read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



меня заяц, попавшийся в силки Габриеля, которые он установил в двадцати
метрах от тропинки, ведущей к нашему дому. Под старой американской шинелью
на мне была только комбинация, а на ногах - старые резиновые сапоги.
Провозившись целый день в доме, я, вероятно, только что умылась и, увидев
в окно попавшегося зайца, вышла, даже не одевшись, ведь сюда обычно, никто
не заезжал.
Я пошла навстречу грузовику. В кабине были трое, но вылез только
водитель. Верзила, коротко стриженный, в куртке с меховым воротником. Он
сказал: "Мы, видно, сбились с пути. Где тут Аррам?" Изо рта у него шел
пар, хотя солнце было жарким, как в апреле. Мне было 27 лет. Я стояла,
одной рукой придерживая полу шинели и с мертвым зайцем в другой. Я
сказала: "Вы поехали не туда, куда надо, после развилки. Вам бы повернуть
налево и ехать вдоль реки". Он кивнул в знак того, что понял. Его удивил
мой акцент, и он глазел на мои приоткрытые коленки. Не знаю почему, я
добавила "извините". Те другие тоже глазели на меня. А этот сказал:
"Отличный попался заяц". Оглядев дом и горы вокруг, добавил: "Тихо тут у
вас". Я не знала, что ему сказать. Было тихо, снежно, и только мотор
тарахтел на холостых оборотах. Наконец водитель выговорил: "Ну ладно,
спасибо. Мы поедем". И залез обратно в грузовик. Обождав, пока они
развернутся и уедут, я пошла обратно в дом.
Я была одна с предыдущего дня. Раз в три недели Габриель уезжал к своей
сестре Клеманс в Пюже-Тенье. Меня она не желала принимать. По моему виду и
по тишине в доме водитель, наверное, понял, что я одна. Но это не вызвало
у меня тревоги. В те времена я была очень застенчива, куда больше, чем
теперь, но совсем не пуглива. Слишком много страха пережила я в последние
месяцы войны.
Выпотрошив зайца, отнесла его в погреб, где уже лежал еще один. В ту
зиму мы ели только зайчатину. Потом я что-то еще делала, уж не помню. Часа
в два-три оделась. Стоя перед зеркалом, вспомнила троих из грузовика.
Особенно Одного, как он смотрел на меня, когда я стояла в одной комбинации
под шинелью. И почувствовала, как сильно забилось сердце. Не скажу, что от
страха, нет. Стыдно признаться, но это так. Я давно не любила Габриеля.
Похоже, я любила его только вначале, когда мы бежали из Германии. Но
никогда не изменяла ему. Тем не менее сердце начинало сильно биться, когда
мужчины оглядывали меня и я читала в их взглядах желание. Но раз я не была
неверной женой, то говорила себе: "Ты кокетка". Теперь-то я знаю, что я
такая же, как и моя дочь. Или, к несчастью, она стала такой же, как я. Она
думает, что ее любят, если хотят переспать с ней. Я никогда не
рассказывала ей всю правду: как бы она ко мне ни приставала, просто не
могла. Никто бы не смог на моем месте. И я не сказала ей, что перед
зеркалом, надевая платье, я испытывала приятную истому. Я не сказала ей,
что могла бы спуститься тогда в деревню, найти у кого-нибудь приют,
объяснив, что осталась одна и мне страшно. Они обозвали бы меня Евой Браун
и стали бы снова подозрительно и обидно оглядывать. Но тогда бы ничего не
случилось. Вместо правды я сказала дочери: "Я не сожалею о случившемся.
Тогда бы не было тебя, понимаешь? Пусть тысячи людей погибнут, лишь бы ты
была со мной". Но та не понимает, она думает только об одном - о папе,
которого ее лишили в тот страшный день.
Да, я помню, что, перед тем, как надеть через голову синее джерсовое
платье, с минуту неподвижно стояла у зеркала, вспоминая глаза того
мужчины. Не водителя в куртке, говорившего со мной. Не самого молодого в
баскском берете, курившего сигарету. А того, у которого были черные,
блестящие глаза и густые черные усы. Он понял, что у меня под шинелью
только комбинация, и хотел меня. Я поглядела на себя его глазами и
почувствовала тяжелое сердцебиение. Возможно, я что-то придумываю, чтобы
покарать себя за другие грехи.
Когда они вернулись, я была в большой комнате. Через запотевшее окно
увидела грузовик, ехавший теперь прямо к нашему дому. С замершим сердцем
подумала: "Нет, это неправда, нет!" Но знала, что все так и есть, что
такова уж моя жизнь. Я вышла на порог. Вылезли все трое. Они не
разговаривали. Лишь самый молодой криво улыбался. Они были пьяны, я сразу
поняла, и шли, стараясь не качаться. Расталкивая друг друга, приблизились
к двери. И смотрели на меня пристально, молча, и теперь во всем окружавшем
меня мире было слышно только чавканье их обуви по грязи перед домом, там,
где я прежде смела снег.
Я закричала и побежала через комнату в пристройку, где потом была
комната моей дочери. Ноги не держали меня. Я долго пыталась открыть засов,
и, когда наконец сделала это, тот, кто говорил со мной утром, уже стоял
рядом. Он первым ударил меня, произнеся какие-то непонятные слова.
Остальные подошли к нам и потащили меня в комнату. Когда начали срывать с
меня платье, я закричала, и они опять стали бить меня. Самый молодой из
них сказал: "Знаешь, что мы сделаем, если ты будешь орать?" Я лежала на
полу и плакала. "Мы перебьем тебе кочергой нос и выбьем зубы". Он пошел за
кочергой. А затем зло сказал: "Ну валяй, кричи". Тот, что разговаривал со
мной утром, сбросил на постель куртку и, наклонившись, заметил: "В твоих
интересах помолчать. Ничего плохого мы тебе не сделаем, если не станешь
сопротивляться". Самый младший заявил: "Скидывай платье, дрянь!" И
нацелился в меня кочергой. Я заплакала, встала, сняла и так уже
разорванное платье. Тогда они бросили меня на постель. И тот, что
разговаривал со мной утром, все повторял и повторял: "Будь паинькой. Потом
мы уедем". И тогда это началось. Помогая друг другу, они сначала держали
меня за ноги и за руки. Но, почувствовав, что я не сопротивляюсь,
перестали это делать. Тот, черноглазый и темноволосый, был вторым. Он
целовал меня в губы. Последним оказался верзила. Взяв свое, он сказал: "Ты
правильно поступила, что не орала. К чему быть изуродованной?"
Оставив дверь открытой, он присоединился к остальным. Я больше не
плакала, я не могла ни о чем думать. Только слышала, как они роются в
буфете и снова пьют. Затем тот, черноглазый с густыми усами, пришел за
мной: "Идем. Они хотят есть".
Я подумала было взять из шкафа другую одежду, но младший не позволил.
Бросившись в комнату, он закричал: "Ну нет!" И швырнул меня через всю
комнату. Придерживая комбинацию рукой - они оборвали мне бретельки, - я
пошла туда. А они смеялись.
Затем они заставили меня пить вино. Большими стаканами. Младший держал
за волосы и говорил: "Пей, красотка" - и смотрел своими злющими глазами. Я
изжарила им зайца. Черноглазый, которого остальные называли Итальянцем,
открыл дверь на улицу и дышал свежим холодным воздухом. Младший сказал
шоферу: "Смотри, как вызвездило, ну и красота!" Он захотел, чтобы я тоже
посмотрела. Через открытую дверь был слышен свист северного ветра с гор. Я
была пьяна, мне приходилось держаться за стену, чтобы не упасть.
Шофер усадил меня к себе на колени, пока они ели и пили, и заставлял
пить. Им захотелось танцевать. Они смеялись. Я, кажется, тоже, и
одновременно плакала. Я была пьяна впервые в жизни. Они набросили на меня
американскую шинель и вывели на снег В кузове машины стояло механическое
пианино. При свете лампочки над дверью я увидела тяжелый густо-зеленого
цвета инструмент. На крышке была большая позолоченная буква "М". Пианино
было привязано веревками. Они запустили музыку. Я упала в снег,
прикладывала его ко лбу, щекам и слышала мелодию "Пикардийской розы",
долетавшую, наверное, до деревни. Шофер грузовика поднял меня. Он хотел,
чтобы я тоже танцевала. А я не могла. У меня не было сил, голова
болталась, ноги еле двигались по снегу.
Позже они нашли виноградную водку и опять заставили меня пить, а
младший, чтобы помучить, заставлял ходить по кухне голой. Итальянец
сказал: "Хватит. Перестань". Но младший не соглашался, и шофер тоже. Потом
я только повторяла про себя: "Мне все равно. Теперь мне все равно". У меня
остались какие-то обрывки воспоминаний. Не помню, сколько это
продолжалось. Я назвала себя Паулой. Я курила французскую сигарету,
которую мне дал младший. Когда я различала их лица, мне казалось, что я их
знаю давным-давно. Они брали меня снова, и младший заставлял повторять,
что я их подружка. Едва я закрывала глаза, как все вокруг начинало
кружиться, весь мир раскачивался вместе со мной.
Потом меня стошнило. Они набросили на меня шинель, водитель посадил на
скамью перед столом и сам надел мне на ноги резиновые сапоги. Они потащили
меня на улицу, сказав, что уезжают, и требовали, чтобы я с ними
попрощалась. Все трое поцеловали меня в губы, и я им позволила, хотя
внутри все восставало. Но не потому, что это имело какое-то значение после
всего случившегося, а от мысли, что я пьяная и что от меня пахнет
блевотиной. Самый молодой сказал: "Советуем тебе помалкивать. Иначе мы
вернемся, и я перебью тебе нос и выбью зубы". Садясь в кабину, добавил:
"Мы все трое скажем, что ты сама хотела". Последним со мной прощался
Итальянец. В куртке и грубых вельветовых брюках. Он пошатывался. Потом с
трудом вытащил из кармана золотое портмоне и дал денег. Сто нынешних
франков. Я очень тихо сказала "нет", но он глухо пробормотал: "Бери,
бери", - и сунул в руку.
Я увидела, как грузовик с зажженными фарами и красными задними огнями
спускался с холма, а затем исчез за пихтами. Я была совсем голая под
шинелью, и мне было холодно. Но я была счастлива, что мне холодно. Перед
самой дверью снова упала в снег. Потом кое-как заползла в дом, таща за
собой шинель. Оказавшись на полу кухни, ногами закрыла дверь. Несмотря на
шум в голове, на стучавшую в висках кровь, я понимала, что не доберусь до
постели. Подтянула к себе шинель и укрылась ею. Подумала: "Ведь плита еще
горячая. Подвинься к ней ближе". Но уже не могла этого сделать. Ничего не
болело. Все тело было каким-то пустым. Я слышала странный ритмичный стук,
нет, не будильника, который стоял на печке. Долго не могла понять, что это
лязгали мои зубы. Тогда я изо всех сил завыла и захлебнулась в рыданиях,
надеясь, что на другой день меня уже не будет в живых.



СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ (2)



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.