read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



в распоряжение Сибирского военного округа, оттуда в двадцать первый полк, в
первую роту, куда прибыл из госпиталя Яшкин и рассказывал про фронт почти
как про Хасан: порядка нет, связь никудышняя, по своим как стреляли, так и
стреляют, комиссары как болтали, так и болтают, командиры как пили, так и
пьют, танки как вязли, так и увязают. Одно утешение: немцы ввиду
стремительного продвижения и при своей-то образцовой дисциплине и связи тоже
по своим лупят, бомбят своих за здоровую душу.
А родители, Донат Аркадьевич и Татьяна Илларионовна, меж тем покинули
сей неспокойный свет, один за другим отплыли к тихим берегам лучшего мира.
Тетушка потерялась в миру -- нет ни дома, ни семьи, ни любимой женщины.
Военный человек. Спец. Экая должность! Экая дурь! Какой смысл в такой жизни?
Чтобы топтать других? Ломать судьбы? Готовить людей на убой? Но они и без
подготовки погибнут на такой войне, с подготовкой такой вот, что в двадцать
первом полку, которые погибнут и до фронта. Мальчишек растят, спасают от
зла, добру учат, чтобы они творили еще большее зло в битве за добро? "О
Господи! Что за жизнь! Что за дурацкая путаница в башке! И разламывается
башка, и выпить нечего, да и не хочется". Хотелось бы, разбудил бы Груньку,
помял, она деваха разбитная, добыла бы из-под земли...
А мальчишек жалко. И этого доходягу Попцова... Может, и хорошо, что он
отмучился? Добил его дубарь, помог ему. Да он бы все равно скоро умер. И
списали бы его, в тайные отчеты незаметно внесли. Он, слава Богу, уже не
познает ужаса боя, никто не подденет его на штык, не всадит пулю ему в
грудь. "Царство тебе Небесное, парень. Лежишь вот сейчас в полковом морге, в
ямине глубокой на полу валяешься, и ничего-то тебе не больно, жрать уже не
хочется, братья-солдаты не рычат, не бьют тебя, мокрого". Щусь почувствовал
на лице мокро, неторопливо, как милая тетушка Елизавета учила, перекрестился
в темноте и утих, жалея себя, людей, весь свет жалея и радуясь тому, что
такого вот раскисшего, жалостливого его никогда никто не видел, не знает и
не узнает, -- забылся беспокойным сном, облегченный слезами и молитвой,
которой его обучила опять же тетушка и которую он уже даже и не помнил до
конца: "Упокой, Господи, души усопших раб Своих... и прости им все
согрешения, вольные и невольные..."

Старшина Шпатор завел было нотацию насчет несвоевремен- ного явления в
казарму подразделения, но Яшкин громко, чтобы всем было слышно, объявил:
-- Первая рота сегодня отдыхает! -- Понизив голос, добавил: -- Не
гомони, старче, хотя бы в этот страшный день.
Лейтенант Пшенный более в расположение роты не являлся. Кто-то уверенно
заявлял, что его судили, отправили в штрафную роту, кто-то заверял, что он
осел в штабе полка и принял роту в третьем батальоне. Щусь насчет Пшенного
ничего не говорил, да его особо и не донимали расспросами, радуясь, что
другого командира роты не присылают и правит в подразделении младший,
привычный всем лейтенант, все последнее время отсутствующе глядящий куда-то
выше их и дальше их.

Происшествие в первой роте отозвалось где надо: красноармейцев из
первой роты одного за другим вызывали в особый отдел полка, где главным был
старший лейтенант Скорик.
Но прежде своих подчиненных побывал у Скорика младший лейтенант Щусь.
Они когда-то учились в одном военном училище в Забайкалье, из которого
и была брошена курсантская рота на Хасан. Курсант Щусь, как написано было в
наградном листе, в штыковой атаке заколол трех самураев, отбил вражеский
пулемет, обернув его в сторону противника, приземлил наступающую цепь врага.
Когда пулеметные ленты кончились, курсант снова ринулся на врага, получил
штыковое ранение, но все же на сопку Заозерную взобрался, где и подобрали
его санитары. В читинском госпитале ему вручили орден, после чего молодой
герой поистребил вина не меньше бочки и восхищенных девок больше, чем
самураев в бою.
Лева Скорик в бою не бывал, но в званиях и по службе продвигался
успешней героя хасанских боев, аж вот куда додвинулся -- до начальника
особого отдела стрелкового полка, количеством штыков, точнее едоков, равного
дивизии. Большинство командиров двадцать первого полка терпеть не могли
бывшего сокурсника Левы Скорика, давно бы его схарчили, но Щусь был любимцем
командира полка Азатьяна, тот, не иначе как стремясь поглумиться над
ожиревшими, самодовольными тыловиками- штабниками, поручил
выщелку-орденоносцу раз в неделю проводить с ними строевые занятия.
Младший лейтенант Щусь, к общему удовольствию рядового и младшего
состава, гонял майоров, капитанов, старших лейтенантов и лейтенантов до
седьмого пота, да еще в заключение заставлял пройти строевым шагом по
расположению полка, чтобы все видели, что возмездие в Божьем миру еще
существует. С насмешкой, не иначе, кричал нескладному капитану с древней
дворянской фамилией Дубельт, култыхающему вразнопляс со строем:
-- А ну-ка, полковой меломан, пе-эссню-ууу! И-и-ы, рысс-два! Рысс-два!
Капитан Дубельт не знал современных строевых песен, отказать, однако,
строевому командиру, их истязающему, не решался и под шаг запыхавшихся
тыловых чинов затягивал таким же тощим, как он сам, тенором: "Солдатушки,
бравы ребятушки, где же ва-аши жо-о-оны?" "Наши жо-о-оны -- пушки заряжены,
вот кто на-аши жо-оны!" -- чуть озоруя, однако и потрафляя лихому строевику,
рявкали штабники.
-- Ррыс-два! Рр-рыс-два! -- так ли ладно, так ли складно вторил младший
лейтенант Щусь. -- Выше ногу! Шире шаг! Подобрать животы! Р-рас-спрямить
спины! Рр-рысс-два! Рррыс-два!
Не забыл Щусь и про своего соратника по училищу. На первом же занятии
въедливо поинтересовался:
-- А что, старший лейтенант Скорик не служит в нашем доблестном полку?
-- Служит, служит! -- мстительно откликались истязателю тыловики, давно
уже никого, кроме себя, не уважающие. -- Поблажку сам себе выдает. В строй
его! На цугундер!
И оказался особняк Скорик в строю. Бывший его сокурсник уделил ему
особое внимание:
-- Старший лейтенант Скорик, подтянитесь! Не сбивайте шаг. Не тяните
ножку, или я займусь с вами индивидуально строевой подготовкой.
Вечерко-о-ом! После отбоя!
-- Зараза! -- кипел Скорик. -- Достал, достал! Ну ты дождешься! Ну я
тебя куда-нибудь упеку!..
Упечь было бы просто, поводы подавал сам младший лейтенант Щусь: он
напивался, а напившись, являлся к штабу полка, митинговал:
-- Эй вы, тыловые крысы, отправляйте меня на фронт, иначе я вас всех до
смерти загоняю. Рожи ваши видеть не могу! Войско обжираете!
Младшего лейтенанта хватали патрули, волокли на офицерскую гауптвахту.
Но его оттуда непременно вызволял полковник Азатьян и подолгу увещевал,
обещая: скоро, может, уже с нынешним составом бойцов, двадцать первый
стрелковый полк целиком и полностью, вместе со своим штабом, отправится на
фронт. С кем тогда он, командир полка, пойдет в бой? С этими, как совершенно
точно их называет неустрашимый герой, болванами, да? И что будет в полку с
ребятишками-красноармейцами, если его покинут такие люди, как командир
первого взвода? Они останутся на растерзание держиморд пшенных, да?
-- Иди, дорогой мой, в роту, иди, береги парней, учи их бою, терпению и
сам терпи. Я ж терплю! Мне, боевому командиру, совсем от тебя недалеко, на
Халхин-Голе, получившему награду и ранение, каково? Ты все осознал, да? Иди,
дорогой мой, иди! И не напивайся больше. Я бы тоже вместе с тобой напился,
побунтовал бы, перебил все окна в штабе, да что окна, я бы весь этот штаб
перебил, но нельзя, дорогой, нельзя-а-а. От нас родина требует врага бить,
не окна, врага, врага, дорогой мой.

Начальник особого отдела вдоль и поперек изучил выписку из личного дела
младшего лейтенанта Щуся -- никакой зацепки в бумагах не нашел. Родом Щусь
из русско-немецкого иль казачьего поселения, что в Семиречье, под
Павлодаром. Зацепка малая, чтоб упечь куда надо героя Хасана. Скорик
запросил павлодарский гражданский архив, тобольский райвоенкомат запросил,
который призывал Щуся в армию и направлял в военное училище. Хоть советскую
икону пиши со Щуся -- настолько чист он и безупречна его биография.
Ма-ахонькая, совсем крохотная зацепка в бумагах была: род казаков Щусей
где-то на уровне прадедов сплетался с немецкой ветвью, и не отсюда ли
странное и непривычное уху отчество -- Донатович? Да и фамилия Щусь? И эти
голубые глаза с водянистой размытостью, заключенной в резко обрисованный
двумя кружками серый зрачок, и эта невиданная аккуратность во всем. Сколько
помнил Скорик Щуся, ни одной он волосинки лишней не переложил с четко
расчерченного расческой пробора, ничего лишнего на темечке не нагромоздил. И
как, как из Щусева превратился он в Щуся? Накуролесил Щусь достаточно для
суда, разжалования и штрафной роты, да никак его не выдернуть из объятий
полковника Геворка Азатьяна. Обожает его полковник, грудью заслоняет. Но
вот, кажется, и полковнику скоро на дыбу идти: в полку полный разлад
дисциплины, воровство, истязания, драки, много больных и наконец всему венец
-- смерть красноармейца в строю, нападение на офицера.
-- Что у вас там произошло, Алексей, расскажи-ка мне подробней, --
по-свойски, небрежно обратился Скорик к Щусю.
Но тот не принял его тона.
-- Здесь, -- помотал он рукою над головой, -- не школьный класс, не
клуб с танцами и девочками. Вызвали, так извольте обращаться, как положено в
армии, по званию.
-- Да-а, звание, звание. Что-то оно у тебя...
-- Я все в жизни приучен добывать трудом и в бою, поэтому мне звания и
награды даются не так легко, как некоторым.
Старший лейтенант Скорик понял тонкий намек, привыкший к покорности
собеседника, помрачнел, помолчал.
-- Всякому свое, -- молвил он и со вздохом добавил: -- Надо кому-то



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.