read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



захочу! (Захочет ли он - Семен сам про себя, однако, еще не решил.)
Давыд с Жеребцом, как говорится, взяли Семена за бока. Однако на все
их подходы и приступы он отмалчивался или переводил речь, соскальзывая на
пустяки. В последний день они сидели у Давыда втроем и пили, отослав слуг.
Жеребец, багровый от вина, раздраженный Семеновыми недомолвками, пошел
напрямую. Не слыша остерегающих покашливаний Давыда, он выложил разом все,
что надумали они вдвоем: и о владимирском столе, и о власти, и о том,
чтобы объединить страну отсюда, из Городца. Семен, поморщиваясь,
откидывался на скамье, тряс головой:
- Ну и переобуетесь из сапогов в лапти! Это же смешно! Что ваш
Городец с мерей с этою, с мордвой толстопятой... Ну и торговля ваша туды
ж, и Нижний! Одного татарского тумена хватит, чтобы здесь остались одни
головни от всей вашей торговли! Сколько ты, Олфер, заможешь выставить
ратных?! - Он насмешливо и высокомерно приподнял брови. - Ну, чего ж баять
попусту?! Сейчас, ежели собрать в один кулак Владимир, Суздаль, Ростов,
Переяславль, Тверь, Новгород да Смоленск с Рязанью... И то не хватит! А
кто соберет? Ярослав?! Ему одного Нова Города не собрать!
- Ну и не Василий твой тоже! - вскипел Жеребец. - Недаром квашней
прозвали!
Семен пристально поглядел ему в глаза, задержав взгляд. Олфер
потупился.
- Налей меду, - спокойно сказал Семен. Жеребец послушно поднял
кованый кувшин.
Давыд Явидович, пошевелясь, тихо выронил:
- Выходит, окроме татарского царя и силы нет на Руси?
- Вместо Золотой Руси - Великая Татария! - мрачно прибавил Жеребец.
Семен потянулся ленивым кошачьим движением, закинул руки за голову,
поглядел вверх.
- Ты знаешь Восток, Олфер? Эти тысячи поприщ пути... Глиняные
города... Жара... Бирюзовое небо... Курганы... Ты думал, Олфер, что такое
Орда?! Та же мордва, черемисы, булгары, буртасы, татары, аланы, половцы,
кыргызы, ойраты - кого там только нет! Бесермен полным-полно. Но все - в
кулаке!
Восток безмерен. Он бесконечен, как песок.
Ты знаешь, Олфер, почему Александр вынимал очи этим дурням, что
затеяли с новгородскими шильниками противустать хану? Почему выгнал
Андрея, отрекся от Даниила Галицкого, не принял папских послов? Он понял,
что такое Восток!
Запад вседневен. Города, городки, в каждом свой герцог или граф,
господа рыцари, господа купцы, господа суконщики... А там - море. Тьмы
тем. Тысячелетия. Без имен, без лиц.
Оттуда исходит дух силы. Закручивает столбом и несет, и рушит все на
пути, и вздымает народы, словно сухой песок, и уносит с собой...
Это смерч. Пройдет, и на месте городов - холмы, и дворцы повержены в
прах, и иссохли арыки, и ворон каркает над черепами владык, и караваны
идут по иному пути...
А погляди туда, за Турфан, за Джунгарию, в степи, откуда зачинается,
век за веком, этот великий исход, - и не узришь ничего. Пустота. Редкая
трава. Юрта. Пасется конь. Над кизячным костром мунгалка варит хурут. И до
края неба - ни второй юрты, ни другого коня, ничего! И из пустоты, из
тишины степей исходят тьмы и тьмы и катятся по земле, неостановимые, как
само время...
Это смерч. Сгустившийся воздух. Дух силы. Сгустившаяся пустота
степей.
Жеребец, не понявший и половины сказанного, долго и мрачно вперялся
горячечным зрачком в гладкое лицо Семена. Наконец, двинув желваками скул,
отмолвил хрипло:
- Так что ж? Подчиниться Орде? Опустить руки?!
Семен медленно улыбнулся, полузакрыв глаза, и, все так же закинув
руки за голову, глядя вдаль, сквозь стены, суженными, потемневшими
зрачками, тихо произнес:
- Орду надо крестить!
Давыд с Жеребцом переглянулись, едва не ахнув.
- Под татарским царем, хошь и крещеным...
Семен опять поморщился, встряхнулся, разом переменив положение
холеного тела.
- Брось, Олфер! Не одно тебе: по-русски али по-мерянски лопочут
смерды, абы давали дань! Ну, переженимся на татарках! У меня у самого была
жена татарка, сын растет... А как назвать? Хоть Татария, хоть союз, что
ли, товарищество, империя, хоть Великая Скуфь! Владимир крестил Русь и
утвердил язык словенск пред всеми иными. Крести Орду - будет то же самое!
Нам нужна эта сила! Сила степей, одолившая мир! А князя вашего свозите в
Ростов, не то совсем задичает...
- Ну, увернулся! - обтирая пот, толковал Жеребец, проводив Семена.
- Не скажи! - возразил Давыд. - Я слыхал, что Семен князю Александру
советовал поднять татар на совместный поход против Запада. Баял так: мол,
католики подымаются, на Святой земле ожглись, теперича на Русь, на
славянски земли полезли. Орденски немцы, свея, а там енти, латины, кои
Цареград-то было забрали... Их нонь, толковал, бить надо, докуль поздно не
станет! Нет, он тут не темнит!
- А все же не сказал, с нами он ай нет?
- И не скажет. Не столь прост! - Давыд подумал, склонив голову, потом
поглядел на Жеребца: - Одно сказал все же! В Ростов Андрея свозить!
- Думашь...
- Семен ничего зря не бает! - решительно подтвердил Давыд.

ГЛАВА 15
За свадьбой Андрея Жеребец припозднился с обычным своим объездом
княжеских волостей и воротился из полюдья уже по весеннему, рыхло
проваливающемуся снегу.
Гнали скот. Волочили телеги с добром, мехами, портнами, хлебом и
медом. Гнали связанных полоняников, нахватанных в лесах за Волгой. Кони
вымотались, холопы и дружина тоже. Все не чаяли, как и добраться до бани,
до родимых хоромин, до постелей и женок, что заждались своих мужиков, до
жирных щей, пирогов и доброго городецкого пива.
Олфериха охнула, увидя мужа с рукой на перевязи. С мгновенным страхом
подумала о сыне: Олфер возил десятилетнего Ивана с собой. Но тот был цел,
и сейчас, весь лучась обветренной докрасна веснушчатой рожицей, косолапо
слезал с коня. В пути, от усталости, вечерами глотал слезы - Жеребец сына
не баловал, - теперь же был горд до ушей: как же, дружинник, из похода
прибыл!
Жеребец, невзирая на рану, дождался, когда заведут телеги, загонят
полон и спешатся ратники. Убедился, что людей накормят, что баня готова
для всех (бани здесь, в Городце, рубили на новгородский лад, в печах
мылись редко), выслушал, не слезая с седла, ключника и дворского, послал
холопов доправить до места княжой обоз и только тогда тяжело спешился и,
пошатываясь, полез на крыльцо. Жена, успевшая послать за
бабкой-костоправкой, семенила следом, хотела и не решалась поддержать мужа
под локоть: Жеребец слабости не любил ни в ком, в том числе и в себе.
В горницу, едва уселись, ворвался младший <жеребенок> - Фомка
Глуздырь, ринулся к отцу. Жеребец едва успел подхватить сорванца здоровой
рукой. Мать заругалась:
- Батька раненый, а ты прыгаешь, дикой!
Фомка отступил и исподлобья следил, как отец, с помощью матери,
распоясывается, сдирает зипун и стягивает серую, в бурых разводьях,
волглую от пота, грязи и крови рубаху.
Девка внесла лохань с горячей водой. Олфериха сама стала обмывать
руку вокруг раны.
- Ладно! В бане пропарюсь! - отмахивался Олфер.
Скоро привели костоправку. Жеребец, сжав зубы, сам рванул
заскорузлую, коричневую от присохшей руды тряпицу. Гной и кровь ударили из
распухшей руки. Старуха, жуя морщинистым ртом, щупала и мяла предплечье,
наконец, поковыряв в ране костяной зазубренной иглой, вытащила кремневый
наконечник стрелы.
В дверь просунулась голова дворского, Еремки. Холоп попятился было,
но Жеребец окликнул его:
- Лезай, лезай!
Еремей, согнувшись в дверях, вошел и стал, переминаясь, переводя
глаза с лица господина на рану.
- Вон еще какими о сю пору садят! - усмехнулся Жеребец, кивая на
вытащенный кремень. - Добро, не железный еще!
- Камень хуже! - возразила старуха. - Камень-кибол, камень-латырь,
камень твердый, камень мертвый, камень заклят, синь камень у края мира
лежит...
- Ну ты, наговоришь - на кони не вывезти будет! - прервал ее Жеребец.
Старуха ополоснула кремень, сунула его под нос боярину:
- Гляди!
На острие наконечника виднелся свежий отлом. Она вновь начала тискать
и мять руку, и Жеребец, изредка прерывая разговор с Еремеем, поскрипывал
зубами. Могучие плечевые мышцы боярина вздрагивали, непроизвольно
напрягаясь, черная курчавая шерсть на груди бисерилась потом. Наконец,
вдосталь побродив в ране своим крючком, костоправка вытянула отломок
стрелы и, отложив крючок, принялась густо мазать руку мазью, накладывать
травы и шептать заклинания.
- Кого убили-то? - спрашивала Олфериха, помогая старухе.
- Сеньку Булдыря. Ну, мы их тоже проучили! Я сам четверых повалил.
Более не сунутся. Все мордва проклятая, язычники. Прав Семен, давно бы
надо окрестить в нашу веру!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.