read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Через несколько дней отец вызвал меня в библиотеку.
- Послушай, дружище, - так начал он, - отныне ты один доставляешь мне
радость в жизни я обожаю тебя, и ни с кем больше не желаю развлекаться.
Твою сестру я отправлю в богадельню. Она очень хорошенькая - слов нет, - и
она доставила мне много удовольствия, но она - Самка, что, на мой взгляд,
является серьезным дефектом. Более того, мне бы не хотелось видеть, как ты
совокупляешься с ней: я хочу, чтобы ты был только моим. Жить ты будешь в
апартаментах своей матери, она уступит тебе свой пьедестал, потому что у нее
нет иного выбора каждую ночь мы будем спать вместе, я буду выжимать из себя
все соки в твой прекрасный зад, ты будешь кончать в мой, и оба мы будем
счастливы - в этом я не сомневаюсь. Бреваль без ума от своей дочери и
намерен поступить с ней так же, как я с тобой. Мы с ним останемся друзьями,
но мы оба слишком ревниво относимся к своим удовольствиям, поэтому приняли
решение прекратить совместные развлечения.
- А как быть с моей матерью, сударь? - спросил я. - Вы думаете, ей это
понравится?
- Дорогой мой, - усмехнулся отец, - слушай внимательно, что я скажу, и
раз и навсегда вбей себе в голову мне кажется, ты достаточно умен, чтобы
понять меня.
Женщину, которая дала тебе жизнь, я презираю, наверное, больше всех во
вселенной узы, соединяющие ее со мной, делают ее в моих глазах в тысячу раз
отвратительнее - это мой принцип. Бреваль так же относится к своей жене. Ты
видел, как мы с ними обращаемся. Это результат нашего отвращения и нашего
негодования мы заставляем их проституировать не ради развлечения, а для
того, чтобы унизить их и втоптать в грязь мы оскорбляем их из ненависти и
жестокого удовольствия, которое, надеюсь, ты сам когда-нибудь познаешь и
которое заключается в том, что человек получает необъяснимое наслаждение в
мерзких оскорблениях предмета, доставившего ему когда-то большое
удовольствие.
- Но, сударь, - заговорил я, подчиняясь закону здравого смысла, - в
таком случае вы и со мной расправитесь, когда я вам надоем?
- Это совсем другое дело, - объяснил отец, - нас с тобой не связывают
ни условные обычаи, ни закон объединяет нас только сходство вкусов и
взаимное удовольствие, другими словами, настоящая любовь. Кроме того, наш
союз преступен в глазах общества, а преступление никогда не надоедает.
Тогда я был юн и неопытен и верил всему, что мне говорили, поэтому с
тех пор стал жить с отцом на правах его любовницы все ночи я проводил рядом
с ним, чаще всего в одной постели, и мы содомировали друг друга, пока не
засыпали от усталости. После Бреваля нашей наперсницей стала Памфилия,
которая постоянно участвовала в наших утехах отец любил, когда она порола
его во время содомии, после чего он также подвергал ее экзекуции и
содомировал а иногда он заставлял ее целовать и ласкать меня и предоставлял
мне свободу делать с ней все, что я захочу, при условии, что при этом буду
ласкать и целовать ему зад. Боршан, как когда-то Сократ, наставлял своего
ученика даже в те минуты, когда содомировал его. Он отравлял мою душу самыми
бесстыдными, непристойными и аморальными принципами, и если еще тогда я не
вышел на большую дорогу, вина в том была не Боршана. По воскресеньям в дом
приезжала сестра, хотя ее и не ожидал там теплый прием зато я, забыв все
отцовские взгляды на этот предмет, улучал момент, чтобы высказать ей весь
свой пыл, и при первой удобной возможности сношался с ней.
- Отец меня не любит, - говорила мне Габриель, - он предпочитает
тебя... Пусть так оно и будет. Живи с ним счастливо и не забывай меня...
Я целовал Габриель и клялся всегда любить ее.
С некоторых пор я заметил, что мать никогда не выходила из кабинета
Боршана без того, чтобы не прижимать к глазам платок и не вздыхать тяжко и
печально. Мне стало любопытно узнать причину ее печали, я проделал отверстие
в стене, отделявшей его кабинет от своего будуара, и когда представилась
первая возможность шпионить, затаив дыхание, прильнул к дырке. Я стал
свидетелем ужасного зрелища: ненависть отца к своей жене находила выход в
виде жутких физических оскорблений. У меня не хватает слов, чтобы описать,
каким образом его жестокая похоть обрушивалась на несчастную жертву его
отвращения однажды он избил ее до бесчувствия кулаками, затем долго топтал
ее, лежавшую на полу, ногами, в другой раз выпорол ее до крови многохвостой
плетью, но чаще всего он заставлял ее отдаваться исключительно неприятному,
неизвестному мне субъекту, с которым поддерживал какие-то странные
отношения.
- Кто этот человек? - как-то раз спросил я у Памфилии, которой
рассказал о своих открытиях и которая, поскольку всегда относилась ко мне с
дружеским сочувствием, обещала показать мне нечто еще более невероятное.
- Это отъявленный разбойник, которого твой отец раза два или три спасал
от виселицы этот тип за шесть франков способен зарезать кого угодно. Боршан
получает удовольствие, когда этот бандит избивает твою мать, а потом, как ты
сам видел, насилует ее самым гнусным образом. Боршан очень любит его и
частенько приглашал его в свою постель, пока она не стала твоим обычным
местом. Ты еще не все знаешь о распутстве человека, который породил тебя не
отходи завтра, утром от смотровой щели, и ты увидишь вещи, которые
превосходят все, о чем ты мне рассказывал.
Не успел я занять свой наблюдательный пост, как в отцовскую библиотеку
ввалились четверо здоровенных головорезов, приставили к носу отца пистолет,
крепко привязали его к приставной лестнице и исхлестали розгами самым
нещадным образом по ногам отца струилась кровь, когда они отвязали его
швырнули, как мешок, на кушетку, и все четверо навалились на него: один
вставил член ему в рот, второй - взад, двое других заставили его возбуждать
себя руками. Отца изнасиловали раз двадцать подряд, и какие это были члены,
Бог ты мой! Я не смог бы обхватить ладонью самый маленький из них.
- Я бы с удовольствием содомировал тебя, наблюдая это зрелище, -
признался я Памфилии. - Попробуй внушить отцу мысль сделать свою жену
жертвой такой оргии.
- О, это совсем не трудно, - уверила меня услужливая девушка, - стоит
только предложить Боршану какую-нибудь пакость, и он тут же ухватится за эту
мысль. Так что тебе недолго придется ждать, пока исполнится твое желание.
Действительно, несколько дней спустя Памфилия сказала мне, чтобы я был
наготове, и я, дрожа от нетерпения, прильнул к своему отверстию в стене.
Бедную мою матушку выпороли и осквернили до такой степени, что когда
четверка молодцев удалилась, она без движения лежала на полу. В продолжение
всего спектакля я трудился над бесподобной задницей Памфилии и скажу вам
честно, что никогда до тех пор не испытывал такого блаженства.
Позже я обо всем рассказал отцу, упомянув и о том, какое удовольствие
доставила мне его тайная оргия.
- Это я предложил сыграть с вашей женой такую шутку после того, как
увидел, что те четверо выделывали с вами, - прибавил я.
- А скажи-ка, дружище, - заинтересовался Боршан, - ты можешь помогать
мне в подобных делах?
- Разумеется, - немедленно ответил я.
- Это правда? Ведь я имею в виду женщину, которая произвела тебя на
свет.
- Она трудилась только ради своего блага, и я презираю ее, может быть,
не меньше вашего.
- Поцелуй меня, любовь моя, ты великолепен и поверь, когда я говорю
тебе, что с сегодняшнего дня ты будешь вкушать самые острые удовольствия в
мире, доступные человеку. Только попирая то, что идиоты осмеливаются
именовать законами Природы, человек найдет настоящее блаженство. Но скажи,
не ослышался ли я? Дай мне честное слово, что ты готов издеваться над своей
матерью.
- Клянусь. И еще более жестоко, чем вы.
- Ты будешь истязать ее?
- Истязать, пытать и все остальное я убью ее, если хотите.
При этих словах Боршан, который обнимал и ласкал меня в продолжение
всего разговора, совершенно потерял над собой контроль и сбросил свое семя,
не успев донести его до моего зада.
- Подождем до утра, друг мой, - сказал он. - Утром ты будешь держать
экзамен, а пока никаких глупостей, согласен? Отдыхай, я тоже намерен
заняться этим, ибо нам надо беречь сперму.
В назначенный час моя мать пришла в кабинет Боршана, где уже ждал тот
самый злодей, отцовский приятель.
Бедная женщина разрыдалась, увидев меня, но именно я был самым
беспощадным ее мучителем из нас троих. Я стремился сделать истязания,
которым подвергли ее отец и его друг, еще более изощренными и мучительными.
Боршан велел гостю содомировать меня, а я в это время лежал на своей матери,
впившись ногтями в священную грудь, из которой когда-то получил первое в
жизни пропитание. В моей прямой кишке ритмично и мощно двигался взад-вперед
внушительный член эти толчки подогрели мое воображение до такой степени,
что я зашел несколько дальше, чем от меня требовалось, и в конце концов
откусил напрочь нежный материнский сосок мать испустила вопль и потеряла
сознание, а обезумевший отец оттолкнул своего друга и сам ринулся в мой зад,
осыпая меня восторженными похвалами и забрызгивая спермой.
Мне исполнилось девятнадцать лет, когда отец решил открыть все свои
планы.
- Я больше не могу выносить присутствие этой женщины, - заявил он мне.
- Надо от нее избавиться, только не сразу, не одним махом. Я хочу долго
мучить и пытать ее... Ты мне поможешь, мой мальчик?
В ответ он услышал следующие слова:
- Прежде всего мы распорем ей живот - один надрез вдоль, другой
поперек затем я заберусь в ее нутро раскаленными щипцами, вытащу сердце и
кишки, и она будет умирать медленно и долго.
- О, небесное создание, - задрожал от восторга отец, - о, мой маленький
ангел...
И это злодеяние, это отвратительное, мерзкое, гнусное преступление, с
которого я начал свою карьеру злодея, было совершено посреди неописуемых
наслаждений.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 [ 181 ] 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.