read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ри.
А тем временем наш враг появлялся всюду с непостижимой для меня без-
заботностью. То, что он возвратился домой, было известно по всей округе,
и тем не менее его никто не беспокоил. Из столь многочисленных и столь
разных свидетелей его возвращения не находилось ни одного, достаточно
верного престолу или хотя бы достаточно алчного, как твердил я в своей
бессильной злобе; и Баллантрэ свободно разъезжал повсюду, встречаемый в
силу давнишней нелюбви к мистеру Генри гораздо радушнее своего брата и
пользуясь гораздо большей безопасностью, чем даже я, вечно дрожавший пе-
ред контрабандистами.
Не то чтобы и у него не было своих забот; о них я теперь и поведу
речь, так как это имело свои серьезные последствия. Надеюсь, читатель не
забыл Джесси Браун. Она якшалась с контрабандистами, среди ее приятелей
был сам капитан Крэйл, и она одна из первых узнала о пребывании в Дэр-
рисдире мистера Балли. По-моему, она давно уже была совершенно безраз-
лична к Баллантрэ, но у нее вошло в привычку постоянно связывать свои
горести с его именем. На этом было основано все ее ломанье, и вот те-
перь, когда он вернулся, она сочла за долг околачиваться по соседству с
Дэррисдиром. Не успевал Баллантрэ выехать за ворота, как она уж тут как
тут: в растерзанном виде, чаще всего нетрезвая, она исступленно при-
ветствовала своего "милого дружка", выкрикивала чувствительные стишки и,
как мне передавали, даже пыталась поплакать на его груди. Признаюсь, что
я умыл руки и даже был рад этим домогательствам, но Баллантрэ, который
других подвергал таким испытаниям, сам менее кого-либо был способен их
выносить. И вокруг замка разыгрывались престранные сцены. Говорили, что
он прибегал к трости, а Джесси обращалась к своему излюбленному оружию -
камням. Вполне достоверно, что он предложил капитану Крэйлу избавить его
от этой женщины - предложение, которое капитан Крэйл отверг с нес-
войственной ему горячностью. И в конце концов победа осталась за Джесси.
Собраны были деньги, состоялось свидание, при котором мой гордый
джентльмен вынужден был подвергнуться лобызаниям и оплакиванию, после
чего женщина эта открыла собственный кабак где-то близ Солуэя (точно не
помню, где) и, по тем сведениям, которые однажды дошли до меня, обзаве-
лась самой низкопробной клиентурой.
Но это значит забегать много вперед. А тогда, когда Джесси только на-
чала преследовать Баллантрэ, он однажды явился в контору и сказал тоном
гораздо более вежливым, чем обычно:
- Маккеллар, одна полоумная девка не дает мне проходу. Самому мне
ввязываться в это дело неудобно, поэтому я обращаюсь к вам. Будьте доб-
ры, займитесь этим: слуги должны получить строгое приказание гнать ее
прочь.
- Сэр, - сказал я не без внутренней дрожи, - ваши грязные делишки вы
можете распутывать сами.
Не говоря ни слова, он покинул комнату.
Вскоре появился мистер Генри.
- Вот еще новости! - закричал он. - Мало мне унижений, так вы еще
подбавляете? Вы что же это - оскорбили мистера Балли?
- С вашего соизволения, мистер Генри, осмелюсь возразить, что это он
оскорбил меня, и притом весьма грубо, - сказал я. - Но возможно, что,
отвечая, я упустил из виду ваше положение. И когда вы узнаете обстоя-
тельства дела, дорогой патрон, вам достаточно сказать лишь слово. Ради
вас я готов повиноваться ему во всем и даже, да простит мне бог, взять
грех на душу, - и затем я рассказал ему, как было дело.
Мистер Генри усмехнулся, и более сумрачной усмешки я еще не видывал.
- Вы поступили правильно, - сказал он. - Пусть пьет свою Джесси Браун
до дна. - И, заметив брата на дворе, он открыл окно и, окликнув его,
пригласил зайти в комнату переговорить.
- Джеме, - сказал он, когда наш мучитель вошел и затворил за собой
дверь, глядя на меня с торжествующей улыбкой в ожидании, что я буду уни-
жен. - Джеме, ты пришел ко мне с жалобой на мистера Маккеллара, которую
я расследовал. Надо ли говорить, что его словам я всегда поверю больше,
чем твоим; мы тут одни, и я могу брать пример с твоей собственной откро-
венности. Мистер Маккеллар - джентльмен, которым я дорожу; и потрудись,
пока живешь под этой кровлей, не вступать более в ссору с тем, кого я
буду поддерживать, чего бы это ни стоило мне и моей семье. А что касает-
ся поручения, с которым ты к нему обратился, ты сам должен разделываться
с последствиями своей жестокости, и ни один из моих слуг ни в коем слу-
чае не должен быть помощником в этом деле.
- Слуг моего отца, не так ли? - сказал Баллантрэ,
- Иди к нему с этим сам, - сказал мистер Генри.
Баллантрэ весь побелел. Он указал на меня пальцем.
- Я требую, чтобы этот человек был уволен.
- Этого не будет! - сказал мистер Генри.
- Ты за это дорого заплатишь! - прошипел Баллантрэ.
- Я уже так много заплатил за преступления брата, - сказал мистер
Генри, - что я полный банкрот, даже по части страха. Да на мне живого
места нет, по которому ты мог бы ударить!
- Ну, об этом ты скоро узнаешь, - сказал Баллантрэ и выскользнул из
комнаты.
- Что он теперь затеет, Маккеллар! - воскликнул мистер Генри.
- Отпустите меня, - сказал я. - Дорогой мой патрон, отпустите меня; я
послужу причиной новых несчастий.
- Вы хотите оставить меня совсем одного? - сказал он.
Нам скоро стало ясно, какой новый подкоп готовит Баллантрэ. Вплоть до
этого дня он вел по отношению к миссис Генри очень сдержанную игру. Он
явно избегал оставаться с ней наедине, что в то время казалось мне соб-
людением приличий, а теперь представляется коварным маневром; он встре-
чался с ней, по-видимому, только за столом и вел себя при встречах, как
подобает любящему брату. Вплоть до этого дня он, можно сказать, не ста-
новился открыто между мистером Генри и его женой, если не считать того,
что выставлял перед ней мужа в самом неприглядном свете. Теперь все из-
менилось; но потому ли, что он действительно мстил, или же, скучая в
Дэррисдире, просто искал развлечения, про то один дьявол ведает.
Во всяком случае, с этого дня началась осада миссис Генри, и притом
столь искусная, что едва ли она сама что-либо замечала, а супруг ее при-
нужден был оставаться молчаливым свидетелем. Первая линия апрошей [29]
была заложена как бы невзначай. Однажды разговор, Как это часто бывало,
зашел об изгнанниках во Франции, а затем коснулся их песен.
- Если вас это интересует, - сказал Баллантрэ, - я расскажу вам про
одну песню, которая меня всегда трогала. Слова ее грубоваты, но меня,
может быть, именно в моем положении, она задевала за самое сердце. Дол-
жен вам сказать, что поется она от лица возлюбленной изгнанника, и выра-
жена в ней, может быть, не столько правда о том, что она думает, сколько
надежда и вера бедняги там, в далеком изгнании.
Тут Баллантрэ вздохнул:
- И какое же это трогательное зрелище, когда десяток грубых ирландцев
в караульной затянут ее и по слезам, катящимся из их глаз, видно, как
она их пробирает! А поется она вот как, милорд, - сказал он, весьма ис-
кусно втягивая в разговор отца. - Но если я не смогу допеть ее, то знай-
те, что это часто бывает у нас, изгнанников. - И он запел на тот же мо-
тив, который насвистывал в свое время полковник.
Слова песни, действительно непритязательные, очень трогательно пере-
давали тоску бедной девушки по своему далекому возлюбленному; один куп-
лет до сих пор звучит у меня в ушах:
На красную юбку сменю я тартан [30]
И с малюткой моим по дорогам цыган
Буду бродить, пока из тех стран
Не воротится Вилли мой!
Он пел искусно, но еще искуснее играл. Я видел знаменитых актеров,
которые заставляли плакать весь Эдинбургский театр, - на это стоило пог-
лядеть; но надо было видеть Баллантрэ, когда, исполняя эту неприхотливую
балладу, он как бы играл душами своих слушателей, то делая вид, что бли-
зок к обмороку, то как бы подавляя свои чувства. Слова и музыка будто
сами лились из его сердца, порожденные его собственным прошлым, и обра-
щены они были прямо к миссис Генри. Искусство его этим не ограничива-
лось: намек был так тонок, что никто не смог бы упрекнуть его в преду-
мышленности, - он не только не выставлял напоказ своих чувств, но можно
было поклясться, что он всеми силами их сдерживает.
Когда он кончил, все мы с минуту сидели в молчании; время он выбрал
вечернее, так что в сумерках никто из нас не видел лица даже своего со-
седа, по казалось, что все затаили дыхание, только старый милорд откаш-
лялся. Первым пошевелился сам певец: он внезапно, но мягко поднялся с
места и, отойдя в дальний конец залы, стал неслышно расхаживать там взад
и вперед, как это, бывало, делал мистер Генри. Нам предоставлялось пред-
полагать, что он успокаивает последний порыв чувства, потому что вскоре
он присоединился к нам и своим обычным тоном начал обсуждать характер
ирландцев (о которых так часто неверно судят и которых он защищал); так
что когда внесли свечи, мы уже заняты были обычным разговором. Но даже и
тогда как мне показалось, лицо миссис Генри было бледно, и к тому же она
почти тотчас покинула нас.
Другим маневром была дружба, которую этот злой дух завел с невинным
младенцем, мисс Кэтрин. Они теперь всегда были вместе, гуляли рука об
руку, как двое ребят, или же она взбиралась к нему на колени. Как и все
его дьявольские затеи, это преследовало сразу несколько целей. Это был
последний удар для мистера Генри, сознававшего, что его единственное ди-
тя восстанавливают против него; это заставляло его быть резким с ребен-
ком и еще пуще роняло в глазах жены; это, наконец, служило каким-то свя-
зующим звеном между миледи и Баллантрэ. Былая сдержанность их с каждым
днем таяла. Вскоре последовали долгие прогулки по аллеям, беседы на бал-
коне и бог весть какие еще нежности. Несомненно, миссис Генри была, как



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.