read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Виктора - часто ему перепадало от писательских щедрот.
Поздоровавшись, Тамара у стойки, не спрашивая, налила ему сто
пятьдесят коньяка и сделала выговор:
- Забывать нас стали, Виктор Ильич.
- В киноэкспедиции был, - объяснил свое долгое отсутствие Виктор.
- А что-нибудь новенькое написали? - вежливо поинтересовалась Тамара.
Он в подпитии дарил ей свои книжки, а она их читала.
- Скоро напишу, - пообещал он. Он всем что-то обещал - и устроился за
столиком у стойки. Под половину шоколадки "Аленка" малыми дозами (под
каждый шоколадный фабрично обозначенный прямоугольник - доза), употребил
за час сто пятьдесят, а потом, после недолгих колебаний, еще сто. В
одиннадцать пиццерия закрывалась, и засидевшихся посетителей громко
выпроваживали. На него всего лишь укоризненно смотрели. Щедро
расплатившись с Тамарой, Виктор покинул заведение последним.
Поднявшись по полуподвальной лесенке на тротуар, он, особо не
высовываясь, осмотрел бульвар. Пустыня. С некоторых пор Москва после
десяти вечера каждодневно становилась пустыней. Разграбленный кем-то
город, боящийся новых грабежей. Хотя и грабить-то уже нечего.
Виктор перебежал бульвар - ни души, ни души не было на бульваре! -
вбежал в арку полумертвого, ждущего ремонта дома и очутился во дворе,
сплошь перегороженном заборами. Единственное, что пока строили строители в
этих местах, были заборы. Русский человек терпит заборы только потому, что
в них довольно легко делаются дырки. Через ведомые ему дырки Виктор
просочился в сретенские переулки.
Начинался район, который выглядел палестинскими кварталами Бейрута
после интенсивного обстрела израильской артиллерией. Но не снаряды и бомбы
разрушили эти кварталы. Испоганили, варварски использовав эти дома,
палисадники, дворы, люди, которые, сделав это, оставили сердце Москвы
умирать в одиночестве.
Виктор прыгал через канавы, взбирался на кучи мусора, шагал по
трубам, вырытым из земли, обходил неизвестно кем брошенные здесь тракторы
и бульдозеры. Выбрался, слава богу, на сравнительно ровный пустырь перед
Последним переулком.
- Кузьминский! - нервно позвал его высокий мужской голос.
В паническом страхе Виктор неловко развернулся и, зацепившись носком
ботинка за торчавший из земли кусок проволоки, рухнул на битые кирпичи.
Падая, увидел темного человека, бежавшего к нему через пустырь и услышал
очередь, которая частыми вспышками исходила из предмета в руках этого
человека. Взвизгнув, Виктор на четвереньках со страшной быстротой кинулся
к спасительному железному трактору, за который можно спрятаться. Спрятался
и, рыдающе дыша, вдруг понял, что не спрятался: трактор стоял посреди
пустыря, и теперь человек, перестав на время строчить, обходил его, чтобы
снова увидеть Виктора. Еще раз взвизгнув, Виктор метнулся в сторону, и,
петляя, помчался к спасительным стенам мертвых домов. Автомат застрочил
снова. Пришлось опять падать. До дыры в разрушенной стене оставалось
метров десять, не более. Человек, продолжая палить, осторожно приближался.
Виктор вытащил из-под мышки пистолет, снял его с предохранителя, вскочил,
отпрыгивая боком, не целясь, навскидку, выстрелил в сторону автоматчика и
нырнул в черную дыру.
Автомат умолк сразу же после его выстрела. Теперь в выигрышном
положении был Виктор. Подождав мгновенье, он, таясь, выглянул из-за
разрушенной стены. Темного человека на пустыре не было, на пустыре метрах
в пятнадцати от Виктора распласталось нечто. Виктор подождал еще.
Тихо было в Москве, тихо-тихо. Потом прошумел по Сретенке троллейбус,
снизу, от Цветного, донесся гул грузовика-дизеля, квакнул клаксоном
"Жигуленок" где-то. Или он просто стал слышать?
Держа пистолет наготове, Виктор мелким, почти балетным шагом двинулся
к темному пятну на пустыре. По мере приближения пятно приобретало черты
лежащего человеческого тела.
- Эй! - тихо позвал Виктор. Не отозвался никто, да и некому было
отзываться: человек, раскинувший руки по грязной земле, был мертв. Пустые
стеклянные, застывшие навсегда глаза смотрели в черное небо. Все
неподвижно в мертвеце, только длинные белесые волосы шевелились слегка -
гулял по пустырю ветерок.
Рядом с мертвецом валялась штуковина, из которой он, будучи живым,
палил. Виктор узнал оружие - израильский автомат "Узи", знакомый по
зарубежным кинофильмам, а затем узнал и мертвеца. Это был конюх-витязь,
который совсем недавно столь неудачно пытался осуществить подсечку.
Только теперь до Виктора дошло, что он убил. Ужас, безмерный, как во
сне, ужас охватил его. Хватаясь за несбыточное, он решил, что, а вдруг он
вправду во сне, и яростно замотал головой, желая проснуться. Но не
просыпался, потому что не спал. Тогда он огляделся вокруг. Никого и
ничего.
- Самооборона. Я не виноват, - не сознавая, что произносит вслух,
бормотал Виктор, убегая с пустыря.
- Я не виноват, - сказал он, быстрым шагом спускаясь к Цветному.
- Я не виноват, - сказал он твердо, уже понимая, что говорит вслух,
когда спустился к бульвару напротив Центрального рынка. - Самооборона.
Сказав это, он заметил, наконец, что держит пистолет по-прежнему в
руке. Он воткнул его под мышку и пошел к Самотечной площади. Не стал
подниматься к подземному переходу напротив своей улицы, не хотелось под
землю. Перешел Садовое у Самотеки и кривым переулком вскарабкался к дому.
Оставшиеся от пиршества с Ларисой грамм двести водки тотчас вылил в
стакан, а из стакана - в свою утробу. Нюхнул рукав вместо закуски и увидел
внезапно, что рукав до безобразия грязен. Подошел к зеркалу и оглядел себя
всего. Куртка, джинсы, башмаки - все было в пыли, кирпичных затертостях,
ржавой осыпи, масляных пятнах. В ванной, раздевшись и брезгливо бросив
куртку с штанами на холодный пол (башмаки он скинул еще в коридоре), краем
глаза заметил на себе сбрую с пистолетом, из которого он застрелил
человека. Завыв, Виктор сорвал сбрую, выскочил в коридор и зашвырнул ее в
комнату под письменный стол. В трусах и майке уселся на кухонный табурет,
уперся локтями в стол, обхватил руками голову и попытался заплакать. Не
сумел и стал шарить в кухонном столе, ища алкогольный НЗ. Среди кастрюль
отыскал красивую картонную коробку, в которой заботливо содержалась
бутылка "Наполеона". Не из рюмки с широким дном для подогрева напитка
руками - из российского граненого стакана пил драгоценный коньяк Виктор.
Дважды засадив почти по полному, решил передохнуть. Он не чувствовал, что
его забрало, но очень хотелось музыки.
Вот от музыки, от любимого своего Армстронга он заплакал. Он плакал,
подпевал, вытирал обильные слезы подолом майки. Кончилась одна сторона
долгоиграющей пластинки, и он, перед тем, как ее перевернуть, решил
сделать перерыв, в котором принял еще стакан. Литровка уже лежала в нем.
Долго не мог насадить перевернутую пластинку на штырь проигрывателя. Два
раза отдыхал, прежде чем ему это удалось.
Захотелось танцевать. Под армстронговские блюзы он вальсировал. Он
перебирал ногами, он кружился, он взмахивал руками, как птица крыльями. Он
кружился, и все вокруг кружилось. Он пел оттого, что ни о чем не надо
думать. Только бы не упасть.
Он упал на ковер и отключился.
Очнулся он на том же ковре в одиннадцать утра. Бил колотун. Он сел на
ковре, обхватив руками колени, и, совсем не желая этого, вспомнил
вчерашнее. Застонал и стал бить лбом о колени. Сделал себе больно и
оклемался. Цепляясь за тахту, поднялся и пошел на кухню. В темной красивой
бутылке еще оставалось граммов сто пятьдесят. Он их тотчас обласкал и
начал действовать: принял холодный душ, растерся жестким полотенцем,
побрился. Все делал с дьявольской скоростью, торопясь неизвестно куда.
С отвращением запихнул испоганенные шмотки в ящик для грязного белья.
Одеваясь в комнате во все новое и чистое, он случайно глянул под
письменный стол. Сбруи с пистолетом там не было.
Путаясь в незастегнутых штанах, он бросился к письменному столу,
выдвинул боковой ящик, в котором хранил пакет с оригиналами фотографий и
новые отпечатки. Пакета не было тоже.
Сначала стало очень страшно от ощущения, что он в квартире не один. В
квартире, в городе, на всем белом свете. В спущенных портках он бессильно
опустился в кресло.
И вдруг в отчаяньи почувствовал облегчение. Отчаянье постепенно ушло,
а легкость освобожденности осталась. Теперь виноват в той смерти на
пустыре не он один. Вернее, он совсем не виноват. Виноват тот, кто
приходил сюда ночью, тот, кто унес фотографии и пистолет.
Он встал, твердой рукой застегнул молнию на штанах, влез в новую
куртку, засунул ноги в легкие мокасины и, вспомнив, где бумажник,
направился в ванную. Открыв ящик, вынул из кармана куртки бумажник с
деньгами и документами.
Не по-августовски пасмурно было на воле. Виктор осмотрелся во дворе.
Вроде никого, кто бы следил за ним. Но несмотря на это, вдруг пришло
чувство полной собственной беззащитности. Без пистолета он ощущал себя
голеньким младенцем.
Виктор забрался в "семерку" и поехал в сберкассу.
Контролер сберкассы, знавшая его много лет, потребовала, чтобы на
обороте квитка, заполненного им, он еще раз продублировал роспись.
Оказывается, сильно ходила правая ручонка писателя при заполнении бланка,
так сильно, что возникли сомнения в подлинности росписи. Стараясь не
дышать на контролершу, Виктор расписался еще раз. Неудовлетворенно
хмыкнув, контролерша все же передала сберкнижку и квиток кассирше.
Переждав в тамбуре сберкассы короткий обвальный дождь, он вышел к
машине. Дождь прошел, ушел и увел с собой мрачные облака. Слепило
солнышко.
Теперь, с хорошими деньгами, можно было нанести запланированный
визит. В Ховрино, в хитром общепитовском заведении, он был к двум часам.
Официант узнал его, улыбнулся заговорщицки и спросил, уверенный в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.