read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Сядешь, Бог даст, снова на стол великий, будет у тебя с ними муки! Как бы
сии плесковичи повострее новогородчев не стали! Им только свово пискупа и
не хватат! Уж иная власть, почитай, вся в руках ихних! Тебе, княже,
татебное да княжую дань дадут, а боле ничего не проси!
Немчин Дуск важно кивал головою:
- Премудрый Аристотелиус тако глаголет: малым государствам, в коих
один токмо град, подобно древним Афинам или граду Плесковскому, пристойно
есть имати правленье демократикус, сиречь народное, а великим -
единодержавие достоит, королевская либо цесарская власть. Ибо малые грады
не возмогут землю вкупе устроить, подобно тому как и Новый Город со
Плесковом немирны суть. И к сему потребно понуждение свыше, от цесаря,
дабы по всей земле - един глава, един закон судный!
- Пристойно то али не пристойно, рассудити нать! - раздумчиво начал
Иван Акинфич (он больше всех не любил немчинов - новых возлюбленников
князя Александра). - А токмо вот чего прошать хочу: како о сем Гедимин
мыслит? Не то мы тута наобещаем, а окажет после... хозяина, вишь, не
спросили!
О <хозяине> Иван рек не без умысла и тотчас попал в больное место.
Александр нахмурился. Брови сошлись у переносья, потемнели глаза. Стал
чудно хорош княжеский лик (сам знал, что хорошеет в гневе, почему,
гневаясь, иногда любовался собой).
- Рано, Иван, меня в литовски холопы записал!
- Не гневай, княже! Молвил непутем, да и безлепицу, - тотчас
повинился Иван, низя глаза, - а только митрополит-от ныне в литовских
палестинах, сам знашь, княже! Могут и не пропустить!
- С братом моим, Гедимином, у нас ряд! - строго возразил Александр. -
А еще и эта вот грамота!
Он выложил на стол развернутый свиток, показал Акинфичам. Оба, Иван с
Федором, склонили головы, шевеля губами, стали честь про себя. Иван первый
оторвал глаза от грамоты, поднял чело, как-то разом вспотевшее, вынул
цветной плат, отер лоб. <Это что ж, - подумал, - эдак-то и с Ордою учнем
ратиться?>
Грамота была тайной, далеко не все и ведали о ней. Александр
мгновением пожалел даже, что показал ее Акинфичам. Не то что предатися
могут, а - возревнуют, что без их ведома заключил тайный ряд с Гедимином.
Жалеть, однако, было поздно. Федор Акинфич, в свой черед, дочел грамоту.
Пробормотал:
- Это ино дело... Только как бы и нас Гедимин не подвел, яко немцев
орденских в свой час!
Он тоже покосился на Дуска с Долом, и хоть сии немчины были не из
кесарския земли, а все же и ему, как прочим, казалось, что все единако:
что из Помория, что из датской либо саксонской али иной какой стороны -
немчин он немчин и есть! Хоть бы и православную веру принял, а все не
свой! Вишь, Аристотелевы хитрости вспомнил, а что рек? И так и эдак
поворотить мочно! Однако договор с Гедимином - не их ли работа? Пото и
приблизил к себе князь! Ох, не подвели бы нас католики, да и сам Гедимин
Литовский!
Александр Морхинин, тот так прямо, колюче, и брякнул:
- Отколе, княже, начнем мы собирать русскую землю? Отселе - дак мочно
и епископа ставити Плескову! Токмо одно спрошу: мы али Гедимин?
Игнатий Бороздин о договоре тайном знал. Но все же и его смущала
затея с епископом. Ежели, как молвят плесковичи, сам Гедимин тоже
поддерживает Арсения, то не его ли думою все сие створилось? И еще
поглядеть, кто стоит за спиною Гедиминовой? Нет ли здесь новых латинских
козней?
А князь Александр, скатав и спрятав грамоту, не то чтобы подумал, а
представил себе и лица вятшей псковской господы, и давешнюю толпу с
факелами на Великой, и радушие, царившее на вчерашнем пиру, данном
плесковичами своему князю... Было легко, хорошо было здесь после скитаний
по Литве, и хотелось этим людям, что так его любят и так ждут помочи от
него, оказать эту помочь широко, по-княжески, не думая о том, что
произойдет из того в грядущем. (Когда-то так же вот бросил Александр
разрешающее слово там, в Твери, где чернь громила Шевкала с дружиною.
Бросил, повелел... и вот сидит во Пскове, а Тверь сожжена и в развалинах!)
Ах, сладко, все равно сладко подчас и не думать ничего наперед! Вот они
сидят, толкуют, решают, опасаются предбудущего лукавства плесковичей. А
умри Гедимин, и что грамота сия? Или Узбек? Или Иван Московский? Или татар
поразит какая беда: мор, джут, рать неведомая? Сколь много решал
батюшка-покойник, а чем кончилось? Оба, и он, и старший брат Дмитрий, в
могиле, а ему, Александру, судьба пала бегать из веси в весь! О нынешнем
дне помыслите, воеводы! Вот нас встречают, кормят, дали угол и кров над
головой, встали за нас едва не против всей земли русской! Хранили нашу
казну и семьи наши честно и ныне призвали опять к себе! Что ж мы будем
боятися близких своих, заботно гадать о грядущем, коее то ли будет, то ли
еще и нет, а упустим нынешнее - светлую радость дня сего на ничто обратим!
Не прав ты, Иван, и ты, Захария, и ты, Онтипыч, не прав! Не все свершишь
злою думою да насилием! Да и безлепо нам отказать ныне плесковичам - ужель
вы, бояре мои, не набегалися по Литве?
Александр расправил брови. Улыбнулся соратникам своим. Поднял
десницу, утишая. Рек:
- Ныне, бояре, достоит нам склонити слух к просьбе плесковичей!
Церковь русская от того ся не умалит, а в споре с московитами лучше днесь
поддержать братью свою! И даже, быть может, князя Гедимина Литовского!

ГЛАВА 16
Нету в мире более красивой земли. Мягко всхолмленная, вся в светлых
реках и цельбоносных источниках, укрытая зеленью густолиственных,
золото-багряных по осени буков, в зарослях орешника, дикой груши, берез и
мелких лесных яблонь, а выше, по холмам, в густой щетине хвойных лесов,
изобильная зверем, птицею, рыбой, плодородная и хлебородная, вся обжитая и
ласковая, с красивым, видным, громкоголосым народом - истинно обетованная
земля!
Во Владимире-Волынском Феогност устроился прилепо. Край был богат.
Епископы Луцка, Перемышля, Галича, Полоцка на второй год его пребывания в
здешнем краю поверили наконец, что новый митрополит уселся у них
нешуточно. Горцы в своих черно-белых одеяниях дарили ему меха рысей и
лисиц, оленина не сходила со стола слуг митрополичьих, хлеба был избыток,
хватало и на узорочье, и на благолепие, пристойное двору митрополита
русского. Уже не приходилось неволею радоватися дарам далекого московского
князя. Отстраивались новые палаты митрополичьего двора. На выездах
Феогноста ждали чудо-кони, запряженные в возок, обитый алой кожею и
отделанный серебром. Он справил себе новый саккос из бесценного греческого
аксамита, жемчужную митру с большим алмазом в навершии, зимнего ради хлада
просторный запашной вотол на куньем меху и шапку из черных соболей, у
торгаша-жидовина купил золотой потир древней киевской работы. Из
Константинополя везли ему, в обмен на дары здешней земли, вино и елей,
иконы и книги, многоценные ткани и узорную серебряную утварь для служб и
трапез. Уже и далекая владимирская земля, похоже, склонялась к признанию
совершившегося. Во всяком случае, нынешним летом Феогност смог с большою
пышностью рукоположить нового епископа в Тверь, Феодора, и затеять
пересылки с Новгородом, понеже избранный вечем из белого духовенства новый
новгородский архиепископ, Василий Калика, медлил приехать к нему на
поставление, ссылаясь на размирье с Литвой. (Хотя, как передавали, уже
вселился в палаты владычные и деятельно правил епархиею, строил каменные
стены в Детинце, собирал дани церковные и даже, не будучи сам поставлен,
рукополагал новых попов.) Феогност сам послал к Гедимину за охранною
грамотой, и наконец, уже зимой, митрополичьи слуги, Федорко и Степанко,
отправились в Новгород, призывая Василия Калику ехать ставиться на Волынь.
И новгородцы известили вскоре, что новый владыка не умедлит, выедет
тотчас, как только сойдут снега и обсохнут пути. Великий князь
владимирский Иван вестей не подавал, хотя и дани святительские и поминки
шли неукоснительно, да ему, верно, было и не до того. Летом 1330 года на
Владимирщине стояла сухмень, хлеб родил плохо, а на другой год, весной,
третьего мая, погорел весь Кремник: огорели новые церкви, погибли
княжеские хоромы, житничий двор, дворы великих бояр, даже прясла и костры
городовой стены обгорели и частью осыпались. Все пришлось рубить и
отстраивать наново.
Даже и из Орды доходили до Феогноста приятные вести. Царь Узбек
пожаловал сарайского владыку, дав ему охранную грамоту. Зримым образом
дела церкви православной устраивались и там.
Феогност, управлял, собирал, строил, был деятелен и, казалось бы,
успешен в делах своих, но втайне, в душе, все более и более сознавал, что
возводит здание на песке. Галичу и Волыни угрожали ляхи. Гедимин был
пугающе непонятен. Католики наглели. Православные епископы Галича, Луцка и
Перемышля не могли противустати латинянам, как должно. Торговлю захватили
иноверцы: ломбардцы, немцы, ляхи, галицкие иудеи... Из Константинополя
доходили злые вести: император Андроник Третий нынче терпел поражения в
Болгарии, Ромейская держава разваливалась на глазах. Нечто неуправляемое,
нечто неподвластное уму было во всем, что окружало митрополита. Даже в
смиренной покорности селян на службах в соборе Богородицы было некое
пугающее безразличие. Все склоняло к тому, чтобы сидеть и ждать рокового,
как виделось уже, исхода. Но ни сидеть, ни ждать он не хотел. Слишком
навидался этого безлепого ожидания гибели у себя, в Византии. Не для того
он приехал на Русь, чтобы и здесь ведать одно лишь медленное умирание!
Нынче вдруг у Феогноста появилось странное чувство, что владыка
новгородский обманет и вовсе не поедет ставиться к нему. Смешное,
разумеется, опасение, и все же тревожное. Он посылал узнавать. Ему
повестили: едут, выехали из Нова Города на Рождество Предтечево, двадцать



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.