read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com




Отцу не нужен был никто. Нет, он, конечно, был хорошим отцом, отличным
отцом, образцовым отцом. О нет, он не уклонялся от своих обязанностей.
Он интересовался делами Оскара, разговаривал с ним, читал ему. Он делал
все, что положено отцу. Он вообще был человеком долга. И все-таки он
был чужой. Ну почему, почему? - спросил себя Оскар. - Может быть, я
несправедлив к отцу. Что отец сделал плохого? Мне, сестре или матери?
Да как будто ничего.

И все-таки он был чужим. Он всегда знал, что делать. Его никогда не
мучили сомнения. У него всегда были самые точные сведения. И самые
солидные, добротные убеждения.

Оскар вдруг вспомнил, как был болен. Чем же он болел? Неважно. Его
комната. С левой стороны чучело птицы, бабочки под стеклом. Он лежал в
своей кроватке, ему было, наверное, лет пять, а может быть, и шесть, и
вдруг он почувствовал, как стены комнаты начинают надвигаться на него.
Маленькое сердчишко его наполнилось страхом и отчаянием. Не испытанная
им никогда до этого тоска запеленала его серым, холодным покрывалом.

Он не кричал, потому что не мог. И все время ждал, что кто-нибудь
войдет в комнату. Ждал трепетно, исступленно. И в конце концов
дождался. Вошел отец, одетый в вечерний костюм.

Никогда в жизни Оскар не испытывал такой любви и такой благодарности.
Стены перестали надвигаться на него, и тоска начала отступать.

Отец дотронулся до его лба - нет ли жара, и Оскар уцепился за большую
сильную руку, которая, как всегда, слабо пахла лавандой.

- Папа, папа, - пробормотал он, - побудь со мной. Не уходи, мне
страшно. Посиди со мной.

- Но мне нужно идти, - сказал отец. - У меня еще много дел.

- Мне страшно, - молил Оскар и судорожно цеплялся за отцовскую руку.

- Глупости, - сказал отец твердо. Он поцеловал Оскара и вышел из комнаты.

Как мог он не почувствовать мольбы сына, не услышать отчаяния? Не
разделить страх, не отгородить от тоски? Смог. Он всегда делал только
то, что он, Генри Клевинджер, считал правильным.

И теперь отцу и в голову не приходит, что он сейчас терзается мыслями о
завтрашней операции, что ему жаль загорелого Лопо, который завтра
должен будет отдать свое тело калеке, потому что Генри Клевинджер может
позволить себе держать для всей семьи ходячие запасные части. Отец,
наверное, спит, и сны у него спокойные, уверенные, как и он сам. Он
спит спокойно. Он сделал все для сына. Он даст ему новое тело, не
оставит его калекой.

Нужно отказаться от операции. И остаться калекой. Но человеком. Потому
что стоит пойти на компромисс с совестью один раз, как тут же возникает
соблазн пойти еще раз. И еще раз. Шажок. Еще шажок. И вот убеждения
становятся такими гибкими, что вовсе не мешают жить человеку так, как
ему удобнее.

Он снова явственно ощутил слабый запах лаванды. Бесконечно печальный
запах. Рука отца удалялась от него, и он знал, что уже никогда не
увидит ее. И он хотел закричать, потому что рука, исчезая, предавала
его, оставляла наедине со страхом, но не мог - тело больше не
повиновалось ему.
ГЛАВА 14

Каждый раз когда Лопо бывало не по себе, он стремился оказаться возле
покровительницы или Заики. Но встречи с покровительницей были опасны, и
они виделись редко, чтобы не возбудить подозрений. С Заикой было проще.
Они всегда трудились в одной группе.

Вот и сегодня они работали вместе на прополке огорода, и присутствие
Заики его успокаивало.

Он посмотрел на нее сбоку. Она не могла видеть, что он смотрит на нее,
но все равно тут же повернулась. Она всегда чувствовала на себе его взгляд.

Ее глаза улыбались, на лбу росисто блестели капельки пота. Если бы так
могло быть всегда...

Но из головы у него не выходил его двойник, бледное лицо с искусанными
губами и напряженный взгляд, направленный на Лопо. Он смотрел так,
словно хотел спросить о чем-то важном и почему-то не мог. Ах да, он же
думает, как и другие люди, что Лопо - слепок, что у него мало слов и он
ничего не понимает. Вот и решил спросить глазами, а не словами. Добрые
глаза у человека на постели. Такие иногда бывают у покровительницы,
когда она смотрит на него где-нибудь в укромном местечке, и у Заики.
Влажные глаза. Нет, не слезы. Просто внутри влажные.

Еще с тех пор, когда Лопо был совсем маленьким и покровительница учила
его словам, он стал обращать внимание на глаза. Глаза слепков казались
ему странными. Они были не такими, как у покровительницы или других людей.

Слепки бывали большей частью добры к Лопо. Когда он был маленький,
многие женщины часто проводили рукой по его волосам и ласка эта была
ему приятна. Сверстники же побаивались его, потому что он соображал
быстрее их и почти всегда оказывался победителем в драках.

Совсем еще малышом он заметил, что среди слепков многие похожи друг на
друга, только моложе или старше, а среди людей этого нет. Он спросил об
этом покровительницу. Она привычно испугалась, огляделась по сторонам -
и приложила палец к губам.

- Не знаю, Лопо, - сказал она.

- Но если у слепков и у людей все по-разному, значит, они совсем не
похожи? Почему же, когда они молчат и не видны глаза, никогда не
различишь слепка и человека? Ты мне что-то плохо объясняешь,
покровительница.

Покровительница улыбнулась, но улыбка была печальной.

- Ты прав, малыш. Слепки и люди совсем разные. Похожи они только
внешне, а ведут они себя по-разному. Тут уж слепка с человеком никак не
спутаешь. Разве ты сам не замечаешь?

- Я замечаю. Ты права, покровительница. Слепки говорят совсем мало. С
ними скучно, не так, как с тобой. Я, когда вырасту, обязательно научу
всех слепков разговаривать. Я ведь говорю совсем хорошо. Правда,
покровительница?

- Правда, правда, мальчик мой, ты самый умный мальчик на свете, но
помни, никто не должен знать ни о твоих словах, ни о наших разговорах.
И не забывай опускать занавесочки в глазках, когда с тобой
разговаривают люди.

Лопо рос и о многом уже не спрашивал у покровительницы, потому что
заранее знал все ее ответы. Не раз и не два он замечал, что перед тем,
как исчезал кто-нибудь из слепков, в Нове появлялся его двойник-человек.

Как-то, несколько лет тому назад, Лопо заметил в лагере человеческого
двойника Пузана. Пузан-слепок был один, у него не было братьев, и Лопо
подумал, что Пузан скоро уйдет в Первый корпус. Многие уходили в Первый
корпус, но никто никогда не возвращался оттуда целым. Или слепки не
возвращались вообще - это, собственно, и называлось у них "уйти в
Первый корпус". Или возвращались не скоро, с твердой рукой или ногой,
или с болью внутри. Это называлось - "сходить в Первый корпус".

Лопо подошел к Пузану, прозванному так за толстый живот, дернул его за
рукав, и когда тот обернулся,сказал:

- Ты скоро уйдешь в Первый корпус.

Пузан долго смотрел на него своими маленькими пустыми глазками, потом
пропищал - у него был тоненький голосок:

- Никто не знает. Когда позовет Большой Доктор.

Лопо упрямо сказал:

- Лопо знает. Лопо умный.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.