read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



С этой целью мистер Уордль пригласил всю компанию на обед в Эдими, и
когда графины дважды обошли вокруг стола, приступил к делу.
- Все мы горим желанием узнать, - начал пожилой джентльмен, - чем мы
вас обидели и почему вы нас покидаете и предаетесь уединенным прогулкам?
- Как странно! - сказал мистер Пиквик. - Как раз сегодня я собирался
вам все объяснить. Если вы мне нальете еще стаканчик вина, я удовлетворю
ваше любопытство.
Графины с необычайной поспешностью двинулись дальше из рук в руки, а
мистер Пиквик, весело улыбнувшись, окинул взглядом своих друзей и прис-
тупил к объяснениям.
- События, происшедшие в нашем кругу, - начал мистер Пиквик, - я имею
в виду брак уже заключенный и брак еще предстоящий, - и перемены, с ними
связанные, побудили меня обдумать трезво и без промедления мои планы на
будущее. Я решил удалиться в какое-нибудь тихое и живописное местечко в
окрестностях Лондона. Я нашел дом, отвечающий всем моим требованиям, на-
нял его и меблировал. Сейчас все приготовления закончены, и я намерен
переехать туда немедленно в надежде прожить еще много лет в мирном уеди-
нении, скрашивая свои дни обществом друзей и лелея надежду остаться в их
памяти после смерти.
Тут мистер Пиквик сделал паузу, и вокруг стола пронесся тихий шепот.
- Дом, который я нанял, - продолжал мистер Пиквик, - находится в Да-
личе. При нем небольшой сад, а расположен он в одном из очаровательней-
ших уголков близ Лондона. Он обставлен вполне комфортабельно и, пожалуй,
даже изящно, но об этом вы будете судить сами, Сэм переезжает туда вмес-
те со мной. По рекомендации Перкера, я нанял экономку - очень старую - и
тех слуг, какие, по ее мнению, мне нужны. Я хотел бы освятить свое ма-
ленькое убежище, предоставив его для совершения одной церемонии, к кото-
рой я отношусь с глубоким интересом. Если мой друг Уордль не возражает,
мне бы хотелось, чтобы свадьба его дочери была отпразднована в моем но-
вом доме в тот день, когда я туда перееду. Счастье молодежи, - с
чувством добавил мистер Пиквик, - всегда доставляло мне величайшую ра-
дость. Весело будет у меня на сердце, когда я под собственной кровлей
буду свидетелем счастья самых дорогих для меня друзей.
Мистер Пиквик снова сделал паузу. Эмили и Арабелла громко всхлипыва-
ли.
- О своем намерении я известил членов клуба лично и письменно, - про-
должал мистер Пиквик. - За время нашего длительного отсутствия в клубе
возникли разногласия, а мой уход в связи с некоторыми другими обстоя-
тельствами привел к его роспуску. Пиквикский клуб больше не существует.
Я никогда не стану жалеть, - тихим голосом добавил мистер Пиквик, - о
том, что посвятил почти два года общению с самыми разнообразными людьми,
хотя мои поиски новых впечатлений могут многим показаться легкомысленны-
ми. Чуть ли не вся моя жизнь была посвящена делам и погоне за бо-
гатством, а теперь передо мной открылось нечто, о чем я до сей поры не
имел понятия и что поведет, надеюсь, к просвещению моего ума и к его со-
вершенствованию. Если я мало сделал добра, то смею думать, что зла я
причинил еще меньше, и все мои приключения послужат источником занима-
тельных и приятных воспоминаний на склоне моей жизни. Бог да благословит
всех вас!
С этими словами мистер Пиквик, дрожащей рукой наполнив свой бокал,
осушил его и прослезился, а его друзья разом встали и с воодушевлением
провозгласили тост за его здоровье.
К свадьбе мистера Снодграсса не требовалось почти никаких приготовле-
ний. Так как у него не было ни отца, ни матери и до своего совершенноле-
тия он находился под опекой мистера Пиквика, то сей джентльмен прекрасно
знал его материальное положение и виды на будущее. Сделанный мистером
Пиквиком отчет касательно обоих пунктов вполне удовлетворил мистера
Уордля, - как, впрочем, удовлетворил бы его любой отчет, ибо добрый ста-
рый джентльмен находился в чрезвычайно веселом и благодушном расположе-
нии духа, а когда Эмили было выдано хорошее приданое, свадьбу назначили
через три дня, и такая поспешность довела чуть ли не до сумасшествия
трех портних и одного портного.
Заложив почтовых лошадей в свой экипаж, старик Уордль уехал на следу-
ющий же день, чтобы привезти свою мать в город. Когда он со свойственной
ему стремительностью сообщил новость старой леди, та мгновенно упала в
обморок, и быстро ожила и, приказав немедленно уложить парчовое платье,
принялась рассказывать о некоторых подобных же обстоятельствах, связан-
ных со свадьбой старшей дочери покойной леди Толлимглауэр, причем расс-
каз ее длился три часа и не был доведен до середины.
Нужно было уведомить миссис Трандль о великих приготовлениях, проис-
ходивших в Лондоне, а так как она находилась в деликатном положении, то
мистер Трандль сам сделал это сообщение, опасаясь, как бы новости не
слишком на нее повлияли. Но они не слишком на нее повлияли, ибо она тот-
час же послала в Магльтон за новой шляпкой и черным атласным платьем и
вдобавок заявила о своем решении присутствовать при церемонии. Тогда
мистер Трандль признал доктора, а доктор сказал, что миссис Трандль сама
должна знать лучше всех, как она себя чувствует. На это миссис Трандль
ответила, что она чувствует себя прекрасно, и решила ехать. Тогда док-
тор, который был человек мудрый и рассудительный и умел блюсти не только
чужие интересы, но и свои собственные, сказал, что, если миссис Трандль
останется дома, она будет волноваться и, пожалуй, еще больше себе повре-
дит, а стало быть, пусть она едет. И она поехала. А доктор очень забот-
ливо прислал с полдюжины микстур и предписания принимать их в дороге.
В разгар всей этой суматохи Уордлю было поручено передать два письме-
ца двум молодым леди, которых просили быть подружками. По получении этих
писем обе молодые леди пришли в отчаяние, ибо у них не было "вещей",
подходящих для столь важного события, и не хватало времени запастись
ими, - обстоятельство, казалось, доставившее двум достойным папашам двух
молодых леди скорее удовольствие, чем неудовольствие. Впрочем, старые
платья переделали, купили новые шляпки, и молодые леди были так очарова-
тельны, как только можно было от них ожидать. А так как при совершении
обряда они плакали в подобающих местах и трепетали в надлежащее время,
то привели в восторг всех зрителей.
Как добрались до Лондона двое бедных родственников, - притащились ли
они пешком, поместились ли на запятках, подвезли ли их на телеге, или
они по очереди несли друг друга на руках, - остается невыясненным. Как
бы там ни было, но они опередили Уордля. И в день свадьбы первыми гостя-
ми, стучавшимися в дверь мистера Пиккика, были двое бедных родственни-
ков, сиявших улыбками с воротничками.
Впрочем, их приняли радушно, ибо бедность или богатство не имели зна-
чения в глазах мистера Пиквика. Новые слуги были расторопны и усердны,
Сэм удивительно весел и оживлен, а Мэри блистала красотой и яркими лен-
тами.
Жених, который последние два-три дня проживал в доме мистера Пиквика,
галантно выехал навстречу невесте в даличскую церковь, сопровождаемый
мистером Пиквиком, Беном Эдером Бобом Сойером и мистером Тапменом; Сэм
Уэллер, помещавшийся на запятках, был одет в новую великолепную ливрею,
сшитую специально для этого дня, с белой ленточкой в петлице - подарком
его дамы сердца. Их встретили Уордли, Уинкли, невеста, подружки и
Трандлн, а по окончании церемонии кареты покатили обратно к дому мистера
Пиквика, где был приготовлен завтрак и где их уже ждал маленький мистер
Перкер.
Здесь рассеялись легкие облачка, навеянные торжественной церемонией:
все лица просияли, и ничего не слышно было, кроме поздравлений и компли-
ментов. Все казалось таким красивым: лужайка перед окнами, сад позади
дома, миниатюрная оранжерея, столовая, гостиная, спальни, курительная
комната, а в особенности кабинет с картинами, креслами, старинными шка-
тулками, оригинальными столиками и множеством книг, с большим светлым
окном, откуда открывался вид на веселую лужайку, а вдали разбросаны были
домики, полускрытые деревьями, - кабинет с портретами, коврами, креслами
и диванами! Все было так очаровательно, так изящно, так уютно, все сви-
детельствовало о таком изысканном вкусе, что, по мнению присутствовав-
ших, трудно было решить, чем следует больше восхищаться.
А посреди этой комнаты стоял мистер Пиквик. Лицо его сияло улыбкой,
перед которой не могло бы устоять ни сердце мужчины, ни сердце женщины,
ни сердце ребенка. Сам он был счастливейшим в этой компании, снова и
снова пожимал руки все тем же гостям, а когда его собственные руки были
свободны, с удовольствием их потирал; он без конца озирался по сторонам,
откуда то и дело раздавались восклицания, выражавшие восторг или любо-
пытство, и всех заражал своим весельем.
Завтрак подан. Мистер Пиквик усаживает старую леди (которая очень
красноречиво повествовала о леди Толлимглауэр) во главе стола; Уордль
занимает место против нее; друзья размещаются по обе стороны стола; Сэм
становится за стулом своего хозяина. Смех и болтовня стихают. Мистер
Пиквик, прочитав молитву, умолкает на секунду и осматривается вокруг. От
избытка счастья слезы струятся у него по щекам.
Расстанемся же с нашим старым другом в одну из тех минут неомраченно-
го счастья, которые, если мы будем их искать, скрашивают иногда нашу
преходящую жизнь. Есть темные тени на земле, но тем ярче кажется свет.
Иные люди, подобно летучим мышам или совам, лучше видят в темноте, чем
при свете. Мы, не наделенные такими органами зрения, предпочитаем бро-
сить последний прощальными взгляд на воображаемых товарищей многих часов
на своего одиночества в тот момент, когда на них падает яркий солнечный
свет.
Такова участь большинства людей, которые входят в общение с другими
людьми, - в расцвете лет они приобретают истинных друзей и теряют их,
повинуясь законам природы. Такова участь всех писателей и летописцев, -
они создают воображаемых друзей и теряют их, повинуясь законам творчест-
ва. Но этого мало: от них требуется отчет о дальнейшей судьбе воображае-
мых друзей.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 [ 187 ] 188 189 190 191 192
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.