих вирусов. Под их воздействием огромные куски каменной кладки становились мягкими и стекали вниз, словно расплавленный воск.
Целая секция одного из южных бастионов сползла с размягченной земляной насыпи и увлекла за собой троих Мортифактов. Они упали на тонкий лед крепостного рва и погрузились в ледяную воду. Лишь через несколько минут все трое поднялись на поверхность.
Леаркус посмотрел на южный участок и заметил, что все воины в черных доспехах заняли позиции для стрельбы — орды пришельцев плотной массой устремились вперед. И в тот же момент он понял, что это не обычная атака, а хорошо скоординированный удар, нацеленный на прорыв обороны. Первыми к стенам полз сплошной ковер из маленьких прыгучих существ. Шквальный огонь косил их тысячами, но при гигантской численности такие потери даже не были заметны.
Под тяжестью этих полчищ во рву с оглушительным треском сломался лед, и множество тиранидов ушли под студеную воду. Но они продолжали прибывать, и масса замерзших существ обеспечила проход для следующей волны атакующих.
Гигантские создания с целыми выводками шипящих монстров, гнездившихся за пластинами панциря, неумолимо шли вперед. Похожие на скорпионов пришельцы, каких Леаркусу еще не доводилось видеть, на ходу обстреливали стены из костяных выростов в нижней части живота.
Были еще и твари, вокруг которых искрились электрические разряды, а с конечностей время от времени срывались настоящие молнии. Они выбивали из стены куски камня величиной с целый танк.
Леаркус включил канал связи с майором Сатриа:
— Майор, выводите своих людей на стены.
— Вы уверены, что готовы идти в бой? — спросил майор Сатриа, направляясь к городской стене.
— Уверен, майор, и прекратите болтать! — сердито ответил Себастьен Монтант, с трудом переводя дух.
Он изо всех сил старался не отстать от майора и пяти тысяч солдат отряда самообороны. Себастьен давно расстегнул воротник, но все равно взмок под солдатской шинелью.
Казалось, лазерное ружье на его плече весит не меньше пушки, но эта тяжесть все же придавала ему уверенности. С оружием Монтант чувствовал себя сильнее и от души надеялся, что вспомнит, как надо стрелять, когда дойдет до дела.
В глубоких темных пещерах на вершинах восточного склона, пронзительный визг превратился в оглушительный вой, и его отголоски эхом прокатились по верхним Кварталам Эребуса. Множество горгулий, проникших в город после предательства Саймона Ван Гель-дера, были выслежены и истреблены, но и в живых осталось не мало. В основном, это были простейшие организмы, предназначенные для разведки и сражений. Только девять из них имели для роя гораздо большее значение.
Они укрылись в самой глубине пещер. По приказу Совокупного Разума они построили гнезда и занялись воспроизводством. Интенсивное размножение истощило их запасы энергии, и производительницы вскоре погибли, но дали жизнь тысячам и тысячам отпрысков.
В момент начала решающего наступления неукротимая воля подняла горгулий с их насестов и обрушила на людей визжащие черные тучи.
— Лейтенант, ты их достал? — спросил капитан Мартен, стискивая пальцами рычага управления.
— Достал, — бросил в ответ Кейл Пелар. — Автоматический прицел не может ошибиться при таком количестве сигналов. Био-корабли перестраиваются и идут нам навстречу, но они двигаются не слишком быстро. Мы достигнем огневого рубежа еще до того, как они закончат маневр.
В ответ Мартен лишь усмехнулся под кислородной маской.
Информация о целях выводилась на экран перед глазами Пелара и копировалась на его собственном дисплее. С таким количеством врагов им еще не приходилось встречаться.
Тем лучше, раз это их последняя битва.
На панели управления перед Мартеном зажегся сигнал, оповещающий о том, что корабль подошел на оптимальное расстояние для запуска ракет. Капитан включил устройство связи и дал команду ведомым кораблям:
— Всем открыть огонь!
С криком «За „Винсента"!» он два раза подряд нажал кнопку пуска на контрольной панели. В одно мгновение из-под крыльев сотен воздушных судов вырвались ракеты и помчались к рой-флотилии. Перед флотом стояла одна цель: пробить брешь в обороне врага для прохода «Громового Ястреба». Все остальное было неважно.
Расстояние между противниками постепенно уменьшалось, и Мартен знал, что тираниды не заставят себя ждать. Уже сейчас видел, как проворно крупные существа занимают блокирующие позиции, а мелкие несутся плотной массой навстречу.
— Будь внимателен, — крикнул Мартен. — Они повернули в нашу сторону.
Первый залп прорвал завесу из спор, но эта пробоина быстро затягивалась по мере подхода новых сил. Такая картина могла устрашить кого угодно, однако Мартен по своему рождению и воспитанию был первоклассным пилотом и единственным предназначением его жизни были воздушные схватки.
Он слегка поднял нос истребителя и приготовил последние ракеты.
И почти сразу же капитан Мартен, и все остальные пилоты его звена оказались вовлеченными в смертельную потасовку с десятками крупных, начиненных спорами существ. Тираниды маневрировали примерно с той же скоростью, что и «Фурии». Мартен резко отвернул влево и лишь мельком увидел существо, с которым чуть не столкнулся.
— Мы слишком близко для ракетного залпа, — крикнул он и переключился на лазерную пушку.
Одно особенно настойчивое существо попыталось поймать истребитель своими щупальцами, но «Фурия» каждый раз успевала увернуться. Противники кружили в пространстве, словно гигантские насекомые в чудовищном брачном танце. Наконец фигура тиранида попала в перекрестье прицела.
— Получи, ублюдок, — взревел Мартен, повернул переключатель, и лазерный луч рассек чудовище надвое.
— Капитан, уходи вправо! — крикнул Пелар при виде яркой вспышки в опасной близости от корабля.
Мартен развернул машину и облегченно выдохнул, увидев, как близко они были от гибели. Слегка убавив газ, он снова переключился на ракеты. Негромкое гудение в наушниках подсказывало, что автоматический прицел отыскал цель, и Мартен нажал кнопку запуска.
— Капитан, — донесся до него голос Эрина Хар-лена. — Одно из чудовищ висит прямо у тебя на хвосте!
Мартен повернул вправо и оглянулся. Он повел истребитель зигзагами в надежде избавиться от преследователя, но существо повторяло все его маневры.
— Я не могу от него оторваться! — крикнул Мартен.
— Оно стреляет! — предупредил Пелар.
— Уходим влево! — Капитан резко передвинул штурвал и включил форсаж.
От мгновенного ускорения его вдавило в кресло, а сердце забилось вдвое чаще. Голубоватый энергетический луч прошел под кораблем, и Мартен бросил машину в такой крутой вираж, что чуть не заглушил двигатели.
Чудовище опять последовало за ним, но несколько запоздало.
Капитан успел описать круг и выйти противнику в хвост, а потом ловко подвел перекрестье прицела и выстрелил. Лазер полоснул по гигантской туше, и она взорвалась фонтаном кровавых брызг.
В наушниках раздавались крики и проклятия других пилотов. Тираниды подавляли их своей мощью, но сейчас капитан мог думать только о своей цели. Сражение еще не закончилось. Внимательно посмотрев в смотровое стекло, он увидел, что в защитном экране тиранидов все-таки появилась брешь. «Громовой Ястреб» устремился в нее, и яркие голубые огни плазменных двигателей вспыхнули на фоне темной громады маточного корабля…
А за судном Космодесантников последовало гигантское крылатое существо с подвижными, светящимися от электрических разрядов щупальцами. Извилистые молнии раз за разом хлестали по корпусу челнока, и Мартен понял, что «Ястреб» не выдержит такой атаки.
Его летный костюм промок от пота, Оуэн был уже едва жив от усталости, но прибавил мощность двигателей и устремился за челноком.
Уриэль почувствовал, как дернулся корпус судна, и увидел вспышку электрического разряда. Пилот попытался уклониться от молний, но «Громовой Ястреб» не был создан для воздушных боев. Уриэлю стало ясно, что рано или поздно их преследователь уничтожит машину. С полок посыпались оружие и боеприпасы.
Вентрис отстегнул ремни и поднялся на нога. Надо сохранить оружие, выданное инквизитором Криптманом. Если оно выйдет из строя, они проиграют схватку еще до ее начала. Следующий удар чуть не сбил его с ног, вдоль топливного бака пробежали огненные язычки, раздался сигнал тревожной сирены.
Еще один удар пришелся по корме «Ястреба», и стекло одного из иллюминаторов с глухим щелчком вылетело наружу.
Воздух шумно рванулся из кабины, и Уриэля охватила ярость. Они не могут проиграть теперь, когда подошли так близко к цели.
Капитан Оуэн Мартен гнал свою «Фурию» на предельной скорости. Его истребитель преследовал тиранида, идущего по пятам «Ястреба», а под крылом осталась только одна ракета.
Вспышки голубоватого света следовали одна за другой и освещали кабину. Чудовище превосходило размерами истребитель в шесть раз, и Мартен понимал, что уничтожить врага сможет только прямое попадание ракеты в самую уязвимую точку.
— Капитан, — закричал ему Пелар, — сбавь скорость, иначе у нас не хватит топлива, чтобы вернуться к планете.
— Мы не собираемся возвращаться, — спокойно ответил Мартен и аккуратно втиснул «Фурию» между гигантским тиранидом и кораблем Космодесантников.
— Что ты задумал? — тревожно воскликнул Пелар.
— То, что требуется, — процедил Мартен, разворачивая истребитель вокруг оси на сто восемьдесят градусов.
Разинутая пасть врага закрывала ему обзор. Две дуги электрических разрядов обогнули «Фурию» с обеих сторон, и кабина заполнилась голубоватыми искрами, кое-где вспыхнуло пламя.
Капитан Мартен нажал кнопку и отправил последнюю ракету прямо в пасть чудовища.
Уриэль ощутил содрогание взрыва позади «Громового Ястреба» и уже приготовился к неминуемой гибели. Но катастрофы так и не произошло, и челнок продолжал полет, маневрируя между облаками спор, окружающих маточный корабль.
Выглянув в иллюминатор капитан увидел громадную морщинистую тушу корабля-матки. Еще перед вылетом инквизитор Криптман показал ему рисунок с наиболее вероятными местами расположения входных отверстий, и теперь Уриэль изучал ландшафт в поисках одной из таких точек.
Остатки Имперского Флота обеспечили «Ястребу» проход, теперь настала пора оправдать эти жертвы.
— Вот оно! — воскликнул Уриэль, показывая на пульсирующее отверстие в мягких тканях на боку исполинского существа. Волнообразные движения мышц выгоняли через него в космос отходы жизнедеятельности.
В этот момент рубчатые края разошлись еще шире и выбросили большую порцию отходов.
— Торопись! — крикнул он пилоту. — Если то, что говорил инквизитор, верно, отверстие закроется в течение нескольких секунд.
Пилот искусно направил судно в центр отверстия и запустил двигатели на полную мощность, а в это время мышцы по краям начали постепенно сокращаться. Только подлетев ближе, Уриэль наконец осознал, насколько огромным был этот био-корабль, если только одно из выходных отверстий раскрывалось метров на шестьдесят в диаметре.
В последний момент «Громовой Ястреб» успел проскочить в ребристый мускульный туннель внутри живого организма.
Затем круговые мышцы сошлись и заслонили от людей рассеянный свет звезд. Они оказались взаперти внутри чудовища.
Леаркус рассек горло очередного чудовища-тиранида, и его цепной меч чуть не завяз в мышцах и хитиновых обломках. В лазерном ружье давным-давно закончились заряды, и теперь Космодесантник орудовал только клинком, держа его обеими руками.
Запекшейся на плече сгусток крови напоминал о чудовище, которое прорвалось через укрепления и пробило когтем наплечник его доспехов. Каждый участок городской стены теперь напоминал кладбище людей и ти-ранидов. Искореженные доспехи, пластины хитиновой брони, все это лежало на замерзшей земле, покрытое толстым слоем крови и внутренностей. Груды останков под ногами мешали передвигаться.
Рядом с Леаркусом бился майор Сатриа. Он без устали колол врагов штыком и стрелял из лазерного ружья, если находил свободную минуту, чтобы перезарядить его. Бок о бок с майором сражался Себастьен Монтант. Ему не доставало опыта, зато этот недостаток компенсировался отчаянной храбростью. Леаркус уже не раз спасал его от неминуемой смерти и считал, что линия фронта неподходящее Место для обер-фабрикатора. Но и сержант не мог не восхищаться отвагой Монтанта.
— Держитесь, воины Ультрамара! — крикнул Леаркус.
Обстрел смертоносными капсулами не прекращался ни на минуту. Несмотря на это, солдаты не собирались сдаваться. Ударом тяжелого ботинка Леаркус снес голову подвернувшегося гормогонта. Череп покатился в гущу наступающих врагов.
На фоне уже привычного шума битвы до ушей сержанта донесся орудийный залп. Выбрав момент, он оглянулся, чтобы посмотреть, кто стрелял. Дула немногочисленных орудий «Гидр» на фланге были направлены на восток. У Леаркуса замерло сердце, когда он увидел их цель: над ущельем нависала огромная туча горгулий. Крылатые чудовища быстро неслись к линии фронта.
— Спаси нас Жиллиман, — только и смог прошептать Космодесантник, пораженный многочисленностью врагов, подходивших с тыла. — Астадор! — крикнул он в устройство связи.
— Я их вижу, — последовал ответ капеллана. Залпы «Гидр» ударили по туче летящих тиранидов, но Леаркусу стало ясно, что такой сильный натиск сомнет сопротивление людей.
Себастьен Монтант сражался с отвагой и силой, о существовании которых он и сам никогда не подозревал. Руки нестерпимо ныли от непривычной нагрузки, но душу переполняла гордость. Он доказал себе, что не зря занимал верховный пост на вверенной ему планете. Монтант наклонился за новой батареей для лазерного ружья, а выпрямившись, увидел, что за его спиной с дымящейся раной в груди замертво упал Космодесантник.
Себастьен торопливо перезарядил оружие и снова открыл огонь по группе мельтешащих вокруг Леаркуса и майора Сатриа существ с перепончатыми лапами. Одним залпом он рассек пополам сразу троих врагов и зацепил четвертого, как вдруг небо заслонила огромная тень.
Обер- фабрикатор развернулся и вскинул ружье. Резкий удар хвоста переломил в его руках оружие, а самого Себастьена швырнул на землю. Он кое-как поднялся на ноги, держась за край стены, и потянулся за саблей. В этот момент над ним нависло гигантское чудовище. Толстые пластины его брони во многих местах уже обагрила человеческая кровь, из зубастой пасти вырывалось злобное шипение, и страшные лапы тянулись к Себастьену.
Зазубренные на концах щупальца мелькнули в воздухе и пригвоздили Монтанта к деревянной опоре, из ран брызнула кровь, и он закричал, не в силах пошевелиться. А гигантские когти вновь потянулись к его телу.
Рядом снова оказался Леаркус. Цепной меч пронзил хитиновую броню и завяз в теле чудовища. Когти тиранида мгновенно обхватили Космодесантника, вырывая клочья металла из его доспехов.
Себастьен рванулся на помощь. Но что он мог сделать? Щупальца ничуть не ослабили хватку, а их зазубренные шипы все глубже впивались в тело. Леаркус взревел, освобождая меч, и нацелился в горло тиранида. Майор Сатриа тоже спешил им на помощь.
Внезапно над головами защитников города появилась громадная тень. Себастьен увидел, как бесчисленные орды летающих монстров обрушились на людей. Развернулась ужасная бойня. Новые враги цепляли людей когтистыми лапами и поднимали в воздух, а затем разрывали тела на части. Оборона дрогнула.
— Сейчас я освобожу вас, сэр, — сказал майор Сатриа, обнажив кинжал.
Тот только кивнул, от боли перехватило дыхание. А в следующее мгновение перед его глазами оказался сплошной клубок когтей и зубов. Вал тиранидов захлестнул стену, а из складок туловища огромного исполина все сыпались и сыпались новые создания, красного и черного цвета, точно такие же, каких перед этим уничтожал Монтант.
— Майор, — прохрипел Себастьен, слишком тихо, чтобы быть услышанным.
Только что родившиеся твари замерли на несколько секунд, подняв вверх перепончатые конечности, словно приветствовали Монтанта. Вид их показался Себастьену настолько несуразным, что ему даже захотелось рассмеяться. Но вот они словно по команде тряхнули лапами, и в воздух взвились сотни острых шипов.
Хитиновые пики вонзились в кожу, и Себастьен снова закричал от боли. Сколько шипов попало в него, он не знал, только ощущал боль и жжение во всем теле. Совершенно обессилев, он повис на удерживающем его щупальце пришельца и увидел под ногами лужу собственной крови.
Потом кто-то выкрикнул его имя, но для Себастьена все вокруг заволокло плотным красным туманом. Он так и не понял, кто его звал.
А потом в глазах потемнело и сознание покинуло его.
Уриэль выбрался из сильно помятого челнока и ступил на мягкую эластичную ткань недр маточного корабля. Оружие, данное инквизитором Криптманом, покоилось в кобуре у него под мышкой. Оно не слишком соответствовало форме кобуры, но лежало там довольно плотно, чтобы можно было не беспокоиться за его сохранность.
Ребристые своды довольно обширного пространства заливал рассеянный зеленоватый свет, повсюду клубились облачка едких паров, а под ногами чавкал доходящий почти до коленей слой экскрементов. Непереносимая вонь заставила Уриэля подключить дополнительные фильтры к системе обоняния, иначе тошнота не дала бы ему сделать и шагу.
Уриэль махнул рукой остальным воинам. Первым вышел Пазаниус, и индикатор его огнемета в перенасыщенной испарениями атмосфере сразу же загорелся ярко-голубым светом. Под ногами Уриэль почувствовал какую-то возню и, присмотревшись, увидел, как странные, похожие на жуков существа снуют вокруг его ботинок, ползают по стенам и полу в поисках пищи. Мелкие создания не представляли угрозы, и Космодесантники углубились в недра био-корабля. От стен исходил ритмичный шорох, напоминающий сердцебиение, вернее, биение нескольких сердец. По словам инквизитора Криптмана, маточный корабль представлял собой гигантский конгломерат существ, сросшихся между собой в одну целостную систему, формировавшую Совокупный Разум.
— Это место проклято, — прошептал брат Пелантар.
Он занял позицию на фланге и приготовился к стрельбе. С другой стороны шагал брат Алваракс.
— Наверно, ты прав, — согласился Уриэль.
Он припомнил глубины Павониса, где ему довелось сразиться с Несущим Ночь, это пространство, пропитанное отголосками былых ужасов.
Брат Дамиас занял место в центре группы и включил специально созданное Криптманом устройство, напоминающее компас. На шлеме Дамиаса вспыхнул голубоватый луч. Послышалось мелодичное треньканье, показавшееся слишком громким в теплом и влажном воздухе живой пещеры.
Из щелей в стенах с шипением вырвались струйки пара, поверхность под ногами содрогнулась, а по стенам прокатились волны сокращающихся мышц. На глазах у Уриэля мелкие существа попрятались в складки плоти.
— Давайте двигаться, — сказал он. — Не думаю, что нам стоит здесь задерживаться.
Вслед за Пазаниусом воины Караула Смерти углубились в недра маточного корабля.
Не успел Снежок спуститься по каменным ступеням, как послышались громкие удары колоколов. Сестры Ордена Госпитальеров торопливо разбежались по помещениям и стали провожать всех, кто мог самостоятельно передвигаться, к лестнице на второй этаж. Остальные несли носилки и ящики с медикаментами. В воздухе ощутимо запахло настоящей паникой.
— Что происходит? — громко спросил Снежок.
Ему никто не ответил. Казалось, страх лишил людей способности слышать друг друга. Он пробрался сквозь толпу к главной палате. Там та же картина: сестры со слезами на глазах поднимали тяжело раненных и чуть ли не на себе тащили к лестнице. Про себя Снежок отметил, что на такое количество раненых сестер слишком много. Лишь только эта мысль мелькнула в его мозгу, он заметил спешившую навстречу сестру Джониэль.
— Эй ты, — крикнула она, — подойди сюда! Снежок вошел в палату, старательно обходя людей, ковыляющих к лестнице.
— Что здесь происходит? — спросил он.
— Мы получили приказ об эвакуации, — с отчаянием в голосе ответила сестра Джониэль. — Необходимо доставить всех этих людей в безопасное место. Линию фронта могут прорвать в любой момент.
— Что? Да это же меньше, чем в километре отсюда!
— Я знаю, поэтому нечего зря тратить время. Мне нужна твоя помощь.
— Моя помощь? Что же я могу сделать? Джониэль схватила его за руку:
— Госпиталь построен у южного склона ущелья. На верхнем этаже есть выход, ведущий в пещеры.
— И что с того?
— Я хочу, чтобы ты помог вывести отсюда всех этих людей, — объяснила сестра.
— Как? Да я же только что привел их сюда!
— Ну и что? Делай, как тебе говорят! — настаивала Джониэль, сердито сдвинув брови.
— Ладно, ладно, — согласился Снежок. — А ты? Что ты собираешься делать?
— А я сделаю все, лишь бы мои пациенты покинули это здание живыми.
Капли жидкости медленно собирались на сводах, падали вниз и с шипением растекались по доспехам Космодесантников. Внутренние переходы маточного корабля представляли собой воплощение всех мыслимых и немыслимых биологических ужасов — плотные складки мышц и хрящи, обрамляющие перегородки, зловонные лужицы пищеварительной жидкости, заполняющей каждый отпечаток тяжелых ботинок. Крошечные вспомогательные организмы торопливо сновали по переходам и совершенно не реагировали на людей, пробирающихся в глубь исполинского существа.
Из каждой щели доносился непрерывный шум работающих органов, вся атмосфера была насыщена шорохами биологических процессов.
Время от времени стены прохода начинали смыкаться, и тогда Уриэль чувствовал приближение приступа клаустрофобии. Сокращения проходили ритмично, через определенные промежутки времени, словно люди находились внутри дыхательного органа.
Узкий проход закончился фонтанчиком парящей жидкости, обрызгавшей всех без исключения, и вывел их в широкую мрачную пещеру, образованную потрескивающими под ногами хрящевыми прослойками и раздувшейся плотью. Вдоль стен до самого свода висели покинутые кладки, разбитые яйца и опустевшие гнезда.
— Что это? — спросил Хенгист.
— Здесь они спали, — ответил Дамиас. Он обошел помещение по кругу, держа в руке монотонно гудящее устройство Криптмана. — Они были погружены в сон на долгие годы, пока не прибыли на Тарсис Ультра, уж не знаю откуда.
Уриэль заметил в одной из ниш тиранида-воина с высохшей, безжизненной плотью и понял, что Дамиас прав. Все четыре лапы не проснувшегося создания свободно свисали вдоль тела, а голова была опущена на плечо.
Внезапно раздалось громкое шипение, противоположная стена пришла в движение, и светящийся зеленоватый газ заполнил помещение, дойдя почти до коленей непрошеных гостей. Складки плоти раздвинулись, сквозь них хлынул поток зловонных химикалий, в котором барахтался целый отряд визжащих тиранидов.
— Капитан! — предостерегающе закричал Пазаниус и выпустил во врагов струю пламени.
Алваракс и Пелантар мгновенно отреагировали и присоединили к огнемету болтерные очереди. Уриэль тоже открыл стрельбу, но в это время живой клапан открылся еще шире и хлынула новая толпа врагов.
Первым им навстречу устремился огромный монстр в хитиновой броне, формой туловища напоминающий скорпиона. Он прыгнул на Ягатуна, но тот пригнулся и ударом кривой сабли рассек слабо защищенный броней живот чудовища. Из раны вывалился клубок внутренностей.
Хенгист с проклятиями вонзил в тело твари цепной меч, помог Ягатуну подняться и выстрелил из болтера. Все это заняло не более секунды. Пазаниус стал медленно отступать, но с каждым шагом выпускал по скопищам визжащих тиранидов струю горящего прометиума.
Непрерывным болтерным огнем Уриэль сметал со стен тех чудовищ, которые намеревались прыгнуть на них сверху. Неизвестно, сколько еще воинов имеется в запасе у корабля-матки, но выяснять этого не стоит.
— Караул Смерти, отходим назад! — приказал Уриэль.
Алваракс и Пелантар попятились, не прекращая стрелять, и встали рядом с Уриэлем.
— Брат Дамиас! — крикнул он. — Куда нам идти дальше?
Дамиас, с ног до головы забрызганный кровью, е клочьями тел тиранидов на доспехах, сверился с прибором и махнул рукой:
— Туда.
Дамиас первым прошел сквозь овальное отверстие, и Уриэль позвал остальных:
— Все сюда, и побыстрее!
Хенгист, пригнувшись, шагнул в узкий проход, за ним последовал Ягатун. Затем Пелантар, выпустив по врагам еще одну очередь, нырнул в проход. Уриэль втолкнул туда же Пазаниуса и крикнул:
— Алваракс! Торопись, мы уходим!
Алваракс продолжал стрелять, и от ударов освященных зарядов падали и взрывались десятки тиранидов. А через миг пол под его ногами разошелся и воина поглотила плоть био-корабля.
Уриэль с криком рванулся ему на помощь, но сильная рука Пазаниуса остановила его.
— Ему уже не поможешь, — крикнул Пазаниус. — Надо уходить!
Уриэль кивнул и направился дальше. Ему приходилось ощупывать стены, а не полагаться на зрение. За спиной раздавался чавкающий звук — мускулатура маточного корабля расширяла живой тоннель для большего числа преследователей. Пазаниус подтолкнул Уриэля вперед и обернулся, чтобы снова облить тиранидов пламенем огнемета. Громкие вопли горящих чудовищ заполнили пространство, и стенки из плоти содрогнулись, словно в знак сочувствия их боли. Внезапно Уриэль вспомнил слова Криптмана, сказанные накануне отлета с Тарсис Ультра: «Чем глубже вы будете погружаться в это создание, тем более совершенной будет становиться его нервная система. Чем ближе к центру, тем сильнее будет отклик на болевые ощущения».



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.