read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



интересовалась им, не беспокоилась за него. Она с ожиданьем смотрела на
Диму, который, трогая гитару, подбирался к песне.
- Я пойду, - сказал Алик и встал из-за стола. Еще было много водки,
еще было десять часов вечера, еще были впереди разговоры и укромные минуты
с Яной - всего этого было жалко, было жалко себя, но Алик еще раз сказал:
- Я пойду.
И вышел в коридор темной коммунальной квартиры. В коридоре было
пусто. Пожилые соседки любили Андрея за красоту и интеллигентность и
старались не мешать его досугу.

Алик медленно одевался и слушал, как за близкой дверью Дима наконец
запел: "Сегодня Сонечка справляет аманины". В комнате дружно рявкнули
припев, дверь отворилась, и в коридор вышла Яна.
- Алик! - позвала Яна. Ее слегка шатнуло. Она плотно прикрыла дверь
и, вплотную подойдя к полупьяному Алику, внятно спросила: - Ты любишь
меня, Алик?
Он обнял ее, ощутив где-то у солнечного сплетения ее упругие и мягкие
груди, она нашла слабыми мягкими, готовыми на все губами его рот, и ему
показалось, что он любит ее. Но сказать об этом вслух он не мог, не
хотелось. Задохнувшись, Яна оторвалась от Алика, ударив его кулаком в
грудь (больно), и сказала:
- Ты люби меня, Алик. А мне тебя любить грешно. Грешно. Грешно. - И
пошла в комнату.
Из раскрытой двери шибанул табачный дух. Войдя за ней в комнату уже в
пальто, Алик отыскал на столе чистый стакан, наполнил его до краев и
выпил. Водка долго ходила от кадыка к желудку, потом улеглась и произошел
удар, которого он ожидал. Ноги-руки сделались податливыми посторонним
влияниям, в ушах зашумело, мысли разбежались в разные стороны, и он
оказался на воздухе. Чистый воздух тоже ударил по слабому месту - по
голове.

Алик шел по пустынной и мокрой улице Чернышевского, с удовольствием
ощущая, как ноги его, шагающие по лужам, уже промокли. Он бесконечно шел к
Садовому кольцу, постоянно удивляясь, что во многих окнах небольших
московских домов особенно ярко горит при дожде свет. Он поднимал к этим
окнам лицо, умильно чувствуя, как капли дождя стучат по его щекам.
По еще не позднему Садовому кольцу шуршали машины и троллейбусы.
Улица была похожа на Москву-реку. В ней отражались фонари, она блестела
под фонарями. Переходить Садовое кольцо не хотелось. Не хотелось окунаться
в Москву-реку. Алику становилось холодно. Трезвел.
И слава богу. У круглосуточно работающего продмага (людей в нем было
немного) он пересек Садовую Черногрязскую и пошел Старой Басманной, ныне
Карла Маркса улицей. Дождь поутих, а Алик протрезвел и с радостью стал
узнавать свой путь. От церкви Никиты-великомученника, через Разгуляй, по
еле заметному спуску - к Елоховскому собору, мимо Доброслободской, мимо
МИСИ. Он теперь понял, куда идет. Он шел к трамвайной остановке у метро
"Бауманская", чтобы на трамвае доехать до дома. И пешком, через
железнодорожный переход у Спартаковской можно, но, трезвея, он уставал.
Лучше трамваем.
У трамвайной остановки дождь опять припустил. Но, к счастью, уже
скрежетал по Немецкой расплывчатый в дожде трамвай. Не тот, конечно, не к
Сокольникам, а к Комсомольской площади, но не ждать же под ливнем. К
Красносельской, а там до кинотеатра "Шторм" рукой подать. Трамвай был
новенький, одновагонная коробочка. Алик влез в него.
"Обилечивайтесь!" - тут же предложила пожилая кондукторша, и Алик,
как говорится, обилетился. Кондукторша объявила: "Следующая - Девкины
бани!" Объявила и не за веревку дернула, - на кнопку нажала. Технический
прогресс. Алик стряхнул дождь с волос, с бровей (Был, пижон, без кепки) и
уселся. Было где сесть, хотя народу довольно много: работяги с вечерней,
железнодорожные пассажиры к поздним поездам на Казанский, Ярославский,
Ленинградский вокзалы, продавщицы из только что закрывшихся магазинов.
Трамвай постоял у светофора на Бакунинской и наконец тронулся.
- Девкины бани! - выкрикнула кондукторша, и трамвай остановился.
Никто не вышел, а вошли трое.
Один пробежал вагон и распахнул дверцу кабины вагоновожатого. Второй
остался возле кондукторши и вытащил из кармана пистолет. Третий, совсем
молоденький, спросил у того, что с пистолетом:
- Начинать?
- Подожди, - отчеканил тот, раскрыл кондукторскую сумку и выгреб из
нее деньги. Те, что бумажками. Криком приказал дальнему, тому, что
показывал нож вагоновожатому:
- Вели извозчику, чтобы без остановок до моста! И чтоб помедленней!
Трамвай неспешно покатил. Вооруженный пистолетом обратился к
пассажирам:
- Гроши и рыжевье, кольца там, часики - огольцу сдавайте!
Молоденький пошел по рядам. Делать нечего - отдавали. Оголец
злодействовал: обыскивал, если ему казалось, что не все выложили, -
покрикивал. С молодым пижоном поменялся кепками, ему водрузил на самые уши
свою замызганную, а себе на голову возложил его новенькую лондонку.
Сейчас подойдет оголец и станет шарить у него в карманах, а он будет
покорно сидеть, растопырясь, как на гинекологическом кресле. Прелестная
картинка: чемпион Москвы по боксу на гинекологическом кресле. Главное -
пистолет, пистолет!
- А тебе, что, особое приглашение нужно? - кинул ему оголец, румяный
и нахальный от опасности малолетка.
- Пацан, может не надо? - миролюбиво посомневался Алик.
- Ты что?!! - заорал малец. Алик взял руки, которые уже лезли за
пазуху, и вытянул их по предполагаемым швам огольцовых порток.
- Колян, он не дается! - плачуще наябедничал оголец.
Не дойдя до них шага три, тот, что с пистолетом, остановился и
скомандовал:
- А ну, вставай, фрей вонючий! - И, поигрывая пистолетом, стал
наблюдать, как встает Алик.
Алик встал, сделал шаг навстречу.
- Шманай его, живо! - приказал главный огольцу.
Только сейчас, когда оголец еще за спиной. Падая вперед, он мгновенно
подбил левой рукой пистолет вверх и правой нанес жесточайший удар главному
в подбородок. И успел левой нанести прямой удар в челюсть еще не успевшему
упасть грабителю.
Шарахнул выстрел, пуля ушла в потолок, и рука с пистолетом бессильно
легла на пол. Алик ударил каблуком по запястью, носком неизвестно куда
отшвырнул пистолет и развернулся. Он был уверен, что обработанный им уже
не встанет.
Оголец теперь уже без принуждения вытянул руки по швам. Алик коротко
ударил его в солнечное сплетение. Оголец потерял дыхание и осел на пол.
Алик приказал тому, что с ножом:
- Иди сюда.
Бандит ощерился, вытянул руку с ножом: пугал. Был он тщедушен, в
солдатском ватном полупальто.
- Тогда я к тебе иду, - процедил Алик.
Громадный, решительный, только что отключивший главаря, он надвигался
неотвратимо, как танк.
- Не подходи, падло! - взвизгнул бандит, потом метнул нож. Алик ждал
этого - уклонился. Он сблизился с бандитом и обработал его, как грушу на
тренировке. И этот лег.
- Гони к Красносельской и на перекрестке остановись, - приказал Алик
вагоновожатому.
Трамвай помчался. Алик шел по вагону и искал пистолет. Девушка,
сидевшая рядом с кондукторшей, попыталась улыбнуться ему и сказала:
- Он под лавкой.
Он наклонился и достал из-под сиденья пистолет. Бандит лежал рядом и
он рассмотрел его, хотя рассматривать было почти нечего. Обработанное им
лицо на глазах деформировалось. Но вроде дышал. Третий лежал неподвижно.
Что с ним было - неизвестно.
Завизжав на повороте, трамвай помчался по Ольховке. Пассажиры сидели
смирно - не знали, что делать.
В животе была пустота, колени ходили. Алик присел на скамейку.
Подъезжали. Впереди светился вход в метро "Красносельская". На перекрестке
трамвай резко остановился. Кондукторша кинулась к двери и как
Соловей-разбойник засвистела в положенный ей милицейский свисток. Цепляясь
за сиденье, с пола поднимался оголец. Алик встал и тихо сказал,
индифферентно глядя в сторону:
- Беги дурак. Сумку только оставь.
Оголец разжал пальцы и незаметно уронил на пол самодельную тряпичную
сумку, в которую он собирал добычу. Кондукторша продолжала яростно
свистеть. Оголец подбежал к дверям, оттолкнул кондукторшу, спрыгнул с
подножки и от ужаса зигзагами побежал, побежал к угловому дому, к арке у
булочной, выходящей к путям Казанской железной дороги.
- Стой, бандюга! Стой, ворюга! Стрелять буду!!! - прекратив свистеть,
заорала кондукторша. Оголец продолжал бежать. Тогда кондукторша
повернулась к Алику и приказала: - Стреляй в него! Чего стоишь?!
Алик заставил себя усмехнуться, подбросил на ладони тяжелый пистолет
и вдруг понял, что у него дьявольски болит кисть правой руки. Выбил
пальцы, большой и указательный. Первый раз бил с такой силой без
боксерских перчаток.
- Эх ты! - осудила кондукторша.
В трамвай влез милицейский старшина, посмотрел на одного лежащего, на
второго и осведомился официально:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.