read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Папа всегда говорил мне, что самый худщий способ решать проблемы -
это убегать от них, и он был совершено прав. А проблема у меня есть, и
немалая, так что я хочу с ней сперва разобраться. И как только разберусь,
примчусь к тебе так быстро, как сумею. Вернее, со скоростью самолета.
Через два дня после твоего отъезда я решилась, пошла на "Лань" и
поговорила с Говардом. Он был и в самом деле чудовищно расстроен. Он не
знал, как это принять. Он просто отказывался мне верить. Боюсь, он и
вправду очень сильно любит меня, бедный медведь. Когда он наконец поднял
на меня глаза, у него было такое лицо, будто он вот-вот расплачется. Этот
разговор был не последним, о нет! Еще очень-очень много часов я убеждала
его, что лучше всего нам будет расстаться, и что он должен понять меня,
если и в самом деле любит так сильно, как говорит. Ну, если бы ты не любил
меня, разве смогла бы я отпустить тебя? Наверное, не смогла бы. Я просто
не выжила после этого. Но сейчас я думаю о тебе, и это дает мне силы и
терпение в сотый раз объяснять все Говарду.
Теперь он уже все понял и подчинился неизбежному. Он очень угрюмое
существо, по крайней мере, был таковым, но сейчас выглядит немного
повеселее. Наверное, это из-за нашей прощальной поездки. Мы решили
все-таки завершить круиз. Ох, видел бы ты мои бедные ручки! Мы как маньяки
сутки напролет чинили и отдраивали "Лань". Да, мы решили завершить
плаванье вместе - хотя бы потому, что одному человеку не справиться с
такой огромной яхтой. Но мне кажется, ее просто нужно продать здесь.
Говард, конечно, уже настоящий яхтсмен, ему очень жаль расставаться с
такой красавицей, но, по моему, это лучшее, что мы сейчас можем сделать.
Кажется, я все-таки уговорю его, тем более, что какой-то человек по имени
Дэвисон очень заинтересовался ею. И предложил вполне хорошую, по-моему,
сумму - сто тридцать тысяч. Он был здесь проездом на Паго-Паго, это в
американской части Самоа. Он служит в какой-то геологоразведочной компании
и выглядит немного молодо для того положения, которое занимает. Он сказал,
что проведет на Самоа несколько лет в связи с проектом его компании, и что
"Лань" - это именно то, что ему там необходимо. Он хочет, чтобы мы пришли
на ней к Паго-Паго, и, если убедится, что в работе она также великолепна,
как и с виду, он немедленно возьмет кредит в своем банке и выплатит нам
полную ее стоимость. А оттуда мы сможет улететь домой.
Я даже отчасти рада, что все так вышло, милый. Говард, похоже, вбил
себе в голову, что в этом путешествии я "приду в себя" или что-то в этом
роде, но менее глупое. У него будет возможность убедиться, что я и из себя
то не выходила. А я буду снова почти одна в огромном океане, и никто не
помешает мне думать о нас с тобой. А его я просто не с состоянии
переносить, даже его поцелуи мне неприятны. Надеюсь, за время пути он
поймет, что я была совершенно серьезна и не собираюсь его разыгрывать. К
тому же я хочу доказать самой себе, что со мной действительно все в
порядке, что я не буду снова иметь галлюцинации от одного только... запаха
призрака. Теперь мне все это кажется просто дурным сном - потому что у
меня есть ты, любимый. Я теперь самая уравновешенная девушка в мире. Я
влюблена. И это очень помогает.
Так что "Лань" теперь снова сияет и сверкает, словно новенькая. Мы
проверили и перепроверили каждый винтик всех механизмов, а ты знаешь, что
у меня папина выучка, так что за это можешь не беспокоиться. А я вернулась
сюда, в студию, и живу по-прежнему здесь до нашего отъезда, брожу по
улицам, мечтаю, думаю о нас с тобой, и из зеркала на меня смотрит девушка
с какой-то нежной и одновременно уверенной улыбкой, и я никак не могу
поверить, что эта девушка - я. Помнишь, как ты однажды подошел ко мне
сзади и положил подбородок на мой затылок, скорчив совершенно ужасную
рожу, так что мы стали похожи на какой-то индейский тотем? А еще я пишу
тебе письма и рву их в клочья, и пишу новые. Это я начала еще вчера.
Мы уже просчитали и время, и маршрут, и расстояние. Нам предстоит
около трех тысяч миль пути. Мы берем с собой запасной бак с горючим,
потом, когда израсходуем, просто отцепим его. Даже при самой хорошей
погоде мы сможем делать самое большое двести миль в день, так что весь
переход займет шестнадцать дней - если ничего не случиться. Нам, правда,
придется миновать без захода несколько очаровательных островов, но что мне
до них, если я там буду без тебя! Мы будем гнать яхту изо всех сил, так
что паруса останутся в этом путешествии без работы, о чем я немного жалею.
Но я хочу как можно скорее покончить с этой поездкой и с этим неудачным
браком, так что пусть. Вот такие дела.
Милый, ты настолько осчастливил эту кривозубую, толстоватую, с
непослушными, совершенно неопределенного цвета волосами и немного утиной
походкой девушку, что теперь она кажется себе почти красавицей. Я надеюсь,
что ты доволен. Я имею в виду, что я постараюсь сделать все, чтобы ты был
мной доволен.
Ну вот, я отправлю по дороге на яхту, а поскольку сегодня Канун
Рождества, один только Господь знает, сколько оно будет к тебе добираться.
Мы снимаемся с якоря завтра рано утром, так что в четверг десятого января
мы должны уже быть на Паго-Паго, то есть уже в новом году, первом году,
который мы с тобой проведем вместе. Мы с тобой еще не пели вместе старых
рождественских песен, но непременно споем! Поцелуй от меня Майера. Передый
приветы всем нашим, поздравь их с Рождеством. Скажи всем, что Лу Эллен
возвращается домой. Если ты скажешь именно так, никто не поймет, что ты
говоришь обо мне, мы сделаем им сюрприз. Впрочем, можешь называть меня
по-прежнему Гулей, если хочешь, когда говоришь с кем-нибудь еще. Но
никогда не произноси его, когда мы с тобой вдвоем. Ох, я так безумно,
немыслимо, чертовски счастлива! Я люблю тебя, люблю тебя,
любл-у-у-у-у-у-у-у-у-ублю.
Лу Эллен Мак-Ги.
P.S. Если ты забыл, как делается предложение честной девушке, ничего
страшного. У нас еще будет время обсудить все детали.

В четверг у Майера снова начался жар. Не то чтобы слишком сильный но
вполне достаточный, чтобы Док Крелти огрызался на всех. Ор назначил Майеру
еще одну порцию медикаментов и вдоволь питья. А я сидел у Майера в палате
и, пока он дремал, перечитывал Гулино письмо. Нельзя сказать, чтобы я был
слишком им занят - я прочел его никак не больше пятнадцати раз, ну
максимум шестнадцать. Разбудило ли оно уже тогда во мне какие-нибудь
ужасные предчувствия? Нет. Я был просто по-идиотски счастлив, я сидел,
бессмысленно улыбаясь, тихо бормоча какую-то невнятную песенку. Жизнь
внезапно поворячивалась ко мне совершенно до тех пор неизвестной, полной
солнечных планов и мыслей стороной.
Когда мне казалось, что Майеру что-то нужно, я звал сестру с пункта.
Майер лежал бледный и жалкий, он казался почти что выходцем из тех
беспокойных, мучительных сновидений, от которых он метался, не просыпаясь,
в своей горячке. Однажды он приподнялся на локтях и выкрикнул: "Не сметь!
Не сметь этого делать!"
Я поспешно уложил его обратно на подушки, уговаривая:
- Что ты, все в порядке. Сейчас ничего нет, все уже давным давно
прошло. Успокойся.
Взгляд его немного прояснился, он узнал меня и попытался улыбнуться.
- Извини.
Дождавшись, пока он снова уснет, я отправился чего-нибудь перекусить.
Выходил я, пользуясь сложной сетью коридоров, по спецмально расчитанному
маршруту, на котором не было ни одной из самых страшных больничных теток:
пожилых няничек, дежуривших у входа на этажи и зорко следящих, чтобы до
больных никто не допускался никто, но у меня было устное разрешение Квелти
сидеть в палате хоть сутки напролет. Я как раз шел по коридору,
соединяющему Южное крыло с основным зданием, когда повстречал Мэриан. Она
на ходу просматривала кипу исписанных бланков, но, заметив меня, как бы
невзначай пошла вровень со мной, все еще теребя бумаги. На щеках у нее
неудержимо проступала краска, она нервно оглядывалась, не идет ли кто за
нами следом.
- Кто-нибудь видел, как ты выходил? - спросила она одними губами.
- Нет. Как у тебя дела дома?
- Как обычно, - вздохнула она. - Никакая девушка не может быть
слишком хороша для Нормана. И смотрит на меня так, что сразу становится
ясно: я-то уж не слишком хороша. Каждый раз, когда она начинает меня
донимать своими обвинениями, я становлюсь просто бешенной и ору на нее в
ответ. И вчера все было как всегда. Слушай, я когда-нибудь сойду с ума. Я
правда не хотела этого скандала, она меня вынудила. Конечно, скандалы
бывали и раньше, но такого! Со мной такое было только один раз, когда мы
компанией выехали на пикник на пляже, и Норман с какой-то девицей уехали
за пивом на ее машине и не возвращались целую вечность.
- Мариан! - позвал ее кто-то из кабинета.
- Я зайду потом в четыреста пятьдесят пятый, - шепнула она и
упорхнула. Я посмотрел ей в след. Нервная, как у чайки походка, мелко
семенят загорелые ножки. Она была похожа на белую фарфоровую чашку с
маленькой голубой каемочкой. Теперь мне было очень трудно, почти
невозможно представить себе эту ловкую, ладную женщину в белом вчерашним
юрким и ласковым ночным зверьком, прокрадывающимся в маленькую комнатку со
стеклянным шкафом, столом на колесиках и грудой старых матрасов в углу.
Более того, теперь у меня не было и тени желания снова поджидать ее в
маленькой комнатке. Зато было смутное подозрение, что она этого тоже не
очень хочет. Просто между нами возникло что-то новое, иное, чему еще не
придумано определение ни в одном из языков мира. Мы никак не могли
называться друзьями, потому что дружба не рождается из нескольких
мимолетних встреч, нет, для дружбы, по крайнем мере в том смысле, в каком
понимаю это слово я, нужно вместе съесть не один пуд соли. Но не могли мы
называться и любовниками тоже, потому что для этого нужно желание, причем
желание обоюдное. А у нас его уже почти не было. Нельзя сказать, чтобы мы
были совершенно испорчены, распущены и безконтрольны. Просто на нас обоих
в это время обрушилась лавина не слишком понятных событий и жизненных



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.