read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



сил загнать его на место... Стентону не нужно было даже идти к ней - он
только протянул руки и обнял Кору. Не было ни мыслей, ни слов - только
руки и губы, и больше ничего не было нужно, потому что и мысли и слова
могут лишь обманывать и мешать. И так было бесконечно долго, пока где-то
на краю сознания не всплыл тот давний день, и Стентон отчетливо услышал
веселый голос Коры: "За все надо платить, капитан!"
Он резко отстранился.
- За все надо платить, Кора? - спросил он с сухим смехом, разодравшим
ему гортань. Он закашлялся.
Мгновение Кора стояла, ничего не понимая. Потом вдруг поняла.
- Ка-акой дурак! Боже, какой вы дурак, Сид!
Хлопнула дверь, и Стентон остался один. Он подошел к окну и прижалс
лбом к стеклу. Броситься за ней, догнать, вернуть! Но сделать этого он не
мог. И знал, что никогда не простит себе этого.
Стентон подошел к туалетной нише, открыл кран, сполоснул лицо. Потом
закурил и долго сидел, глядя на мертвые циферблаты контрольного
дубль-пульта над столом. Почему так? Если с тобой происходит что-то на
море или в воздухе, то стоит отстучать ключом три точки, три тире и снова
три точки, стоит трижды крикнуть в микрофон "Мэйдэй"!" - и все сразу
придет в движение. И если можно сделать хоть что-то, если есть хоть один
шанс на миллион, чтобы выручить тебя из беды, - будь уверен, что этот шанс
используют непременно. Но когда приходит настоящая беда, беда, горше и
больнее которой для тебя нет, кто поможет тогда? Кому ты крикнешь
"Мэйдэй"?
Кому кричать "Мэйдэй"?
Стентон встал и вышел из каюты. Дойдя до соседней двери, он постучал:
- Бутч!
Полуодетый Бутч впустил его в каюту.
- В чем дело, Сид?
- Бутч, ты хвастался на днях, что у тебя припрятан где-то контрабандный
китайский чай. Какой-то невероятный и исключительный. Он еще цел?
- Цел. Настоящий люй-чай. Жасминовое благоухание.
- Давай.
- Он обошелся мне в пятьдесят монет, Сид.
Стентон достал бумажник и отсчитал деньги. Бутч отошел к шкафчику и
извлек из него пеструю картонную коробочку.
- Держи. В оригинальной упаковке. Там, внутри, - фарфор. Если нужно еще
что-нибудь...
- Нет, - сказал Стентон. - Спасибо, Бутч. Спокойной ночи.
Он вернулся к себе. Достав из бумажника салфетку с записанным
телефоном, он проверил, подключен ли селектор дирижабля ко внутренней сети
Гайотиды, и набрал номер.
Трубку долго не снимали. Стентон уже собирался дать отбой, когда голос
Захарова на том конце провода произнес:
- Захаров слушает.
Стентон назвал себя.
- Вы предложили мне гостеприимство, товарищ Захаров. Разрешите
воспользоваться им? Чай я принесу - не маврикийский, правда, а китайский,
люй-чай, в оригинальной упаковке. Подойдет?
- Добро, - сказал Захаров и стал объяснять, как найти его квартиру.
Положив трубку, Захаров с кряхтеньем встал с постели. "Вот и выспался,
- подумал он. - Ну да ничего, завтра отосплюсь. В самолете". На часах было
двадцать два десять - значит, лег он полчаса назад... Захаров улыбнулся,
быстро оделся, поставил на электрическую плиту чайник и принялся убирать
постель.


11
Едва баролифт, закачавшись, стал на дно, Аракелов сравнил показани
внешнего и внутреннего манометров. Все в порядке: давление внутри было
чуть-чуть выше наружного. Он нажал кнопку замка, и диафрагма люка начала
раскрываться. Аракелов был уже наготове: пригнувшись, он оперся руками о
закраины горловины, чтобы, едва отверстие достаточно расширится, одним
толчком ("Трап - для умирающих батиандров", как говаривал старик Пигин)
бросить тело вниз, в темноту.
И вдруг он понял, что привычной темноты нет. Снизу, из люка шел ровный,
холодный, рассеянный свет, и это не был свет прожекторов. Диафрагма
раскрылась полностью, и Аракелов увидел уходящие вниз металлические
ступеньки трапа. На одной из них сидел... сидело... Нет, не осьминог. И не
кальмар тоже. Скорее что-то среднее между ними - ярко-оранжевое
бесформенное туловище удобно устроилось на ступеньке. Два огромных круглых
глаза в упор смотрели на Аракелова, и в них читалось откровенное ехидство.
Восемь ног спускалось вниз, и существо болтало ими в воде - ни дать ни
взять мальчишка, сидящий на мостках у реки. А в двух длинных щупальцах был
зажат стандартный ротный спаренный лазер образца двадцать первого года.
Стволы его смотрели прямо в грудь Аракелову.
- Опять струсил? - спросило чудовище, и Аракелов ничуть не удивился -
ни тому, что оно говорит, ни тому, что говорит оно голосом Жорки Ставраки.
- Нет, - сказал он, спрыгнул в воду и, отведя ствол лазера в сторону,
примостился рядом с чудовищем. Ему было весело. - Маска, маска, я теб
знаю.
- Ну и знай себе. Ведь ты же не пошел...
- Я пошел. И сделал. Без меня "Марта" ничего бы не смогла.
- Да, - по-свойски подмигнуло существо, и Аракелов впервые удивилс
по-настоящему: он никогда не слышал, чтобы спруты мигали. - Да, ты пошел
вторым. Вторым уже не страшно...
- Я пошел бы и первым.
- Бы... Существенная разница. Ты просто испугался, дружок.
- Нет. Я боялся, пока не знал. А когда узнал, перестал бояться. Я теб
знаю. И не боюсь.
Спрут помолчал, играя лазером, потом насмешливо спросил:
- А кто тебе поверит?
- Поверят, - ответил Аракелов, но прозвучало это у него не слишком
уверенно. - А не поверят - плевать. Я-то знаю.
- Вот и расскажи это своим там, наверху. Посмотрим, поверят ли они.
- Поверят. Потому что знают меня. А я знаю тебя.
- Не знаешь. - Чудовище расхохоталось. Смотреть на хохочущий роговой
клюв было жутковато. - И никогда не узнаешь.
Аракелов заметил, что оно стало как-то странно менять форму,
расплываться. Так расплывается чернильное облачко каракатицы.
- Знаю. Ты сероводород. И мне на тебя наплевать.
- Нет, дружок. Я - пучина. Сегодня я сероводород, ты прав. А завтра? Я
сама не знаю, кем и чем буду завтра. Как же можешь знать это ты?
- Ничего, - сказал Аракелов. - Теперь я тебя всегда узнаю. Всегда и
везде.
- Посмотрим, - хихикнуло облачко сепии, окончательно расплываясь,
растворяясь в сгустившейся вокруг тьме. - Посмотрим... А пойдешь ли ты еще
хоть раз вниз? Разве трусы ходят вниз? И разве их пускают сюда?..
- Пойду! - заорал Аракелов, бросаясь вперед, на голос. - Вот увидишь,
пойду!
Он сделал мощный рывок, но голова уперлась во что-то холодное, жесткое,
и он проснулся.
Было совсем темно. Значит, проспал он долго и уже наступила ночь. Он
лежал на боку, упираясь лбом в холодный пластик переборки. Хотелось пить.
Аракелов повернулся и сел. И тогда увидел, что за столом кто-то сидит. Кто
- разобрать было невозможно: из-за плотно зашторенного иллюминатора свет в
каюту не проникал. Он протянул руку к выключателю.
- Проснулся? - Это была Марийка.
- Ты? Здесь? - От удивления Аракелов даже забыл, что собирался сделать.
- Да... - В голосе ее прозвучала непривычная робость. - Понимаешь, мне
нужно было увидеть тебя первой. До того, как ты увидишь других. Вот я и
пришла.
Аракелов ничего не понимал. Голова спросонок была тяжелой, может быть,
из-за снотворного. Он протянул руку и нащупал часы. Поднес их к глазам:
слабо светящиеся стрелки показывали почти полночь.
- Ты не хочешь разговаривать со мной?
- Сейчас, - хрипло сказал Аракелов. Он пошарил по столику: где-то
должен быть стакан с соком. Он всегда в первую ночь после работы внизу
ставил рядом с постелью сок и, просыпаясь, пил. Это так и называлось;
постбаролитовая жажда. Ах да, спохватился он. Зададаев... снотворное...
Значит, соку нет. Но стакан неожиданно нашелся. Ай да Витальич! Кисловатый
яблочный сок быстро привел Аракелова в себя.
- Саша... - Марийка подошла, села рядом. - Ты не простишь мне этого,
Сашка, да?
- Чего? - не понял Аракелов. Он обнял Марийку и вдруг почувствовал, что
плечи у нее мелко-мелко вздрагивают. - Да что с тобой?
Марийка откровенно всхлипнула.
- Я так и знала, что не простишь...
- Ничего не понимаю! - Аракелов растерялся.
Марийка подняла голову.
- Значит, ты не знаешь? Тебе не сказали?
- Да чего?!
- Сашка, это ведь я...
- Ты?! - Все сразу встало на свои места. Перед Аракеловым мгновенно
возникла залитая солнцем палуба и Марийка, томно раскинувшаяся в
шезлонге... "Мне в "Марте" посидеть надо, на следующей станции она по моей
программе работать будет". И зададаевские умолчания и увертки стали ясны.
Эх, Витальич!..



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.