read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Ярл Биргер, довольный, что певец назвал его <славным королем
храбрецов>, приказал мальчику-слуге принести из шатра глиняную пузатую
бутыль и сам налил певцу Кнуту Андерсену вина в серебряную кружку. Тот
выпил, крякнул и сказал:
- Не вино, а огненная радость! Слава великому викингу ярлу Биргеру!
- Кто приведет мне живым русского принца Александера, - сказал
Биргер, - тот получит полную бутыль вина и вдобавок собственную усадьбу с
садом на родине.
Послышался звук медной трубы. Бискуп произнес вечернюю молитву. Все
шведы хором спели псалом, и лагерь стал постепенно затихать.
Молочный туман затянул поверхность реки и тихо подвигался при слабых
порывах ветра. Казалось, что женщины с распущенными волосами, в длинных
белых одеждах медленно поплыли над рекой.
Лагерь шведов погрузился в мирный сон; только кое-где потрескивали
костры, возле которых полулежа дремали часовые.

ЧТО УВИДЕЛ РЫБАК ЕВСТАФИЙ
Черная многоводная Нева-река. Берега заросли густыми кустами ольхи и
орешника. Далее начинается труднопроходимый вековой бор. Сосны, ели и
березы чуть не до облаков, некоторые - в три обхвата.
В узком выдолбленном челноке по Неве плывет старый рыбак Евстафий,
морщинистый, с растрепанной седой бородой, засунутой за воротник. Он
выгребает одним веслом, подъезжает к зарослям камыша, тянущимся вдоль
берега, вытаскивает мережи и вытряхивает в большое берестяное лукошко
извивающихся серебристых рыбок.
- Опять пришли! - пробормотал рыбак, задерживая лодку в густом
камыше.
На берегу, на высоком бугре, шевелилось несколько темных мохнатых
медведей. Хозяин, <бык>, остановился на вершине бугра и, помахивая
головой, точно прислушивался к звукам леса. Медведица лежала на животе,
вытянув все четыре лапы. Около нее возились два медвежонка и отдельно
бродил, пытаясь влезть на дерево, двухлетний пестун.
Вдруг что-то обеспокоило медведя. Он насторожился. Поднялся на задние
лапы, обнюхал воздух и грузно опустился на землю. Ускоренной рысцой, с
перевальцем, медведь сбежал с бугра и направился в чащу. За ним ушла и
медведица с медвежатами.
<Чего это они забеспокоились?> - подумал Евстафий и оглянулся на
широкую реку.
То, что он увидел, заставило его быстро задвинуть челнок глубоко в
камыши и, взяв берестяное лукошко с рыбками, выбраться на топкий берег.
Евстафий знал строгий наказ воеводы новгородской дружины - молодого
князя Александра Ярославича: объезжать в лодке и обходить побережье и
следить зорко и неустанно, не появятся ли вражеские отряды и корабли. Уже
не раз сюда пробирались шведские и финские лазутчики, разводили костры и
даже ставили свои шалаши. Пелгусий, старшина ижорской земли и начальник
морской новгородской стражи, ответственный за береговую охрану, вместе с
другими тамошними жителями старался их отучить от приездов, ночью пугая
дикими криками, гуканьем лешего и поджогами шалашей.
У него союзниками была семья бурых медведей. Они любили приходить на
берег, где поднимался бугор с расщепленной ударом молнии старой, вековой
сосной, и там баловались, отламывая от ствола щепки.
Пелгусий никогда не пугал медведей, а, напротив, старался их
привадить на бугор, считая, что они пригодятся после, в случае если
приедет сам княжич Александр, страстный медвежатник. Ему Пелгусий уже
рассказывал про медведей и обещал сберечь их для охоты.
В этот теплый июльский день Евстафий, объезжая побережье, проверял
поставленные мережи.
Невиданное зрелище поразило его и заставило стремглав спрятаться в
густом орешнике. Затем он осторожно выполз на тропинку, протоптанную
медведями, и поднялся на бугор, откуда, скрываясь за упавшей сосной, он
мог наблюдать за всем, что происходило на реке.
Евстафий увидел, что по Неве плывет множество кораблей, разукрашенных
пестрыми флагами и цветными парусами. Они были двухмачтовые, и на них
виднелись иноземные воины. Корабли стали приставать к берегу, одни -
бросая якоря, другие - закручивая канаты за вековые сосны и березы. День
был солнечный, жаркий; многие воины, сойдя на берег по сходням, углубились
в лес, собирая крупную чернику.
Евстафий, видя, что незваные гости приближаются к медвежьему бугру,
быстро скрылся в орешнике и, прихрамывая, побежал по знакомым ему тропкам
к своему поселку.
Старшину Пелгусия крайне встревожила нежданная весть о прибытии
иноземных кораблей. Следом за Евстафием, запыхавшись, прибежали два парня
с реки и тоже рассказали дивное дело: что к устью Ижоры приплыли три с
половиной десятка чужеземных воинских кораблей с ратниками. Заглядевшись
на них, оба охотника и не почуяли, как к ним из лесу подкрались невиданные
воины, схватили их и потащили к шатру на бугре. Там с ними говорил, видно,
знатный воевода и приказал отнести грамоту с синей печатью в Новгород и
передать в собственные руки князю Александру.
Увидев грамоту с печатью, Пелгусий сейчас же распорядился дать коней
и отправить обоих парней с Евстафием известить князя Александра о
надвинувшейся беде.
То ускоренной рысью, то волчьим скоком все три всадника помчались в
сторону Новгорода. В одном из следующих селений Евстафий опять достал
новых коней, уверяя мужиков, что <жеребий господень исполняется, пришли
враги неведомые, хотят всех православных подогнуть под свое колено и
затолкать в поганую латинскую веру и что надо подниматься всем народом,
всем скопом против иноверцев>.
Но оставалась надежда: в Новгороде сидят знатные многоопытные мужи: и
посадник, и тысяцкий, и бояре именитые, и лучшие старые и молодшие люди...
Они всё уразумеют, подымут всю Новгородскую землю... Тогда осерчает
русский люд, возьмется за мечи, сулицы* и топоры, и плохо тогда придется
ворвавшимся непрошеным иноземцам.
_______________
* С у л и ц а - короткое копье с наконечником, как у стрелы,
предназначенное для метания.
Бешеная скачка растрясла старика. Он должен был сделать передышку в
другом встречном селении, у своей сестры. Она стала его уговаривать
переждать седмицу; пока успокоятся встревоженные косточки. Но Евстафий
рассвирепел, ругался и требовал свежих коней.
- В Новгороде я растолкую, что зевать и мешкать нельзя! Враг очень
силен!
Однако же и сестра Евстафия была под стать ему.
- Да куда тебе ехать? Тебе уже восьмой десяток пошел! Сигов ловить
мережей ты можешь, а коли готовишься скакать вершником на коне, то лучше и
не думай: ты и сюда доехал, лежа животом на холке коня и держась за гриву.
Еще свалишься в пути, и зверь тебя задерет. А мы лучше тебя сами повезем,
как возили израненного медведем нашего рыбака, - в люльке.
- Давайте люльку, давайте самого бешеного коня: мне надобно немедля
поспешать к княжичу Александру в Новгород!
Старая сестра Евстафия - добро, что и ей было тоже лет немало, -
быстро распорядилась. Появились два коня, между ними была подвешена на
рыболовных сетях, продетых в две прочные жерди, постель из бараньего
тулупа. В ней улегся Евстафий и сейчас же захрапел. Его сопровождали
несколько вершников и внучка Анютка, сидевшая с хворостиной на переднем
коне.

НАД СЕДЫМ ВОЛХОВОМ
Время приближалось к полудню. Вольный город гудел хаосом
разнообразных звуков: криком, ржаньем лошадей, грохотом телег, проезжавших
по деревянной бревенчатой мостовой. Люди двигались густым потоком по мосту
через Волхов. Они рассыпались по всему берегу и толпились перед лавками,
которые длинными рядами выстроились вдоль реки. На прилавках красовались
булгарские пестрые сафьяновые сапоги, мордовские расшитые полотенца,
карельские полосатые шерстяные чулки, яркие восточные шали, кольца, ушные
подвески, кожаные сумки, широкие цветные пояса из Хорезма и всякие иные
товары, привезенные из разных стран. Из-под навесов спускались цветные
узорные платки и домотканые рубахи.
В железном ряду были выложены на лотках и топоры, и тесла, и
засапожные ножи, и гвозди всех размеров, крюки, кольца, косы-горбуши,
чугунные котелки и другие железные предметы.
Были еще и торговые ряды: медный, седельный, шорный, глиняной посуды
и другие.
В этих лавках Новгород показывал богатства и разнообразие товаров,
как местных, так и привезенных с запада настойчивыми и напористыми в
торговле немцами и шведами, и с востока, откуда прибывали с кожаными
товарами и бумажными и шелковыми тканями булгарские, ургенчские и
персидские гости*.
_______________
* Г о с т ь - купец.
Тут же, невдалеке, было несколько арабских лавок; возле них сидели на
широких низких скамьях смуглолицые купцы в пестрых одеждах и в намотанных
на головы белых и цветных тюрбанах.
Два человека упрямо шли через толпу, расталкивая встречных. Некоторые
признавали их, делали быстрый шаг в сторону и, снимая шапки, кланялись в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.