read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



всякому. Об этом отец Ходыня не уставал повторять все последнее лето,
подчеркивая, что токмо опосля этого экзамена они смогут считать себя
реальными кандидатами в волшебники. А все не выдержавшие испытание будут
немедленно отчислены из школы, и впереди у них останется жизнь обычных
людей. Ну разве что они смогут стать врачами...
Свет знал, что Додола - одна из богинь Пантеона. Но на уроках
теологии о ней практически не говорилось, а когда воспитанники спрашивали,
отец Ходыня заявлял, что в свое время они все узнают. По ежедневным же
молебнам было ясно одно: Додолу в себе необходимо убить. Удалось ли это
Свету? Увы, он понятия не имел. И потому испытывал нешуточный страх.
Отец Ходыня пришел за ним часа через два.
- Айда, мой мальчик!
Свет встал с лежанки. Сдерживая обрушившуюся вдруг на него дрожь,
спросил:
- Что мне взять с собой?
Отец Ходыня внимательно посмотрел на него, и Свет вдруг впервые
понял, что когда пестун смотрит на него таким взглядом, он в этот момент
попросту прощупывает своего воспитанника. Захотелось закрыться,
спрятаться, но тут на ум пришел Первый Закон Поведения: "ВОСПИТАННИК
ВСЕГДА ДОЛЖЕН ГОВОРИТЬ ПЕСТУНУ ПРАВДУ!"
- В чем заключается испытание? - спросил Свет.
А вдруг теперь отец Ходыня скажет!.. Но нет, надежда оказалась
пустой.
- Вам не нужно это знание, - ответил отец Ходыня.
- А Репне Бондарю?
- Он сказал, знает?
- Да.
Отец Ходыня удовлетворенно кивнул:
- Хорошо...
Что именно хорошо, Свет не понял.
- Бондарь узнал от меня, - продолжал пестун. - Так надо. - Он шагнул
к двери. - Айда!
Они прошли по коридору, спустились по лестнице на первый этаж. Свет
вдруг понял, что они идут в сторону бани. Однако отец Ходыня прошагал мимо
ее дверей, а Свет почувствовал на дверях охранное заклятье: сегодня был не
банный день.
Отец Ходыня остановился у следующей двери:
- Входите!
Тут охранного заклятья не было. Свет взялся за деревянную ручку.
Дверь открылась. Содрогаясь от возбуждения, Свет шагнул через порог и
очутился в небольшой комнатке.
Воздух пах смолой и тайной. Обшитые еловыми досками стены, в
противоположной стене забеленное мелом большое окно, справа некрашенная
закрытая дверь, от которой явственно тянуло теплом, слева дубовая скамейка
и над нею вешалка, около скамейки медицинский стол.
Сзади чуть скрипнули петли. Свет обернулся.
За спиной стояла мать Ясна в белом балахоне врача, смотрела на него
пронизывающим взглядом ведуньи.
- Раздевайтесь до трусов, Свет.
Свет послушно скинул башмаки и одеяние воспитанника. Пол был теплым
на ощупь. Как в бане.
- Ложитесь на стол.
Свет взгромоздился на стол и разочарованно вздохнул. Тайна исчезла:
ему предстоял обычный медицинский осмотр. Так оно и случилось. Мать Ясна
положила ему на грудь руки, и Свет непроизвольно поежился: руки колдуньи
были изо льда. Словно прикосновение зимы... Свет закрыл глаза, привычно
отринул все мысли. Волна холода прошла по его телу, и мать Ясна сказала:
- Все в порядке. Вы абсолютно здоровы.
Свет слез со стола, взялся за свой балахон и разочарованно
воскликнул:
- А как же испытание Додолой?
Мать Ясна улыбнулась. Глаза ее потускнели, перестали быть глазами
ведуньи, но зато в них появилось что-то иное, странное и непонятное.
- Пройдите вот туда, - мать Ясна указала на некрашеную дверь, - и
хорошенько вымойтесь.
Свет открыл дверь. За нею была баня, но баня не обычная, совершенно
не похожая на ту, в которой мылись воспитанники. Здесь вместо камня вокруг
было сплошное дерево. В углу рядом с полком стояла пышущая жаром каменка,
но запаха дыма не было. Зато баню наполнял какой-то другой запах, пряный,
волнующий, таинственный. На широкой скамейке у стены расположилась
деревянная шайка, а на стене висел березовый веник. В углу, у скамейки,
лежали вверх дном еще несколько шаек.
Свет скинул трусы, повесил их на гвоздик. Взял шайку и набрал из бака
воды. Вода была в самый раз - горячая, но не кипяток. Свет вдруг ощутил
восторг - ему показалось, что когда-то, давным-давно, он уже мылся в такой
бане. И рядом был отец, но не отец Ходыня, а папа...
Откуда-то потянуло холодком.
- Ну как вы тут?
Свет стремительно оглянулся и оторопел: перед ним стояла обнаженная
мать Ясна. Улыбаясь, она подошла к нему, опустила в шайку с водой шуйцу.
Свет смотрел во все глаза - тело у матери Ясны было белым и каким-то
круглым. Но не в этом было главное отличие от тела Света. На груди у
матери Ясны виднелись две шарообразные выпуклости, центр каждой выпуклости
украшал коричневый кружок с небольшим холмиком. А внизу живота росли
черные кудрявые волосы. И больше не было ничего...
Мать Ясна плеснула на Света горячей водой, взяла в руки веник,
опустила в шайку. При каждом движении выпуклости на ее груди колыхались из
стороны в сторону, маленькие коричневые холмики на них явно выросли.
До сих пор, в понимании Света, женщины отличались от мужчин только
более тонкими, похожими на мальчишеские голосами. Да и то не всегда.
Оказывается, широкие одеяния волшебников много чего скрывали.
- Что это? - Свет обрел наконец дар речи.
Мать Ясна улыбнулась странной улыбкой:
- Это перси.
- А зачем они?
Мать Ясна взяла еще одну шайку, набрала из бака воды и вылила на
себя. Вода сбегала с плеч на эти самые "перси" и двумя струями стекала на
пол.
- Мы будем мыться вместе, - сказала мать Ясна, и Свет понял вдруг,
что она не знает, как ответить на его вопрос. А может, попросту не желает
отвечать.
Тогда он задал другой вопрос:
- А где же ваш корень?
- У меня его нет.
- А как же вы писаете?
- Полезай на полок, - сказала мать Ясна, и Свет понял, что не
дождется ответа и на последний вопрос.
Он вздохнул и забрался на полок, окунувшись в восхитительный жар.
Мать Ясна уселась рядом, коснулась Света горячим упругим стегном,
протянула ему веник.
Они отхлестали друг друга веником, и это тоже было восхитительно. А
потом мать Ясна намылила мочалье, и Свет начал мыть ее. Спина у матери
Ясны была гладкой, попка упругой, а "перси" тяжелыми и скользкими. Свет
тер их мочальем, и они все время стремились убежать из-под рук в сторону.
Душу Света томили какие-то неясные желания: то вроде бы хотелось коснуться
похожих на большие соски коричневых холмиков на персях матери Ясны, то
вроде бы стоило погладить ладошкой ее живот. Но эти желания, едва
оформившись, вдруг вытеснялись чем-то другим, непонятным, но знакомым,
давно забытым, но близким. Смутное воспоминание бередило сердце, и Свет
пытался понять его, и смывал мыльную пену с тела матери Ясны уже
автоматически, как мыл спину в бане тому же Репне Бондарю.
А потом за мочалье взялась мать Ясна. Она терла Свету спину, и вместе
с мочальем его кожи касались упругие перси. Потом она вымыла ему корень, и
в душе Света вновь проснулись смутные желания - он даже провел мокрой
рукой по щеке матери Ясны, но так и не понял, для чего это сделал. А потом
мать Ясна принялась мыть ему голову, и вновь неоформившееся воспоминание
вытеснило из души все желания, кроме одного: вспомнить. В сознание билась
мысль, что все это мать Ясна делает неспроста, что, возможно, это не
подготовка к испытанию, а само испытание, но все было неважно. А важно
было вспомнить.
И когда мать Ясна, окатив Света водой из шайки, на секунду прижала
его голову к своей левой перси, он вспомнил.
Голод, страшный голод, смертельный голод... Прикосновение к щеке
чего-то теплого и упругого, пахнущего вкусно-вкусно... Поворачиваем
голову, в губы попадает твердое, и голод отступает... Он вспомнил все ясно
и отчетливо, как будто происходило это с ним совсем недавно. И
происходившее не имело никакого отношения к порозовевшему телу матери
Ясны.
- Мама, - прошептал он. - Мамочка!
Перси матери Ясны затанцевали перед его глазами, неоформившиеся
желания, вызванные близостью обнаженного женского тела, умерли, и он
окунулся во мрак...

Очнувшись, он услышал певучий женский голос:
Как да вдоль по ре-эче-эньке
Как плыла лебе-оду-ушка.
Как да мово ми-ило-ого
Увели в нево-олю-ушку...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.