read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



зрителям показалось, что сейчас из голубых бесхитростных глаз брызнут чистые
горячие слезы.
Но ?афганец? сдержал себя, он лишь рукавом прикрыл глаза. Расплакиваться
в десятый раз за день было ?в лом?, особенно с ?бодуна?.
Женщина уже лезла в кошелек.
- Мне не на пропой, красавица, мне на протезы деньги нужны. Только немцы
такие делают. Куплю протезы, вот тогда мы с тобой и станцуем.
Женщина бросила в шапку двадцать рублей. Еще несколько бумажек легло в
грязное нутро ушанки, сыпанулась мелочь, и публика начала рассасываться.
Женщина с тяжелой сумкой заспешила прочь. Лицо у нее было грустное,
слова ?афганца? тронули ее до глубины души. Но и двадцатки было жалко,
как-никак почти что доллар.
"Афганец? проделал ту же операцию с содержимым ушанки, затем погладил
живот, где шуршали и позвякивали деньги, на губах мелькнула улыбка. Он лихо
сунул в рот сигарету и заметил Дорогина.
- Эй, браток, - поманил он Сергея, - огонька, может, дашь?
- Варвара, есть зажигалка?
Варвара подала Сергею модную дамскую зажигалку. Сергей поднес огонек к
дорогой сигарете. ?Афганец? затянулся, катнул колеса, отъезжая к стене.
- Что ты на меня так смотришь? Вроде мы с тобой не знакомы, не служили
вместе. А дорогие сигареты мне добрые люди подарили, сам-то я ?Приму? или
?Беломор? курю.
- Слушай, ты Абебу давно видел? - глядя прямо в глаза, спросил
Дорогин. ?Афганец? насторожился.
- Какого Абебу?
- Который Пушкин.
- А, Пушкина! Как же, как же, на прошлой неделе видел. Меня по Тверской
катили, видел, стоит себе на постаменте, голуби на голове пасутся.
- Я не про памятник у тебя спрашиваю, а про эфиопа Абебу.
- На кой хрен, браток, он тебе нужен? - ?афганец? нервничал, и это было
заметно, но пока в руках себя инвалид сдерживал. - Люди, люди, - вдруг
закричал он густым басом и рванул на груди рубашку, но несильно - так, чтобы
не высыпались деньги. Рубашка была крепкая, вместо пуговиц заклепки. - Люди,
люди, посмотрите на меня, перед вами герой, о котором забыла родина!
Вспомните хоть вы, хоть частичку своей доброты пожертвуйте мне на
пропитание!
На такой громогласный возглас люди начали оборачиваться, но никто не
подошел. ?Афганец? снова уставился на Сергея.
- Мужик, отвали, работать мешаешь!
- У меня дело. Сколько твое время стоит?
- Ты что, хочешь дать денег герою бесчеловечного конфликта?
- Я подумаю. Может, и дам, если, конечно, ты скажешь, где эфиоп.
- Эфиоп его мать знает, - шепотом произнес ?афганец? и громко завопил:
- Вот так страна обращается с героями. А я за Россию кровь проливал, две
ноги потерял, восемь операций и полная ампутация. По частям отрезали,
пятьдесят осколков в ногах застряло и в груди... Смотрите, смотрите! - тыкал
себя в грудь бывший гвардии сержант десантно-штурмового батальона Игорь
Морозов.
Этот возглас разбудил у многих совесть, и деньги опять полетели в
ушанку. ?Афганец? запел:
У незнакомого аула, на безымянной высоте...
Хотят ли русские войны...
Спросите вы у тех ребят,
Что под утесами лежат...
Песня о Великой Отечественной была удачно переделана под колорит
афганского конфликта. Голос у попрошайки был густой, мясистый, как
докторская колбаса, ночь пролежавшая в воде. Да и акустика подземного
перехода была под стать сцене Большого театра.
После второго куплета ?афганец? оборвал песнопение и вновь выгреб деньги
из шапки.
- Ты долго еще здесь сидеть собрался, герой Игорь Морозов?
- Меня друзья заберут.
- Знаю я о твоих дружках, галичанах.
- А тебе дело? Они меня кормят, поят, кров дали.
- Ради кого стараешься? Ради уродов, которые все твои деньги забирают?
- Зачем они мне, деньги. Мне стакан водки и крыша над головой дороже
любых денег. Тут посидишь, с народом пообщаешься, и на душе легче, раны не
так болят. Сижу и вижу, щедрый русский народ, последнюю рубашку снимет, а
калеке поможет. Без галичан мне этого места не видать как своих.., ног.
Галичане появились неожиданно. Они были в кожанках, спортивных штанах с
лампасами, в дорогих кроссовках, черноволосые, небритые, длинноносые,
высокие и широкоплечие.
Белкина даже отступила на пару шагов и зашептала:
- Сергей, пошли! Иначе до юбилея Пушкина, точно, не доживем.
- Погоди, - через плечо бросил Сергей.? Галичане привыкли, что стоит им
лишь бросить на кого-то недружелюбный взгляд, и человек тут же испаряется,
как будто его и не было. А этот стоит себе, и выражение лица спокойное, и
взгляд не прячет.
- Ты чего к инвалиду прицепился?
- За жизнь разговариваю.
- Дал ему денег и проваливай. Исполнил гражданский долг и ступай с богом.
Разговаривать более резко бандиты побаивались, черт знает кто перед ними,
может, мент переодетый, может, опер какой, а может, дружок афганца, ветеран
отмороженный, спецназовец, которому человека убить - как за угол сходить. И
справка у него из ?дурки? вполне может оказаться в кармане.
- Чего тебе надо? Иди отсюда.
Сергей посмотрел на галичан, один из которых, запустив руку за пазуху
?афганцу?, выгребал деньги, перекладывал их в спортивную сумку с
адидасовским трилистником. Сергей почувствовал: с ними разговор не сложится,
во всяком случае сейчас.
Когда все деньги перекочевали в спортивную сумку, один из галичан достал
початую бутылку водки и отдал ?афганцу?.
- Горло промочи.
Тот закрутил бутылку винтом и, картинно подняв ее над широко раскрытым
ртом, вылил содержимое в глотку. Водка исчезла даже без бульканья. Спиртное
помогло, голос ?афганца? тут же окреп и с новой силой зазвучал под бетонными
перекрытиями подземелья.
- Проваливай, проваливай, - один из галичан уже наступал на Дорогина и
оттеснял его поближе к входу в метро.
- Полегче, - сказал Сергей.
Взгляд галичанина остановился на Белкиной.
- Забирай свою бабу, и оба катитесь отсюда. Не ищи приключений на свою
задницу. Баба у тебя хорошая, не охота ее портить.
Если бы Дорогин был один, он, возможно, ввязался бы в драку прямо сейчас.
Но то, что вместе с ним пришла сюда и Варвара, делало его более осторожным.
Да и народу вокруг собралось много, а во время драки могло произойти
непредвиденное: мог появиться нож, кастет, пистолет.
Сергей заприметил, что карман спортивных штанов галичанина оттопыривался:
рисковать чужими жизнями не хотелось.
- Мы еще поговорим, - процедил Муму сквозь зубы.
- Сомневаюсь, - услышал он.
Когда Дорогин и Белкина уже двинулись к выходу, то Сергей заприметил двух
омоновцев, стоявших на площадке. Рослые парни, вооруженные дубинками,
баллончиками со слезоточивьм газом, нагло улыбались, даже не думая прятать
улыбки. Сразу было понятно, омоновцы куплены, и если начнется драка, то они
окажутся на стороне галичан. А потом, очутившись в участке, ничего не
докажешь, протокол составят не в твою пользу.
Дорогин с Белкиной поднялись на ступеньки, и Сергей оглянулся. Один из
галичан уже стоял рядом с омоновцами и здоровался с каждым персонально за
руку. После приветствия рука омоновца тут же исчезла в сумке. Так деньги
сердобольных москвичей и гостей столицы сначала перекочевывали в грязную
шапку, оттуда - за пазуху потному герою афганской войны, из-за пазухи - в
спортивную сумку, из сумки - в кулак галичанина, а из кулака галичанина - в
карман омоновца.
- Круговорот финансов в природе, - усмехнулся Дорогин. - Тоже благодатная
для газеты тема.
- Никого этим не удивишь, все и так это знают, видят, но почему-то
продолжают подавать инвалидам. Что сделаешь, - усмехнулась Варвара, - люди
не ему помочь хотят, а от судьбы откупаются. Мол, дам пятерку, десятку, Бог
меня и помилует, останусь с ногами.
Когда Муму и Белкина садились в машину, омоновцы лениво выгоняли из
перехода бомжей и попрошаек - всех, кто с ними не делился, и всех, кто
составлял конкуренцию герою афганской войны, отсасывая деньги у прохожих.
Этот процесс омоновцы между собой цинично называли ?зачисткой вверенной
территории?.
Игорь Морозов остался один, и народ к нему потянулся вновь.
- Мы через час тебя навестим. Сиди здесь, и чтобы никуда. - - услышал он
жесткое предупреждение, которое не сулило ничего хорошего тому, кто его
ослушается.
Галичане сели в новенькую ?хонду? и уехали на Савеловский вокзал, где
работал еще один герой афганской войны, однорукий и одноногий. За ним нужен
был глаз да глаз, он в запале грубил прохожим, оскорблял их, называя трусами
и предателями родины, отсиживавшимся в тылу, когда он сам ?живот за родину
отдавал?. А потом в расстроенных чувствах цеплял кого-нибудь из сердобольных
прохожих костылем за ногу, совал горсть смятых денег и просил:
- Отец, отец, уважь инвалида, принеси бутылочку водки, я за твое здоровье
выпью и друзей помяну заодно. Сегодня день у меня важный, в этот день мы в
окружение попали...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.