read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



вы способны, Микобер. Именно ваши способности - порукою тому, что шаг,
который вы ныне предпринимаете, укрепит узы, связывающие вас с Альбионом.
Мистер Микобер, нахмурившись, сидел в кресле; он не совсем был согласен
со взглядами миссис Микобер, но весьма чувствительно отнесся к ее
предвидению.
- Мой дорогой мистер Копперфилд, я хочу, чтобы мистер Микобер понял,
каково его положение, - продолжала миссис Микобер. - Мне кажется крайне
важным, чтобы мистер Микобер с момента своего отплытия понял, каково его
положение. Вы давно знаете меня, дорогой мистер Копперфилд, и вам известно,
что по натуре своей я не так склонна увлекаться, как мистер Микобер. Скорее
я женщина практическая, если можно так выразиться.
Я знаю - это будет долгое путешествие. Я знаю - нам придется вынести
много неудобств и лишений. Я не закрываю на это глаза. Но вместе с тем я
знаю, каков мистер Микобер, знаю, на что он способен. И потому-то я считаю
очень важным, чтобы мистер Микобер понял, каково его положение.
- Любовь моя, разрешите мне заметить, что мне решительно невозможно в
данный момент понять, каково мое положение, - вставил мистер Микобер.
- Я не согласна с этим, Микобер, - сказала она. - Не совсем согласна. У
мистера Микобера, дорогой мой мистер Копперфилд, положение не такое, как у
всех. Мистер Микобер отправляется в далекую страну для того, чтобы его сразу
там поняли и оценили. Я хочу, чтобы мистер Микобер занял бы свое место на
носу корабля и твердо сказал: "Я еду покорить эту страну! У вас есть
отличия? У вас есть богатства? У вас есть очень прибыльные должности? А ну
давайте-ка их сюда! Все это - мое!"
Мистер Микобер обвел нас всех взглядом; казалось, он думал, что это
вполне здравая идея.
- Скажу яснее: я хочу, чтобы мистер Микобер стал Цезарем своей фортуны!
- убежденно сказала миссис Микобер. - Вот каким, на мой взгляд, должно быть
его положение, дорогой мой мистер Копперфилд. Я хочу, чтобы мистер Микобер
занял свое место на носу корабля и твердо сказал: "Довольно промедлений!
Довольно разочарований! Довольно безденежья! Все это было на старой родине.
Теперь у меня новая. Вы должны мне дать возмещение. А ну-ка давайте его!"
Мистер Микобер решительно скрестил на груди руки, словно уже стоял на
голове фигуры, украшающей нос корабля.
- А если мистер Микобер сделает именно так, если он поймет, каково его
положение, разве я не права, утверждая, что он укрепит, а не ослабит узы,
связывающие его с Британией? Разве не достигнет родины влияние выдающегося
человека, который возвысится в другом полушарии? Неужели я так слабодушна,
что могу вообразить, будто мистер Микобер, проявив свои таланты и завоевав
жезл власти в Австралии, будет ничто в Англии?
Да, я - женщина, но я буду недостойна себя и моего папы, если окажусь
повинной в таком нелепом слабодушии.
Миссис Микобер столь была убеждена в неотразимости своих доводов, что
тон ее стал превыспренним, чего раньше мне не приходилось замечать.
- Вот почему я хочу еще больше, чтобы в будущем мы снова могли
вернуться на родину, - продолжала миссис Микобер. - Имя мистера Микобера
может попасть на страницы Истории - должна сознаться, я считаю это очень
возможным, - и вот тогда он должен будет вернуться в страну, которая дала
ему возможность родиться, но не дала никакой работы!
- Дорогая моя, как меня трогает ваша любовь! - отозвался мистер
Микобер. - Я всегда доверял вашему здравому смыслу. Будь что будет. Боже
избави, чтобы я когда-нибудь лишил мою родину хотя бы частицы богатств,
которые накопят наши потомки!
- Прекрасно! - сказала бабушка и кивнула головой в сторону мистера
Пегготи. - Пью за всех вас. Да будут успешны все ваши дела!
Мистер Пегготи спустил на пол обоих детей, примостившихся у него на
коленях, и вместе с мистером и миссис Микобер выпил за здоровье всех нас, а
когда он сердечно пожал руки Микоберам и светлая улыбка озарила его
загорелое лицо, я почувствовал, что он пойдет своей дорогой, завоюет себе
доброе имя, и, где бы он ни оказался, его всюду будут любить.
Даже младшим детям было разрешено погрузить в кружку мистера Микобера
свои деревянные ложки и выпить за наше здоровье. Вслед за этим бабушка
вместе с Агнес встала, чтобы проститься с эмигрантами. Это было грустное
прощанье. Все плакали, дети вцепились в платье Агнес и не хотели с ней
расставаться, и мы оставили бедную миссис Микобер в отчаянии; она рыдала при
свете тусклой свечи, благодаря которой комната могла казаться с реки
каким-то жалким маяком.
Утром я пришел узнать, уехали ли они. Они уехали рано, в пять часов
утра. И тут я понял, какая пустота возникает в душе после таких расставаний:
только один раз, накануне вечером, я видел их всех в этой покосившейся
гостинице и на этой деревянной лестнице, но после их отъезда и дом и
лестница показались мне мрачными и пустынными...
На следующий день после полудня моя старая няня вместе со мной
отправилась в Грейвзенд. Корабль стоял на реке, вокруг него была масса
лодок. Дул попутный ветер, на мачте развевался сигнал отплытия. Я сейчас же
нанял лодку, и мы направились к судну; пробившись сквозь беспорядочное
скопление лодок, в центре которого оно находилось, мы достигли его.
Мистер Пегготи ждал нас на палубе. Он сообщил, что мистера Микобера
только что арестовали (теперь уже в последний раз!) по иску Хипа, но он,
следуя моим распоряжениям, уплатил деньги, которые я тут же ему и возвратил.
Потом он спустился с нами в межпалубное пространство, и здесь мои опасения,
что до него дошли слухи о катастрофе, были рассеяны мистером Микобером.
Появившись откуда-то из мрака, мистер Микобер дружески и покровительственно
взял его под руку, а мне шепнул, что они не расставались ни на мгновение с
позавчерашнего вечера.
Странное зрелище предстало передо мной - здесь было так тесно и темно,
что сначала я ничего не мог разобрать; постепенно, когда глаза мои привыкли
к мраку, мне показалось, будто я очутился в центре картины ван Остаде *. Я
находился среди бимсов, рымболтов и корабельного груза, коек для эмигрантов,
среди сундуков, узлов, бочек и куч разнообразного багажа; кое-где висели
тусклые фонари, чуть подальше лучи дневного света, проникавшего сквозь
виндзейль или люк, падали на сгрудившихся людей, а люди переходили с места
на место, разговаривали, плакали, завязывали между собой дружбу, ели, пили.
Одни уже расположились на крохотном пространстве, находившемся в их
распоряжении, расположились со своим домашним скарбом и с детьми, сидевшими
на стульях или в креслицах, а другие, отчаявшись найти свободный уголок,
безнадежно бродили взад и вперед. Здесь были люди всех возрастов - от
младенцев, появившихся на свет неделю назад, до скрюченных стариков и
старух, которым оставалось жить не больше недели, от поселян, увозивших на
своих башмаках частицы родной земли, до кузнецов, на коже которых были следы
ее сажи и копоти.
Тесное межпалубное пространство, казалось, было битком набито людьми
всех возрастов и всех профессий.
Когда я огляделся вокруг, мне показалось, что у открытого пушечного
порта * сидит какая-то женщина, похожая на Эмили, а возле нее один из
младших детей Микоберов; обратил я на нее внимание благодаря другой женщине,
которая только что ее поцеловала и теперь пробиралась сквозь толпу. Она так
походила на Агнес! Но я был столь ошеломлен всей этой толчеей, что потерял
ее из виду. Я знал только, что уже дан сигнал провожающим приготовиться
покинуть корабль, я видел только мою старую няню, плакавшую рядом со мной на
груди у кого-то, да миссис Гаммидж, которая с помощью какой-то молодой
женщины в черном деловито старалась разложить пожитки мистера Пегготи.
- Вы мне все сказали, мистер Дэви? Ничего не забыли, перед тем как нам
проститься? - услышал я голос мистера Пегготи.
- Только одно! - сказал я. - Марта?! Он коснулся руки молодой женщины в
черном, та повернулась ко мне. Это была Марта.
- Какой вы добрый человек! - воскликнул я. - Вы берете ее с собой?
Она ответила за него, разразившись рыданиями. Говорить я не мог, только
схватил руку мистера Пегготи и сжал ее. Если когда-нибудь я любил и уважал
какого-нибудь человека, - таким человеком был мистер Пегготи.
С корабля удаляли провожающих. Мне оставалось исполнить тяжелый мой
долг. И я пересказал ему то, что человек большого сердца, ушедший навсегда,
поручил мне передать в минуту расставанья.
Это потрясло его. Но еще больше, чем он, был потрясен я, когда в ответ
он просил передать слова любви и сожаления тому, кто уже не мог их услышать.
И вот срок настал. Я обнял его, подхватил под руку мою старую рыдающую
няню, и мы поспешили наверх. На палубе я простился с бедной миссис Микобер.
Даже теперь она, как одержимая, поглощена была мыслями о своем семействе и,
прощаясь со мной, снова сказала, что никогда не покинет мистера Микобера.
С корабля мы спустились в нашу лодку и, отойдя на некоторое расстояние,
остановились, чтобы взглянуть, как корабль снимется с якоря. Был час заката.
Корабль находился между нами и заходящим солнцем, и на ослепительно багровом
фоне можно было различить каждую стеньгу, каждую снасть. Никогда я не видел
такого зрелища, прекрасного, печального, но и такого обнадеживающего, как
этот застывший на воде корабль, с толпой людей на борту, вдруг замолкших и
обнаживших головы.
Замолкших только на мгновение... Когда ветер надул паруса и корабль
двинулся, со всех лодок раздалось троекратное "ура", подхваченное на борту и
отдавшееся вдали. Сердце у меня затрепетало при этих звуках, когда я увидел,
как взмыли вверх шляпы и носовые платки. И тут я увидел ее!
Да, я увидел ее - она стояла рядом с дядей, прильнула, дрожа, к его
плечу. Он указал рукой на нас, она нас увидела и послала мне прощальный
привет. О Эмили! Прекрасная и слабая Эмили! Приникни к нему и уповай на него
всем твоим разбитым сердцем, ибо он приник к тебе со всей силой своей
великой любви!
Высоко на палубе они стояли в розовых лучах заходящего солнца, поодаль
от всех остальных, она прижималась к нему, а он поддерживал ее, и так они
торжественно проплыли мимо меня и, наконец, исчезли вдали. Ночь спускалась
на кентские холмы, когда мы добрались до берега, и эта ночь окутала меня.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 [ 185 ] 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.