read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- И, надеюсь, много работали в этом веселом городе? - Это было сказано
не без лукавого взгляда в сторону остальных; затем, поскольку Стефен
молчал, Мансей Питерс спросил: - Кто же был вашим учителем?
- Вначале Дюпре.
- Вот оно что! Какого же он мнения о вас?
- Право, не знаю. Я очень скоро ушел от него.
- Тэ-тэ-тэ, вот это было ошибкой. - И Питерс удивленно спросил: - Вы
что же, хотите сказать, что большую часть времени работали без всякого
руководства? Таким путем много не достигнешь.
- Во всяком случае, я узнал, сколько нужно воли, дисциплинированности и
прилежания для того, чтобы стать настоящим художником.
- Хм! Все это прекрасно. Но как насчет познаний? - Ледяной тон Стефена
начал выводить Питерса из себя. - Ведь есть же непреложные истины. Я
неоднократно подчеркивал это в моей книге. Вы, видимо, учились по ней.
- Признаться, нет. Я учился в Лувре.
- О, копировали! - не без раздражения воскликнул Питерс. - Это никуда
не годится. Художник должен быть прежде всего самобытен.
- Однако все великие художники испытывали на себе влияние друг друга, -
решительно возразил Стефен. - Рафаэль вдохновлялся Перуджино, Эль Греко -
произведениями Тинторетто, Мане - полотнами Франса Гальса. Все
постимпрессионисты так или иначе помогали друг другу. Словом, перечень
этот можно продлить до бесконечности. Да ведь и в вашей собственной
работе, извините, есть следы влияния Лейтона и Пойнтера.
Упоминание об этих двух художниках, гремевших в Викторианскую эпоху, а
теперь забытых, вызвало на лице Мансея Питерса несколько растерянное
выражение, словно он не знал, считать это похвалой или оскорблением.
Миссис Десмонд с несвойственным ей тактом нарушила молчание:
- Разрешите налить вам еще кофе?
- Нет, благодарю вас. Нет. - Он вернул ей пустую чашку. - Видите ли, у
меня очень мало времени, я даже задержал экипаж, и он ждет меня у дверей.
Может быть, перейдем к делу?
- Извольте. - Бертрам, с опаской наблюдавший за этой стычкой двух
темпераментов, подал знак Дэви, который тотчас вскочил и вышел из комнаты.
Он почти сразу вернулся, неся в руках картину Стефена - вид на Сену в
Пасси, - которую он поставил на стул с высокой спинкой, пододвинутый
поближе к свету, как раз напротив дивана.
Приложив палец к губам, Мансей Питерс потребовал тишины и надел пенсне.
Он изучал картину внимательно и долго, нагнувшись вперед, наклоняя голову
то вправо, то влево, затем драматическим жестом велел Дэви убрать ее; тот
поставил картину к окну и принес следующую. Для Стефена, стоявшего позади
с каменным лицом и мучительно бьющимся сердцем, это испытание при его
болезненной уязвимости было сущей пыткой. Он окинул взглядом свою семью:
отца, сидевшего очень прямо, сложив вместе кончики пальцев, закинув ногу
на ногу и от нервного напряжения покачивая ступней; Каролину, приютившуюся
на низеньком стульчике подле дивана и с сосредоточенным видом,
нахмурившись, то поднимавшую глаза на Питерса, то опускавшую взор долу;
мать, покойно расположившуюся в кресле и мечтавшую о чем-то, не имевшем
никакого отношения к происходящему; Дэвида в чистом крахмальном воротничке
и темно-серой школьной форме, с гладко зачесанными назад волосами, - глаза
его блестели от возбуждения, он не понимал, конечно, всего значения этой
сцены, однако был глубоко уверен в конечном триумфе брата.
Но вот испытание окончено, последняя картина просмотрена.
- Ну, что скажете? - вырвалось у Бертрама.
Мансей Питерс ответил не сразу: он встал и еще раз обозрел полотна,
прислоненные к полукруглому подоконнику большого окна-фонаря, словно желая
исключить всякую возможность счесть его суждение поспешным или
недостаточно продуманным. Одно полотно - женщина, вешающая белье, -
казалось, особенно занимало его; он все снова и снова почему-то украдкой
кидал взгляд на картину, словно пораженный смелостью контрастов и живостью
красок. Наконец он сбросил пенсне, державшееся на муаровой ленточке, и
встал в позу на ковре у камина.
- Так что же вы хотите от меня услышать?
Бертрам судорожно глотнул воздух.
- Есть ли у моего сына данные стать художником... ну, скажем... первого
ранга?
- Никаких.
Воцарилась мертвая тишина. Каролина инстинктивно бросила сочувственный
взгляд на брата. Настоятель потупился. А Стефен с еле уловимой улыбкой
продолжал смотреть в упор на Мансея Питерса.
- Конечно, - заговорил тот, - я мог бы быть более вежливым. Но,
насколько я понимаю, вы хотите знать правду. А я в этих полотнах, которые
написаны, пожалуй, не без известного, правда грубого, блеска, но зато и
без всякого учета наших великих традиций в живописи, традиций
благопристойности и строгости, вижу только повод... - он передернул
плечами, - ...повод для сочувствия и огорчения.
- В таком случае, - медленно произнес Бертрам, словно желая получить
окончательное подтверждение своим мыслям, - если бы... если бы они,
скажем... были представлены на конкурс в Академию, вы полагаете, они были
бы отвергнуты?
- Мой дорогой сэр, будучи членом выставочной комиссии, я не только
полагаю. Я убежден. Поверьте, мне тяжело разрушать ваши надежды. Если ваш
сын будет заниматься этим между прочим... от нечего делать... пусть
занимается. Но профессионально... ах, мой дорогой сэр, живопись для нас,
которые живут ею, - это жестокое искусство. Оно не терпит неудач.
Бертрам исподтишка сочувственно посмотрел на сына: он видимо, ждал, что
тот станет возражать, по крайней мере скажет что-то в защиту своей работы.
Но Стефен все с той же еле уловимой улыбкой, все с тем же гордым
безразличием продолжал молчать.
- А теперь, если позволите... - сказал Питерс, кланяясь.
Настоятель поднялся.
- Мы очень благодарны вам... несмотря на то, что ваш приговор был столь
неблагоприятным.
Мансей Питерс снова поклонился, и, когда он с несколько удрученным, но
любезным видом покидал комнату, Бертрам, невнятно пробормотав извинения,
сунул ему в руку конверт, который тот принял, даже не взглянув, - все это
было проделано так ловко, что никто ничего не заметил, кроме Стефена.
Вскоре послышался шум отъезжающего экипажа. Профессор отбыл.
Видимо желая вывести не столько себя, сколько своих домашних из
затруднительного положения, Стефен вышел на улицу. Перед домом, с
непокрытой головой, прохаживался взад и вперед настоятель. Он тотчас взял
сына под руку, сочувственно сжал ему локоть и, пройдясь несколько раз по
мощенной плитами подъездной аллее, заметил:
- Мне надо сходить в церковь. Ты не проводишь меня?
Они пошли вместе, и Бертрам заговорил угрюмо, нимало не пытаясь
оправдаться перед сыном:
- Это было мучительным испытанием для тебя, Стефен, и не менее
мучительным для всех нас. Но мне необходимо было знать правду. Надеюсь, ты
не осудишь меня за это.
- Конечно, нет. - Спокойствие его тона поразило Бертрама, но он тотчас
понял, что оно объясняется нежеланием сына разговаривать на эту тему.
- Ты мужественно принял приговор, Стефен, - как настоящий Десмонд. Я
опасался, что ты можешь рассердиться на меня за то, что я без всякого
предупреждения устроил этот экзамен. Но ведь если бы я сказал тебе
заранее, ты бы мог и отказаться...
- Да, вероятно, я бы отказался.
- Надеюсь, ты понимаешь, что никто не влиял на Мансея Питерса и что он
высказал свое собственное мнение?
- Я в этом убежден. Наше маленькое препирательство вначале, конечно,
взъерошило ему перышки. Но в одном я не сомневаюсь: для него мои картины
хуже отравы.
- Ах, бедный мой мальчик, - сочувственно пробормотал настоятель.
Тут они вошли в церковь, и Бертрам, остановившись в алтаре, у двери в
ризницу, привычным жестом положил руку на гробницу с изваянием крестоносца
и повернулся к сыну.
- Теперь, во всяком случае, все ясно... и ничто не мешает тебе
вернуться в лоно церкви. Я не намерен подгонять тебя. Есть, конечно, одна
трудность - это, если угодно, отправление службы. Тем не менее, - он
посмотрел вокруг, - твое настоящее место здесь, Стефен.
Стефен откликнулся не сразу.
- Боюсь, что ты не понимаешь. Я не собираюсь бросать живопись.
- То есть как это не собираешься?
- А так. Я твердо решил посвятить свою жизнь искусству.
- Но ты ведь только что слышал мнение... совершенно уничтожающее...
мнение знатока.
- Этого идиота и ничтожества... снедаемого завистью! То, что он разнес
в пух и прах мою работу, было величайшей похвалой, какою он только мог
меня наградить.
- Да ты с ума сошел! - Гнев и испуг залили яркой краской лицо Бертрама.
- Он один из лучших художников Англии, его даже прочат в президенты
Королевской академии.
- Ты не понимаешь, отец. - Несмотря на внутреннее напряжение,
читавшееся на лице Стефена, он почти улыбался. - Питерс не умеет писать
обыденную жизнь. Его картины - набившая оскомину сентиментальная
пошлятина, в них нет ничего оригинального. Он преуспел только благодаря
своей убийственной посредственности. Если хочешь знать, даже этот старый
дурак Дюпре с его "peinture lechee" [зализанной живописью (франц.)] был
более терпим. Неужели тебя не тошнило от его ужасающих штампов, его
напыщенности, его пухленьких ручек? Посмотри, как у него развит стадный
инстинкт. А подлинный художник всегда идет своим особым путем.
Лицо Бертрама во время этой речи, показавшейся ему пустой мальчишеской



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.