read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Вы устроили так, чтобы мы узнали о дани. Вы заманили нас на север. - Голос Тарифа звучал ровно. Идар моргнул.
- Это тоже правда.
- А женщина на склоне? - внезапно спросил Идар. - Она с вами? - Отец бросил на него взгляд.
- Она путешествует с нами, - ответил человек с гладко выбритым лицом. В ухе он носил жемчужину. - Наш лекарь. Она тоже из киндатов. Они очень коварны, правда?
Идар нахмурился.
- Это не ее выдумка.
Второй мужчина, джадит, заговорил.
- Нет, эта честь принадлежит нам. Я подумал, что было бы полезно отвлечь ди Карреру. До меня дошли слухи из Эскалау.
Идар наконец понял.
- Вы погнали их на нас! Они подумали, что вы из нашей компании, иначе они никогда не поскакали бы в ловушку. Они выслали шпионов, я их видел. Они знали, что мы здесь!
Джадит поднял руку в перчатке и потрогал свои усы.
- И это правда. Вы хорошо устроили засаду, но ди Каррера опытный воин - был. Им следовало вернуться назад и обойти долину. Мы дали им повод не делать этого. Предоставили шанс совершить ошибку.
- Мы должны были убить их для вас, не так ли? - в голосе отца Идара звучала горечь. - Приношу свои извинения за неудачу.
Ашарит улыбнулся и покачал головой.
- Едва ли это можно назвать неудачей. Они были хорошо обучены и лучше вооружены. Но вы почти добились своего правда? Вы, должно быть, понимали с самого начала, что рискуете потерпеть неудачу.
Воцарилось молчание.
- Кто вы? - спросил отец Идара, пристально глядя на них обоих. - Кто вы - оба? - Подул ветер. В ущелье было очень холодно.
- Простите, - ответил бритый. И спрыгнул с коня. - Большая честь наконец-то познакомиться с вами. Имя Тарифа ибн Хассана известно всему полуострову столько времени, сколько я живу. Оно стало синонимом мужества и отваги! Меня зовут Аммар ибн Хайран, еще недавно я жил в Картаде, а теперь служу эмиру Рагозы.
И он поклонился.
Идар почувствовал, что у него снова открылся рот, и он с усилием закрыл его. Он во все глаза, не таясь, смотрел на этого человека. Это же... это же тот самый человек, который зарезал последнего халифа! И который совсем недавно убил Альмалика Картадского!
- Понятно, - спокойно произнес его отец. - Теперь кое-что прояснилось. - Его лицо стало задумчивым. - Знаете, в деревнях у Арбастро погибли из-за вас люди.
- Когда Альмалик меня разыскивал? Я об этом слышал. Прошу меня простить, хотя вы должны понимать, что я в тот момент не контролировал действия правителя Картады.
- И поэтому убили его. Конечно. Могу я узнать, кто ваш товарищ, который командует этими людьми?
Второй мужчина уже снял свой шлем и сунул его под мышку. Его густые каштановые волосы растрепались. Он не слез с коня.
- Родриго Бельмонте Вальедский, - ответил он.
Идар почувствовал, будто твердая почва внезапно зашаталась у него под ногами, как во время землетрясения. Имя этого человека, этого Родриго, уже много лет проклинали в храмах ваджи. Бич Аль-Рассана, так его называли. А если это его люди...
- Теперь понятно еще больше, - мрачно произнес отец Идара. Несмотря на кровь, пятнами и полосами покрывшую голову и одежду Тарифа ибн Хассана, он держался с достоинством и самообладанием. - И одного из вас было бы достаточно, - пробормотал он. - Если мне суждено потерпеть поражение и быть убитым, то, по крайней мере, пусть потом, в грядущие годы, скажут, что для этого потребовались усилия двух лучших людей из двух стран.
- И ни один из них не может превзойти вас.
"Этот человек, ибн Хайран, умеет говорить", - подумал Идар. Потом вспомнил, что этот картадец еще и поэт, вдобавок ко всему прочему.
- Вас не собираются убивать, - прибавил Родриго Бельмонте. - Если вы не будете настаивать. - Идар смотрел на него, крепко сжав губы.
- Последнее маловероятно, - проворчал отец Идара. - Я стар и слаб, но еще не устал от жизни. А от загадок устал. Если вы не собираетесь нас убивать, скажите мне, чего вы хотите. - Он произнес эти слова почти повелительным тоном.
Идар никогда не поспевал за отцом, не мог сравняться с ним в силе и осознать ее; он давно уже оставил подобные попытки. Он шел следом за ним - с любовью, со страхом, часто с благоговением. Ни он, ни Абир никогда не говорили о том, что произойдет, если их отец умрет. Продолжением этой мысли была пустота. Белолицая, темноволосая женщина с когтями.
Двое наемников, стоящие перед ними, один пеший, второй на коне, долгое мгновение смотрели друг на друга. Кажется, они пришли к согласию.
- Мы хотим, чтобы вы взяли одного мула с золотом Фибаса и отправились домой, - сказал Родриго Бельмонте. - В обмен на это, на ваши жизни и золото, вы позаботитесь о том, чтобы мир узнал, как вы устроили удачную засаду на отряд из Халоньи, всех перебили и увезли все золото в Арбастро.
Идар снова заморгал от напряжения. Он скрестил на груди руки и постарался сделать хитрое лицо. Через мгновение его отец рассмеялся.
- Великолепно! - сказал он. - А кому принадлежит честь изобретения этой части плана?
Стоящие перед ним вожаки переглянулись.
- Эта часть, - несколько грустно произнес ибн Хайран, - как мне ни прискорбно это признать, рождена умом Мазура бен Аврена. Жаль, что я сам до этого не додумался. Уверен, додумался бы, если бы хватило времени.
Капитан из Вальедо расхохотался.
- Не сомневаюсь в этом, - сухо произнес Тариф ибн Хассан. Идар наблюдал, как его отец обдумывает предложение. - Так вот почему вы всех их убили?
- Вот почему нам пришлось это сделать, - согласился Родриго Бельмонте, его веселье исчезло так же быстро, как вспыхнуло. - После того как солдаты Карреры увидели мой отряд, если бы хоть один из них добрался до дома, из этой истории ничего бы не вышло. Все бы узнали, что золото - в Рагозе.
- Увы, я снова должен просить у вас прощения, - пробормотал Тариф. - Нам следовало убить их до вашего появления, а мы так позорно провалились. Как бы вы поступили, если бы мы взяли их в плен ради выкупа? - тихо спросил он.
- Убили бы их, - ответил Аммар ибн Хайран. - Это вас шокирует, ибн Хассан? Вы сражаетесь по рыцарским правилам, как паладины из древних легенд? Разве Арбастро построен на сокровища, добытые в бескровных походах? - Впервые в его голосе послышалось раздражение.
"Ему не нравилось так поступать, - подумал Идар. - Пусть он делает вид, что это не так, но ему это не нравилось". Кажется, его отец чем-то удовлетворен. Его тон изменился.
- Я был разбойником большую часть своей жизни, за мою голову назначена награда. Вы знаете ответы на ваши вопросы. - Он тонко улыбнулся своей волчьей улыбкой. - Не возражаю против того, чтобы забрать золото домой и присвоить себе славу за успешный налет. С другой стороны, когда я вернусь в Арбастро, мне, возможно, покажется приятным разболтать правду и поставить вас в неловкое положение.
Аммар ибн Хайран улыбнулся, но его раздражение еще не прошло.
- Все эти годы многим людям нравилось ставить меня в неловкое положение тем или иным способом. - Он с сожалением покачал головой. - Я надеялся, что забота любящего отца о сыновьях, находящихся в Рагозе, возьмет верх над удовольствием доставить нам неприятности.
Идар быстро шагнул вперед, но его отец, не глядя на него, протянул руку и оттолкнул его назад.
- Вы можете стоять перед человеком, чей младший сын умирает, и угрожать тем, что отнимете у него второго сына?
- Он отнюдь не умирает. Вы знакомы хоть с какой-то медицинской помощью?
Идар резко обернулся. Рядом с Абиром на коленях стояла женщина. Они уже сказали, что их лекарь - женщина. Возле нее стоял ее слуга, и сумка, полная инструментов, была уже открыта. Идар даже не видел, как эти двое приблизились к ним, так он сосредоточился на обоих мужчинах. Она неожиданно оказалась молодой и довольно красивой для женщины киндатов. Но ее манеры отличались четкостью и были резкими, почти грубоватыми.
Она посмотрела на его отца и сказала:
- Я смогу спасти жизнь вашему сыну, но боюсь, это будет стоить ему ноги. Ее нужно отнять выше раны, и чем скорее, тем лучше. Мне необходимо знать время и место его рождения, чтобы определить, можно ли сейчас делать операцию. Вы их знаете?
- Я знаю, - услышал Идар собственный голос. Его отец смотрел на женщину.
- Хорошо. Назови их моему помощнику, пожалуйста. Я сделаю для твоего брата все, что смогу, и буду рада лечить его, когда он прибудет вместе с нами в Рагозу. Если повезет и если он будет стараться, то сможет ходить с помощью палок еще до наступления весны. - Ее глаза были необычайно яркого синего цвета и спокойно смотрели на отца Идара. - Я также уверена, что если рядом будет его брат, это ускорит выздоровление раненого.
Идар наблюдал за отцом. На лице старого воина сменялись облегчение, ярость и постепенное осознание того, что здесь он бессилен. В присутствии этих людей ему оставалось только смириться. Эта роль никогда в жизни не давалась ему легко.
Он выдавил из себя еще одну слабую, волчью улыбку. И повернулся от женщины-лекаря снова к двум мужчинам.
- Прошу вас, помогите старику, который уже неспособен понять все до конца. Неужели этот сложный план действительно стоил задержки на один сезон? Вам должно быть известно, что король Бермудо снова отправит отряд в Фибас весной и потребует дань, почти наверняка удвоив сумму.
- Конечно, отправит, - ответил Аммар ибн Хайран. - Но этот сезон оказался очень важным, и этому золоту найдется лучшее применение, чем вооружить Халонью к следующему году. - Жемчужина в его правом ухе сверкнула. - Когда он придет в следующий раз, Фибас может отказаться платить дань.
- Вот оно что! - сказал тогда отец Идара. Он медленно провел окровавленной рукой по бороде, еще больше пачкая ее. - Я понял! Дух Ашара наконец позволил мне все увидеть. - Он насмешливо поклонился. - Польщен тем, что имею честь принять пусть даже небольшое участие в столь великом предприятии. Конечно, это важный сезон. Конечно, вам необходимо это золото. Весной вы нападете на Картаду.
- Тем лучше для вас! - ответил Аммар ибн Хайран, подбадривая его голосом и взглядом синих глаз. Он улыбнулся. - Не хотите отправиться с нами?

Короткое время спустя, вернувшись в освещенную солнцем долину, Джеана бет Исхак готовилась отпилить правую ногу Абиру ибн Тарифу с помощью Веласа и сильных рук Мартина и Лудуса, а также большой дозы самого сильного снотворного ее отца, которое дали больному, пропитав им губку.
Она и раньше делала ампутации, но никогда на голой земле, как сейчас. Этого она им не сказала, конечно. Снова совет сэра Реццони: "Пускай они думают, что ты изо дня в день только и занималась подобной процедурой".
Брат раненого беспомощно стоял поблизости и умолял разрешить ему помочь. Она пыталась найти вежливые слова, чтобы отослать его прочь, но тут рядом с ним материализовался Альвар ди Пеллино с откупоренной флягой в руке.
- Ты не обидишься, если я предложу тебе вина? - спросил он у бледного бандита. Полный благодарности взгляд послужил красноречивым ответом. Альвар отвел этого человека на другую сторону их временного лагеря. Отец парня, ибн Хассан, беседовал там с Родриго и Аммаром. Регулярно посылаемые в их сторону взгляды выдавали его тревогу. Джеана отметила это, потом выбросила все подобные мысли из головы.
Ампутации в полевых условиях часто оказывались неудачными. С другой стороны, большинство военных лекарей не вполне понимали, что они делают. Родриго это очень хорошо знал. Вот почему она оказалась здесь. И вот почему она нервничала. Она могла бы просить у лунных сестер и бога более легкого первого пациента в этой кампании. По правде говоря, любого другого пациента.
Но Джеана не позволила этим мыслям отразиться на лице. Она еще раз проверила свои инструменты. Они были чистыми, Велас выложил их на белой ткани, на зеленой траве. Она сверилась со своим альманахом и проверила расположение лун: их положение в час рождения пациента находилось в приемлемой гармонии с нынешним. Ей пришлось бы отложить операцию лишь в случае самых неблагоприятных примет.
Вино, чтобы лить на рану, уже готово, а на огне ждет железо для прижигания, уже раскаленное докрасна. Пациент впал в бессознательное состояние от снотворного, которое дал ему Велас. Неудивительно: губка была пропитана растертым маком, мандрагорой и болиголовом. Она взяла его руку и ущипнула изо всех сил. Он не шевельнулся. Она посмотрела ему в глаза и осталась довольна. Два сильных воина, привычных к операциям на поле боя, держали его. Велас, от которого у нее нет секретов, послал ей подбадривающий взгляд и протянул тяжелую пилу.
Нет смысла откладывать, в самом деле.
- Держите его, - сказала она и начала пилить плоть и кости.

Глава 11

- Где сейчас папа?
Фернан Бельмонте, задавший этот вопрос, лежал в чистой соломе на сеновале над хлевом. Он почти целиком зарылся в солому для тепла, только лицо и каштановые, спутанные волосы оставались на виду.
Иберо, священник, который неохотно согласился провести здесь утренние занятия с близнецами, - в хлеву, над коровами, действительно теплее, с этим он вынужден был согласиться, - быстро открыл рот, чтобы приструнить Фернана, но тут же закрыл его и бросил тревожный взгляд в сторону второго мальчика.
Диего совсем не было видно под соломой. Они видели, как солома поднимается и опускается в такт его дыханию, но и только.
- Какая разница? - Раздавшийся голос казался потусторонним. "Послание из мира духов", - подумал Иберо, потом суеверно сделал знак солнечного диска, укоряя себя за подобную чепуху.
- Да никакой, - ответил Фернан. - Мне просто любопытно. - Они устроили короткий отдых, перед тем как перейти к другому предмету.
- Бездельник. Ты же знаешь, что говорит Иберо насчет любопытства, - загадочно произнес Диего из своей соломенной пещеры.
Его брат оглянулся в поисках подходящего предмета для броска. Иберо, привыкший к подобному, взглядом остановил его.
- Значит, он может мне грубить? - спросил Фернан священника обиженным тоном. - Он пользуется вашим авторитетом, для того чтобы вести себя невежливо со старшим братом. И вы ему позволяете? Разве это не делает вас его сообщником?
- Что в этом невежливого? - спросил невидимый Диего приглушенным соломой голосом. - Разве я должен отвечать на каждый вопрос, который придет в его пустую голову, Иберо?
Тщедушный священник вздохнул. Ему становилось все труднее справляться с двумя его подопечными. Они не только нетерпеливы и часто безрассудны, но также пугающе умны.
- Я думаю, - ответил он, благоразумно избегая ответа на оба вопроса, - что ваш обмен колкостями означает конец нашего отдыха. Вернемся к проблеме мер и весов?
Фернан ужасно сморщил лицо, притворяясь, что задыхается, а потом зарылся в солому с головой в знак открытого протеста. Иберо протянул руку и нашел под соломой его ногу. Фернан издал вопль и вынырнул на поверхность.
- Мер и весов, - повторил священник. - Если вы не будете как следует заниматься здесь, нам просто придется спуститься вниз и сообщить вашей матери, что получается, когда я проявляю снисхождение к вашим просьбам.
Фернан быстро сел. Некоторые угрозы до сих пор действуют. Иногда.
- Он где-то восточнее Рагозы, - сказал Диего. - Там идет какой-то бой.
Иберо и Фернан быстро переглянулись. Проблема мер и весов была на данный момент забыта.
- Что означает "где-то"? - спросил Фернан. Теперь его голос прозвучал резко. - Давай, Диего, уточни.
- Возле какого-то города на востоке. В долине.
Фернан с надеждой взглянул на Иберо. Солома по другую сторону от священника рассыпалась и открыла взорам моргающего тринадцатилетнего мальчика. Диего начал стряхивать соломинки с волос и шеи.
Иберо был учителем. Он ничего не мог с собой поделать.
- Ну, он дает нам подсказку. Как называется город к востоку от Рагозы? Вы оба должны это знать.
Братья переглянулись.
- Ронисса? - высказал догадку Фернан.
- Это на юге, - сказал Иберо, качая головой. - И на какой она реке?
- Ларриос. Брось, Иберо, это серьезно! - Фернан умел казаться старше своих лет, когда обсуждались военные дела.
Но Иберо не спасовал.
- Конечно, серьезно. Какой командир полагается на помощь священника в вопросах географии? Твой отец знает название, величину и окрестности любого города на полуострове.
- Это Фибас, - внезапно сказал Диего. - Ниже перевала на Фериерес. Но я не знаю этой долины. Она к северо-западу от города. - Он сделал паузу и снова отвел глаза. Они ждали.
- Папа кого-то убил, - сказал Диего. - Мне кажется, бой идет к концу.
Иберо проглотил слюну. Трудно с этим ребенком. Трудно, почти невозможно. Он пристально посмотрел на Диего. Мальчик выглядел спокойным, немного рассеянным, но по его лицу невозможно было сказать, что он воспринимает события на таком невообразимо огромном расстоянии. И Иберо не сомневался - после стольких доказательств, - что Диего говорит им правду.
А вот спокойствие Фернана испарилось. Его серые глаза засверкали, он вскочил на ноги.
- Готов поставить что угодно, это имеет отношение к Халонье, - сказал он. - Они собирались послать отряд за данью, помните?
- Ваш отец не станет нападать на других джадитов ради неверных, - быстро возразил Иберо.
- Еще как станет! Он ведь наемник, ему платит Рагоза. Он обещал только, что не придет с чужим войском в Вальедо, помните? - Фернан перевел уверенный взгляд с Иберо на Диего. Теперь он весь горел, словно заряженный энергией.
И в задачу Иберо - наставника, учителя, духовного советника - входило как-то контролировать и направлять эту силу. Он посмотрел на двух мальчиков - один из них горел лихорадочным возбуждением, второй казался слегка отрешенным, отчасти находящимся где-то в другом месте, - и снова сдался.
- От вас обоих больше не будет никакого толку сегодня утром, это я вижу. - Он загадочно покачал головой. - Очень хорошо, вы свободны. - Фернан издал вопль, снова превратившись из будущего командира в ребенка. Диего поспешно встал. Бывали случаи, когда Иберо менял свои намерения.
- Одно условие, - сурово прибавил священник. - Сегодня после полудня вы займетесь в библиотеке картами. Завтра утром я заставлю вас назвать мне города Аль-Рассана. Крупные и мелкие. Это важно. Я хочу, чтобы вы их знали. Вы - наследники своего отца. Его гордость.
- Договорились, - ответил Фернан. Диего только улыбнулся.
- Тогда идите, - сказал Иберо. И смотрел, как братья бросились мимо него и вниз по приставной лестнице. Он невольно улыбнулся. Они были хорошими мальчиками, оба, а он - добрым человеком.
Но еще он был очень набожным и вдумчивым.
Он знал - а кто в Вальедо теперь уже не знал? - о священной войне, которая начнется этой весной из Батиары, об армаде кораблей, которая отправится в восточные земли неверных. Он знал, что в Эстерене, в качестве гостя короля и королевы, находится один из верховных клириков Фериереса, который прибыл, чтобы проповедовать войну трех королевств Эспераньи против Аль-Рассана. Чтобы снова отвоевать его. Неужели это действительно произойдет теперь, во время их жизни, через столько столетий?
Это будет война, которой каждый истинно верующий человек на полуострове должен оказать поддержку всеми своими силами. И в гораздо большей степени это касается служителей святого Джада.
Сидя в одиночестве на сеновале, слушая, как жалобно мычат внизу дойные коровы, Иберо, священник ранчо Бельмонте, начал трудную борьбу в своей душе. Он прожил в этой семье большую часть своей жизни. Он уже давно и горячо любил их всех.
Он также всем сердцем любил и боялся своего бога.
Он долго сидел там в задумчивости, но когда в конце концов спустился по лестнице, лицо его было спокойным, а поступь твердой.
Он прошел прямо в свою комнату рядом с часовней, взял пергамент, перо и чернила и старательно составил письмо верховному клирику Жиро де Шервалю, живущему в королевском дворце в Эстерене. Он писал во имя Джада и смиренно излагал некоторые необычные обстоятельства, как он их понимал.

* * *

- Когда я сплю, - сказал Абир ибн Тариф, - я испытываю ощущение, будто у меня есть нога. Во сне я кладу руку на колено и просыпаюсь, потому что его там нет. - Он просто сообщал, не жаловался. Он был не из тех, кто жалуется.
Джеана, менявшая повязку на ране, кивнула.
- Я говорила тебе, что такое возможно. Ты чувствуешь боль, нога чешется, словно она еще цела?
- Вот именно, - ответил Абир. Потом мужественно прибавил: - Боль не так уж велика, имейте в виду.
Она улыбнулась ему, а потом стоящему по другую сторону от больничной кровати его брату, который всегда присутствовал при ее обходе.
- Менее стойкий человек так бы не сказал, - пробормотала она. Абиру это понравилось. Ей нравились они оба, сыновья вожака разбойников, заложники Рагозы в эту зиму. Они оказались гораздо более мягкими людьми, чем можно было ожидать.
Идар, который привязался к ней, всю зиму рассказывал об Арбастро и о мужестве и хитрости их отца. Джеана умела слушать и иногда слышала больше, чем рассказчик намеревался поведать. Врачи умеют это делать.
Она и раньше задумывалась о цене, которую платят сыновья великих людей. В эту зиму, из-за Идара и Абира, она снова задала себе этот вопрос. Могли ли такие дети выйти из этой громадной тени и стать мужчинами? Она думала об Альмалике Втором Картадском, сыне Льва; о трех сыновьях короля Эспераньи Санчо Толстого и о двух мальчиках Родриго Бельмонте.
Она думала о том, стоит ли такая же трудная задача и перед дочерью. И решила, что нет, это не то же самое. Она не конкурировала со своим отцом, а лишь пыталась, как могла, стать его достойной ученицей, следовать его примеру. Достойной его флакона, который носила в качестве наследницы отцовской репутации.
Она закончила бинтовать ногу Абира. Рана хорошо зажила. Джеана радовалась и слегка гордилась. Она подумала, что отец одобрил бы ее действия. Она написала ему вскоре после возвращения в Рагозу. Всегда находились отважные путешественники, которые доставляли письма через зимний перевал, хоть и не так быстро. Ответ Исхака пришел, написанный аккуратным почерком матери: "Уже слишком поздно давать полезные советы, но когда оперируешь в полевых условиях, нужно еще внимательнее следить за появлением зеленых выделений. Прижми кожу рядом с краями раны и прислушайся, не раздастся ли похрустывание".
Об этом она уже знала. Такой звук означал смерть, если только не отрезать снова, еще выше, но подобное могут пережить немногие. Рана Абира ибн Тарифа не стала зеленой, и он обладал большой выносливостью. Его брат редко отходил от него, а солдаты из отряда Родриго, кажется, привязались к сыновьям Хассана. Абир не испытывал недостатка в посетителях. Однажды, когда Джеана зашла к нему, она уловила легкий аромат духов, которые предпочитали женщины из определенных кварталов.
Она усердно принюхалась и неодобрительно пощелкала языком. Идар рассмеялся; Абир выглядел пристыженным. К тому времени он уже прочно встал на путь выздоровления, и Джеана была довольна. Наличие физического влечения, как учил сэр Реццони, является одним из самых явных признаков выздоровления после операции.
Она в последний раз проверила, как лежит новая повязка, и отступила назад.
- Он тренировался? - спросила она Идара.
- Недостаточно, - ответил старший брат. - Он ленив, я вам уже говорил. - Абир быстро выругался в знак протеста, потом еще быстрее извинился.
Собственно говоря, это была игра. Если бы за Абиром не следили как следует, он, вероятно, довел бы себя до истощения своими усилиями, стараясь научиться управляться с палками, которые смастерил ему Велас. Эти палки упирались в подмышки.
Джеана улыбнулся им обоим.
- Завтра утром, - сказала она своему пациенту. - Рана выглядит очень хорошо. К концу следующей недели, надеюсь, ты сможешь уйти отсюда и поселиться вместе с братом. - Она сделала паузу для пущего эффекта. - Тогда вам не придется больше тратить деньги на подкуп, когда будете принимать гостей после наступления темноты.
Идар снова рассмеялся. Абир покраснел. Джеана похлопала его по плечу и повернулась к выходу.
Родриго Бельмонте, в сапогах и плаще, с кожаной шляпой в руке, стоял у очага в дальнем конце комнаты. По выражению его лица она поняла: что-то случилось. Сердце ее глухо забилось.
- В чем дело? - быстро спросила она. - Мои родители?
Он покачал головой:
- Нет-нет. Это не имеет к ним отношения, Джеана. Но есть новости, которые тебе следует знать.
Он подошел к ней. Велас появился из-за ширмы, где готовил свои мази и настойки.
Джеана расправила плечи и стояла совершенно неподвижно. Родриго сказал:
- Я, в некотором смысле, проявляю нескромность, но ты на данный момент все еще лекарь моего отряда, и я хотел, чтобы ты узнала это от меня.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.