read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



спросил бутылку белого, а Боб - стакан покрепче; затем мы вынесли столик в
парк, уселись под цветущим тамариском и стали потягивать каждый свое. Мои
лейтенанты куда-то запропастились - должно быть, от смущения за утренний
провал, но Ричард Бартон из Таскалусы был тут как тут: приплясывая и поводя
плечами, двигаясь как бы под звуки неслышимого джаза, подтанцевал к нашему
столику с порцией виски и карманами, набитыми жвачкой. Поразительная
личность! Если не пьет, то говорит, а если не говорит, так жует. Правда,
угощать нас он не забывал. Мы потрепались о том о сем - о национальных
пристрастиях в сфере напитков, о династии Бурбонов и испанском короле, чей
гордый профиль украшал песеты, о паре гомиков, появившихся сегодня в
отеле ?Алькатраз?, о толстой немке, которая хоть не отличалась стройностью
испанок, но вряд ли уступала им в постели. Выпили мы немного: я одолел
половину бутылки сухого, а Боб с Диком - по три порции горячительного. Время
за разговорами (вполне мирными, без посягательств на чью-либо печень) летело
незаметно и быстро. Меж тем небеса потемнели и озарились яркими южными
звездами, над горным хребтом поднялась ущербная луна, посеребрив воду в
бассейне и выложенные искусственным мрамором дорожки, поле для гольфа
покрылось мраком, а платаны и пальмы оделись густыми сумрачными тенями, став
похожими на гигантских рыцарей в черных плащах. В парке и на открытой
площадке у бара вспыхнули фонари, но публика - большей частью народ
семейный, малопьющий - уже расходилась. Проковыляла толстая немка со своими
чадами, тащившими ворох бутылок с пепси; чинно удалились британцы и датчане;
тихонько уползли гомики; покинули бар пожилая чета из Питера и молодые
супруги с шустрым малышом. Только неугомонный полковник Гоша все колобродил
у стойки, заливая Элле, Стелле и Белле, а также бармену Санчесу, как
довелось ему командовать полком в Афгане, как он гарцевал на полевой кухне и
рубил моджахедов в лапшу. Девушки попискивали в самых драматичных моментах,
а Санчес вежливо улыбался и ждал, когда же русский сеньор угомонится и
свалится под стойку. По-моему, шансов у Санчеса не было. - Вот она,
справедливость, - задумчиво протянул Боря-Боб, скосив глаза на полковника. -
Одни отчизне служили, кровь проливали, а нынче топают на костылях? Другие
жрали-пили и набивали карман, и теперь им все позволено - и та же выпивка, и
бабы, и брехня о драчках, где задницы их отродясь не бывало. И власть опять
же у них? Иду на спор, что этот шмурдяк всю жизнь просидел в тихой дыре под
Питером или Москвой и на горы глядел отдыхаючи в Сочи? А нынче врет и не
краснеет! И где ведь врет, каленый пятак ему к пяткам - не в Сочах
каких-нибудь сраных, а в заграницах! Куда за рубль не долетишь! - Но ты ведь
тоже долетел, - произнес я.
- Долетел!.. - Борис резко оборвал фразу, и мне показалось, что он хотел
добавить: ?За казенный счет?. - Долетел, зато не вру. А мог бы порассказать?
мог бы? Он выплеснул содержимое стакана в глотку, поднялся и твердым шагом
направился к стойке. Бартон дернул меня за рукав:
- Боб расстроен? Почему? Из-за утреннего инцидента? Так я готов искупить.
Может, мы и ему откроем счет в банке ?Хоттингер и Ги?? - Боб душой
тревожен, а это деньгами не поправишь, - объяснил я. - Он хочет не денег, а
справедливости.
- Справедливость - тоже вопрос денег, - заметил Бартон с истинно
американским прагматизмом.
- Отнюдь. И то и другое надо рассматривать в аспекте конкретной
национальной идеи. Американская идея какова9 Что Штаты - оплот демократии, а
раз оплот, то должны быть сильны и богаты. Богатство и сила измеряются
деньгами, значит, кто при деньгах, тот и прав. Русская же идея совсем иная и
коренится в православных и коммунистических догматах. Русские считают, что
богатство - зло, а бедность - не порок, что духовное превалирует над
материальным и что их миссия - распространить такие идеи по свету, в обоих
земных полушариях, не исключая Антарктиды. Вот когда распространят, тогда и
установится справедливость! Героям дадут по ордену, честным труженикам - по
медали, а мошенники и тунеядцы вымрут сами собой. Понял? - Не понял, -
отозвался Дик. - По-моему, это чепуха, и вот тебе живой пример: все
страховые агенты - мошенники, но я не собираюсь вымирать. - Вымрешь, когда
мы до вас доберемся.
- Не доберетесь. Пока что мы вам одалживаем деньги, а не наоборот. Мы
замолчали, чтобы в покое и тишине обдумать национальную идею: он - свою, а я
- свою. Боб тем временем топтался у стойки с полной емкостью в руках, но,
против моих ожиданий, морду полковнику бить не стал, а даже чокнулся с ним и
перекинулся парой слов с девицами. Затем вернулся к нам - повеселевший и
возбужденный. Глаза его хитро поблескивали из-под нависших бровей, и даже
квадратная физиономия вроде бы сделалась округлой.
- Что приуныли, братаны? - провозгласил он. - Порох отсырел или градус в
душе не играет? Так я вас щас развеселю! Есть у меня одна штучка? Он полез в
карман, а Дик взглянул на меня с явным вопросом во взоре. Пришлось
переводить.
- Боб боится, что у нас порох отсырел, и обещает развеселить.
- Я уже веселый, - промычал Бартон, отхлебывая из стакана. Я потянулся к
своему, но моя конечность внезапно застыла в воздухе, будто стрела
подъемного крана, не обнаружившего груз. Боря-Боб, поглядывая то на меня, то
на зулуса, подбрасывал на ладони небольшой футлярчик, пестренький,
цилиндрический, как раз такой, в каком хранят непроявленную фотопленку. И
был этот футляр, за исключением расцветки, полным подобием найденных мной,
распиханных по сейфам и халатам: точно такого же размера, той же формы и,
кажется, из того же пластика.
Признаюсь, что к этому фокусу я не был готов. Совсем не был! Хоровод
цветных футлярчиков мелькнул перед моими глазами; черный и голубой будто
выпрыгнули из сейфа в Промате, а остальные присоединились к ним, покинув
продранный карман, и закружились надо мной по эллиптическим орбитам.
Двигались они неторопливо, будто давая возможность как следует их разглядеть
и даже пересчитать, так что я смог убедиться, что память меня не подводит,
что их по-прежнему шесть, и пестрый никуда не делся - вот он кружится за
белым и золотым, подмигивая разноцветными полосками.
- Никак ты привидение увидел? - с насмешкой произнес Борис, хлопнув меня
по руке. - Знакомое привидение, а? - Он перевел взгляд на Бартона, но тот
разглядывал пестрый цилиндрик с явным недоумением. Потом спросил:
- Это что такое?
Видимо, Боря-Боб понял вопрос по интонации, так как тут же откликнулся:
- Это такая штука-?веселуха?, которой у нас в любом ларьке торгуют.
Погляди-ка!
Он отвернулся и вытряхнул на ладонь что-то крапчато-полосатое, искристое,
с плавными округлыми обводами, напоминающее маленькую фигурку енота или
иного зверька, кошки или белки, причем было абсолютно неясно, где у этой
кошки-белки хвост, а где голова. Она показалась мне такой забавной, такой
смешной, что на губах волей-неволей родилась улыбка; потом, не спуская глаз
с широкой ладони Бориса, я рассмеялся и наконец захохотал. Бартон вторил мне
гулким басом. Говорят, что смех - ужасное оружие, но где пределы его власти?
Смех способен вызвать слезы, героя превратить в паяца, владыку-в глупого
шута; из красавицы смех сделает дурнушку, из академика - кретина; он может
привести к дуэли, к самоубийству или драке, разжечь костер ненависти,
уязвить гордость; еще он умеет жалить, жечь, ранить, унижать и убивать. Но
все это - фигуры речи, включая смерть; мы понимаем их иносказательно, и
потому нам мнится, что смех сам по себе безвреден.
Но это не так.
Наш смех не был обидным, злобным или мстительным, издевательским или
саркастичным. Мы просто смеялись; первые две минуты с удовольствием, причем
хохотали так, что скамейка тряслась, а с тамариска осыпалась половина
цветов. В следующие две минуты удовольствие приуменьшилось, но мы не могли
остановиться, мы смеялись с натугой, еще не понимая, чем кончится внезапное
веселье. Затем смех принялся выворачивать нам внутренности, и наступило
время испугаться, но испуг был каким-то вялым, заторможенным, неспособным
бороться со смехом: мы хохотали по-прежнему, зачарованно глядя в ладонь
Бориса, наши расслабленные тела содрогались, пот заливал глаза, а из
разверстых глоток рвался хриплый каркающий рев.
Наш мучитель сжал кулак, и мы в изнеможении откинулись на спинку скамьи.
В горле у меня хрипело и клокотало; Бартон то ли постанывал, то ли
повизгивал, и с нижней его губы стекала на подбородок слюна. В данный момент
все его мускулы, крепкие кости, непрошибаемый череп, могучие челюсти, как и
умение пользоваться этим добром, не значили ровным счетом ничего; он был
беззащитен, словно новорожденный младенец. Мешок с трухой, и только.
Впрочем, и я оказался не в лучшей форме.
- Ну, повеселились, и хватит, - сказал Боря-Боб, прибирая пестрый
футлярчик в карман. - Пощипали перышки кое-кому? всяким хитрожопым умникам?
Глядел он при этом не на Бартона, а на меня, так что не приходилось
сомневаться, кто тут хитрожопый умник. Дмитрий Григорьевич Хорошев,
специалист по части крыс, полировальщик рогов, великий химик и токсидермист?
В этот момент я и в самом деле готов был содрать с Бориса кожу и набить
чучело. Ведь он меня купил! Купил со всеми потрохами! Я мог долдонить сколь
угодно, что знать не знаю о штучках Арнатова, но у противной стороны будет
иное мнение: теперь им известно, что я их видел. А раз известно, они меня
дожмут. Навалятся скопом, устроят допрос и выдавят истину пытками? хотя бы
той же веселухой? Такой вариант полагалось обмозговать, и я, шатаясь,
поднялся. - Хрр? Ты, Боря, лучше фруктами торгуй. Серьезное занятие, там не
до смеха? Опять же грыжу не наживешь? - Я-то не наживу, - с усмешкой сообщил
Борис. - Ты о себе позаботься, химик!
- Вот это правильно, с этим я согласен. Главное - забота о здоровье, так
что пойду-ка я спать. Смех продляет жизнь, если подкреплен долгим сладким
сном. Я развернулся, но тут Бартон пришел в себя, вытянул длинные ноги в
коричневых замшевых башмаках и хриплым голосом спросил:
- Что это было, Гудмен? Меня словно перышком щекотали? по пяткам и в
других местах? Даже внутри, по селезенке? О-ох! Брюхо до сих пор сводит? -
Магия и колдовство, колдовство и магия, - сказал я, мстительно улыбаясь
Борису. - Это, Дик, был тот самый раритет ценою в десять тысяч долларов.
Переведи их для Боба в банкирский дом ?Хоттингер и Ги?.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.