read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Не имеем ли мы дело с одним и тем же человеком?
Но ведь "МН" означает также и пребывать, существовать. Или появляться.
Стоп, стоп, стоп! Появляться? Не есть ли это указание на пришельца откуда-нибудь? Почему бы, скажем, этому Миносу-Менесу не быть сыном критянки знатного рода и египтянина? Вот вам и готовый царь для Крита и Египта.
В Египте не любят, правда, чужеземцев.
(А где их в это время любят? Да и в его собственное. Вспомнить репортажи времен его детства, как рубился народ на границе Афро-Кубинской республики Флорида и Техаса, даром что говорят на одном языке...)
Но мало ли как все может обернуться.
Кстати, ксенофобская неприязнь кого-то из местных вельмож вполне объясняет и странную смерть Афры-Миноса во время купания.
И то, что о "нечистом" происхождении великого фараона предпочли забыть.
Неужели же Критом правят родичи египетской династии? Он, конечно, не собирается организовывать заговор с целью посадить критянина на египетский престол (а может, промелькнуло, подкинуть эту идейку нетеру?), но все ж любопытно.
Кого еще он помнит из критских царей? Как их там - Сарпедон, Радамант?
Тут археолога опять словно молнией шибануло - Радамант!
А может, Ратаммасх?! Потомок царя Миноса-Менеса-Амона!
Выходит, и в самом деле жрецу суждено править Критом! Пусть не самовластно, а на пару с прекрасной эфиопкой.
Только вот как все это организовать? Тут уже не просто избавление из царского гарема, а бегство из Та-Мери - проблема из проблем.
На всем египетском побережье имелось лишь три гавани в Дельте, откуда корабли уходили в плавания по Великому Зеленому морю - попросту Средиземному. Всех, пытавшихся высадиться на берегу в других местах, считали заведомыми пиратами и шпионами и обращали в рабство или просто убивали.
Пустынные негостеприимные берега были населены столь же негостеприимным народом. Тут и племена, и кланы ливийцев - то ли вассалы фараона, то ли непонятно кто; тут и сами египтяне, правда, не трудолюбивые земледельцы-неджесы, а беглецы и потомки беглецов. Народ, одинаково хорошо обращающийся и с рыбачьими сетями, и с пастушеским посохом, и с копьем и луком.
А луки у египтян были лучшие в этом мире, бившие на двести метров и пробивавшие панцирь с тридцати.
Фараоны мудро не пытались собирать с этих пастухов-разбойников подати, но зато и устранились от всяких забот об их пропитании - ни тебе оросительных систем, ни царских складов, из которых в голодные годы есть шанс что-то получить. Так что прокорм этих людей целиком и полностью ложился на их собственные плечи.
Да, с такими договоришься! Возьмут плату, а потом продадут девку в рабство какому-нибудь финикийцу. Хотя нет, финикийцы еще не создали государства. Ну, найдут кому... Или, что куда хуже, вернут фараону с заверениями в совершеннейшем к нему почтении.
Да. Получалось хреново, что так, что этак. Не худо бы попросить о помощи старших товарищей.
Тут появился Упуат, и Даниил немедля обратился к нему с докукой, не дав волчку и пасти раскрыть.
- Слушай, Путеводитель, ты мне не поможешь?- без обиняков спросил парень. - Тут, понимаешь, такое дело...
Выслушав сообщение о возникшей перед археологом (или может быть теперь уже экс-археологом?) проблеме, нетеру решительно замотал головой.
- Думать надо было, прежде чем раздавать такие обещания, - язвительно заметил он.
- Ну что тебе, трудно, что ли?..
- Не трудно. Невозможно, - отрезал волчок.
- Это почему же?! - раздраженно вырвалось у Даниила.
Силенок не хватает у могучего бога - перенести одну юную девицу и одного жреца на какой-то остров? Слабоваты, видать, боги нонче стали...
- На то есть причины. Не стану объяснять подробно, но скажу - именно Иайдах и именно Ратаммасха не могу. Его одного можно было бы попробовать. Но если я суну Иайдах в Дуат, то самое меньшее, ее вышвырнет обратно. А у меня будут неприятности. Прости, но есть силы превыше меня. Какие, знать тебе действительно не обязательно.
Даня мысленно сплюнул. Опять эти бесконечные тайны, чтоб им провалиться к Сету!!
- Да и вообще, - уточнил пес. - Сейчас у нас есть куда более важные дела. Это все потом. Не суши мозги заранее. Я как раз хотел тебе сказать: наши чародеи решили показать свое искусство на этой - волчья морда нетеру повернулась в сторону невидимого отсюда храма Тота - куче старого камня. Там, кстати, будет и Иайдах. Она ведь тоже посвященная... - загривок Проводника недовольно встопорщился. - Твое присутствие тоже необходимо. Ты же у нас великий чародей, без тебя - никуда. Давай, топай, положение обязывает.
- И что я там буду делать? - с некоторой растерянностью изрек Даня.
- Да что хочешь, - пес изобразил что-то, видимо, соответствующее пожатию плечами. - Можешь заклинания почитать, можешь в ладоши похлопать. Все равно толку не будет. Я тебе говорю, что тут наша магия плюс старое, очень старое ведовство, да еще и лично созданная Тотом защита. Неужели Носатый все-таки... - с тоской тявкнул пес.
- Ладно, пойдем.

Похоже, Иайдах и прочие уже успели подготовиться и ждали только его.
На наскоро выровненном песке почти в прямой видимости храма Тота была вычерчена восьмиконечная звезда с кривыми лучами неровной длины. Вдоль небрежно начертанных на песке линий - взрыхленных канавок - были расставлены и разложены всякие странные вещи и амулеты. То кусок старого, связанного хитрым узлом ремня, то потрескавшийся от времени крошечный каменный божок, то сухая ветка пустынной колючки, изломанная странным знаком. Даниил узнал разрезанную на клочки форменную жреческую шкуру Ратаммасха, браслеты Аиды, амулеты Мулунгувы.
Все четверо, причастные к тайным силам, уже заняли места каждый у своего луча. Причем в четырех из оставшихся свободными углах звезды лежали пожелтевшие человеческие черепа. Даня мельком зыркнул на Круха - не иначе, из его хозяйства.
Забежав вперед, Упуат как ни в чем ни бывало, улегся рядом с одним из черепов. Только что голову на него не положил.
- А теперь пусть все посторонние уйдут, - сухо распорядилась Аида. - И пошустрее, мужланы!
Как ни странно, никто из вертевшихся поблизости полутора десятка воинов и не подумал возражать соплюхе.
- Ты уверена, сестра, что с тобой ничего не случится? - только и спросил на прощание Наакон.
- Я буду осторожна, брат! - пообещала девица.
- А они точно без тебя не обойдутся? - все еще колебался Рыжебородый.
- Неизреченной Матерью заклинаю - иди быстрее, - вместо ответа почти выкрикнула она. - Урочное время истончается!
После того как никого, кроме чародеев и нетеру, в долинке между двумя дюнами не осталось, началось действо.
Первым был Крух. Он приплясывал, завывал не хуже Упуата, вертелся на месте, поминал через слово своего Нгаа и вообще вел себя, как шаман из исторического фильма среднего голливудского уровня. Вот он рухнул на месте, издав напоследок громкий рев.
Сразу за ним продолжил Мулунгува, принявшись бить в свои тамтамы. Именно в тамтамы - кроме знакомого Дане большого барабана, было еще два маленьких, и на всех трех колдун играл не хуже любого джазмена.
Затем эфиоп принялся выкрикивать заклятия в ритме, напомнившем Дане древний рэп.
Вот он закончил, закрыв глаза, и тогда вступил Ратаммасх, который завыл одну-единственную ноту- вибрирующую, бесконечно длинную, заставляющую замирать сердце.
А потом запела Аида. Запела хрипло и страшно, на непонятном языке.
В этой песне чувствовались угроза, ярость, готовность умереть, но победить и даже после смерти не давать покоя врагу. В ней слышались отзвуки древних битв и грохот сталкивающихся миров. Но вот девушка смолкла, опустившись наземь.
Пришла пора вступать и ему, но Данька вдруг запнулся, не зная, что делать дальше. Все глаза устремились в его сторону. "Ну же, давай быстрее!!" - говорили взгляды всех четырех.
А Даниил так и стоял, замерев с поднятыми руками.
Какова его роль в этом представлении? Дурацком и бессмысленном, по мнению хвостатого нетеру. Что он должен сделать или сказать?
Что-то вроде "абра-швабра-кадабра-крекс-фекс-пекс-секс-кекс"?
Или вообще спеть им по-русски какой-нибудь из хитов Козлодоева или Леды Бемс?
А, вспомнил!
- P'hnu mglluCthulhu R'lyeh fhtang a ftaga!!! - изо всех сил давя ироническую ухмылку, выкрикнул Даня услышанную в каком-то фильме фразу, придавая голосу и лицу выражение как можно большего исступления. - Yaa, yaa!! Chub-Nigguratt!!
Дальнейшее навсегда осталось в его памяти. Даже став глубоким старцем, он иногда просыпался в холодном поту, вспоминая те секунды.
Начертанная на песке звезда вдруг засветилась сиянием - зелено-голубым и каким-то очень гнусным, словно осклизлым на ощупь.
Чернокожий колдун побледнел, можно даже сказать, побелел - так сильно посветлела его кожа. Ливиец просто рухнул навзничь, закрыв голову руками. Даже Упуат прижался к земле, весь напрягшись, шерсть его вздыбилась, а в глазах - Данил мог в этом поклясться - возник неподдельный ужас!
А затем в уши ввинтился истошный визг Аиды, перекрывающий все.
Над октограммой из ничего сгустилось сумеречное облако, клубящееся потоками темного тумана. Мгновение-другое оно подергалось, словно пытаясь вырваться из клетки, образованной налившимися мертвым светом лучами звезды, но, видно, не сумело победить наложенное заклятие.
Вслед за тем земля под ногами качнулась, спрессованный ледяной воздух ударил в лицо, и что-то похожее на тень стремительно понеслось к храму.
Грохот разлетевшейся стены перекрыл даже визг кушитской принцессы, верещавшей не тише обычной базарной торговки.
А дальше что-то случилось и с Даниилом. Он вдруг словно стал неизмеримо выше ростом и воспарил над землей, наблюдая картину происходящего как бы (вот именно как бы) сверху.
Парень не чувствовал своего тела, и зрение у него изменилось. Но тем не менее он ясно видел клубящийся огромный сгусток серого мрака (да-да, именно так: то был непроглядный мрак серого цвета!), который стремительно распространялся там, внизу, по иссушенной земле, и который нельзя было увидеть обычным зрением, как Даня откуда-то твердо знал.
Мрак этот раскинул в разные стороны ветви такого же, как и он, бескровного цвета, вместе с тем чем-то отличавшиеся от материнского облака.
Он видел, как эти полосы тумана, напоминавшие щупальца, крушили остатки стен, устоявших после первого удара, а потом...
Из облака вылетела стая длинноклювых ибисов. С громким клекотом спикировала она на землю, сметая цепочку жрецов, высыпавших из укрытий, обрушившись на вырвавшихся из разгромленного каменного сарая хурсарков и превращая их в крошево из мяса и костей.
А затем из-под храмового фундамента вдруг выплыла какая-то сияющая дымка, обволокла ополоумевших птиц, щупальца и облако, и все пропало.
Даня вновь обнаружил себя стоящим на песке у одного из лучей восьмиугольной звезды. Правую сторону груди обжигал холод, распространяющийся от талисмана Стоящего У Тропы. На живот словно кто-то бросил раскаленный уголек - это разогрелся кристалл, отданный ему Древним.
Храм Тота скрыло облако пыли. Земля еще вздрагивала, сотрясаемая последними отголосками сшибшихся тут сил.
Рядом с Аидой на песок упала сморщенная мумия священного ибиса, и девушка, видать, от неожиданности перестала орать.
- Ты действительно великий колдун, - сообщил Мулунгува Даниилу, все еще не пришедшему в себя и не понявшему до конца, что случилось. - Но ты еще и безумец, каких свет не видывал. Произнести такие слова во время такого обряда! Если бы имя Владыки Предвечных Вод было произнесено правильно, то он явился бы сюда во всей мощи своей! Два звука, всего два звука отделяли тебя от смерти. Нас всех отделяли, - поправился эфиоп. - Но поясни мне на милость, зачем тебе понадобилось вызывать еще и Великого Козла??!
Но тут Упуат наконец пришел в себя и, не стесняясь посторонних, подскочил к Даньке и...

Признаться, Горовой не был пай-мальчиком и имел некоторый опыт в употреблении крепких выражений.
Но уже спустя минуту он вынужден был согласиться, что его познания не идут ни в какое сравнение с запасом сведений специалиста по связям с общественностью при Великой Девятке.
Брань на полудюжине известных и бог весть скольких неизвестных языков вперемежку вылетала пулеметными очередями из пасти нетеру, не закрывавшейся ни на миг.
Коллеги Даниила по чародейскому цеху и вожди, примчавшиеся на шум, только молча стояли вокруг, отвесив челюсти и почтительно внимая излияниям хвостатого спутника херихеба. Затем бочком-бочком стали неторопливо отходить и скрылись за ближайшим склоном.
- Голая бесхвостая обезьяна!!! Позор ученого сословья всех времен, рас и миров!!! - выкрикнул Упуат и в изнеможении опустился на песок, высунув язык.
Кажется, этот взрыв гневных эмоций опустошил весь запас его сил.
- Ты хоть имеешь представление, кого сейчас призвал? - хриплым полушепотом осведомился волчок полминуты спустя у все еще не отошедшего от потрясений Дани.
- Примерно... - убито ответил студент.
- Нет, не имеешь! И только это тебя хоть слегка извиняет. Ну, хоть бы со мной посоветовался. Сейчас, наверное, все мои братья стоят на ушах, а может, даже ликвидируют последствия твоих милых шалостей... Да, - уже смягчившись, продолжил Упуат, - я, бесспорно, тоже виноват - недооценил девчонку и ливийца, да и амулеты у тебя следовало отобрать - тоже сработали не так, как я себе воображал. Но все же это не освобождает тебя от обязанности хоть немного думать.
- Ну не знал я... Действительно не знал, что они существуют. Думал так, фантастика...
- Ты ведь и про нетеру так думал, - раздраженно прозудел Упуат. - Мог бы уже понять, что если ты про что-то не знаешь, то вовсе не обязательно, что этого нет.
- Ну не знал я, - как-то жалобно, почти по-детски, повторил Даня. - Да и вообще... У нас книжки со всеми этими заклинаниями в Интернете лежат. А церковь Великих Старейшин так и подавно официально признанная религия - не хуже толкинизма и джедаизма. И ничего страшного не происходило.
- Я в курсе, - с оттенком печали сообщил Проводник, уже, кажется, успокоившись. - И ваше счастье, что вы и в нормальных-то исконных своих богов теперь уже почти не верите... Да плюс еще время такое наступило - смена циклов. Великие не имеют полной силы и вообще... Но то, что все это у вас доступно каждому дураку, разумеется, непорядок. Надо будет поставить вопрос...
- Да уж, непорядок, - не удержался Даниил от комментариев. - А то, что планета людей стала каким-то заповедником нечистой силы, - это по-твоему как?
Даня тут же спохватился, что невольно отнес к нечистой силе и собратьев Упуата, но волчок только обнажил клыки в своей собачьей усмешке.
- Эх, знал бы ты, кто водится на Земле в твое время... Ладно, давай вперед, а то там наши парни прирежут последних пленников. А не мешало бы у них кое-чего порасспросить.

...Первой, кто встретился им по дороге к храму, была Хайса, весьма собой довольная. Высоко подняв, она несла отрубленную голову того самого жреца-привратника, что сутки назад высокомерно не пускал в храм, ставший гнездом сил тьмы, законного наследника трона Египта.
- Радуйся, владыка чародеев! - воскликнула она, потрясая жутким трофеем в воздухе. - Я убила верховного жреца этого храма, твоего злейшего врага! Вели вознаградить меня!
И швырнула еще сочащуюся кровью бритую башку под ноги Даниилу.
Решив не спорить, археолог сдернул с пальца перстень с изумрудным скарабеем и кинул женщине. Та ловко поймала его и по-обезьяньи сунула за щеку.
Разгром врага был полным. Кого не истребила магия, невзначай вызванная Даней (лучше и не думать, что за ней на самом деле стояло), тех прирезали воины, горевшие вполне понятной местью за вчерашний разгром и жуткую бесчестную смерть товарищей. Лишь нескольких вытащенных из-под обломков служителей культа успели воины Рахотепа отбить у союзников, да и то сообщив им, что пленники нужны для предания мучительной казни.
Царевич и Даниил наскоро допросили жрецов, но те лишь бормотали что-то маловразумительное, видно совсем потеряв голову от страха.
Всем распоряжаются недавно назначенный Верховный жрец и двое его помощников, которых сейчас нет на месте (а где они - неизвестно). Беседовали с некими существами только они, доступ в тайные помещения храма также был открыт им одним. А все, кто раньше имел на это право, были куда-то отосланы новым Верховным жрецом, и известий о них больше нет. А они люди маленькие и ничего не знают. Ой, благородные господа, не бейте, все скажем... Да, правда, по ночам приближенные жреца куда-то ездили, и, говорят, кого-то привозили, уводили в тайные подземелья храма, но об этом они тоже мало знают - и вообще они почти ничего не ведают. Случалось, людей в жертву приносили, но это совсем редко. И это тоже делали слуги жрецов, а они лично никого не резали, только держали...
И пусть его царское высочество и чародей херихеб не убивают их, они во всем признаются, пусть им только скажут, в чем они должны сознаться?..
- Дело ясное, - подытожил Джедефхор, после того как допрос закончился, а пленникам отсекли головы. - Настоящее змеиное гнездо. Ну что ж, давай, Рахотеп, выставь на всякий случай человек пять снаружи, а остальным нужно будет обыскать храм.
- Если надо - по камешку разберем! - рявкнул бравый вояка. - Ну-ка, за мной!
- Нет, - вдруг заупрямился Мулунгува.
- Дальше мы не пойдем, - почти синхронно с ним заявил Крух.
- Ни за какое золото, - уточнила Хайса, уже украсившая свою заскорузлую длань подарком Даньки. - Нгаа, отец наш подземный, не одобрит, если я войду туда. Лица ливийцев и чернокожих воинов явственно говорили, что они вполне солидарны с магами. - Это ваш храм и ваши боги, - бросила Аида, удержав за пояс двинувшегося было вслед за египтянами Наакона. - Нам там нет места.
И выжидательно уставилась на Упуата, словно ища у него одобрения и поддержки. Пес, возможно, решивший, что публичных речей на сегодня с него хватит, промолчал.
Говорить и переубеждать союзников никто не стал - все было ясно и так.
Эти храбрые люди, не боявшиеся смерти, больше, чем огня, страшились неведомого. И - как имел возможность буквально только что убедиться археолог - не зря страшились.
Не оглядываясь, египтяне во главе с Джедефхором и Рахотепом вошли в двери храма. Вместе с ними проследовал и херихеб Джеди, он же Даниил Сергеевич Горовой.

Глава восемнадцатая
ОКОВЫ ТЯЖКИЕ ПАДУТ
Дюжие подчиненные Рахотепа взломали за алтарем в главном нефе храма ворота, ведущие в тайную половину святилища, и египтяне двинулись к цели. Перед этим военачальник чуть ли не силком вручил Каи и Даниилу по увесистой, но удобной палице с бронзовым навершием - из числа трофейного оружия.
Запретные помещения храма не представляли собой, по крайней мере пока, ничего особенного.
Ловушек покуда не отмечалось, да и бегущий впереди Упуат о них должен был заблаговременно предупредить.
Никаких скелетов, угрожающих надписей вроде "Вход воспрещен! Нарушителя сожрет Анубис!" или "Осторожно! Злые демоны!" не было.
Вернее, надписи на стенах были, но содержания довольно прозаического, насколько мог заметить Даниил.
"Год 7-й правления фараона Джосера, месяц 3 сезона "перет", день 25. Принц и смотритель храма Небкаура сказал главному жрецу Тетихотепу: "Вам следует знать, что первое появление Саху произойдет в 5 месяц сезона "перет" в 16 день. Вам надлежит проинформировать жрецов городского храма, называемого "Могущество - это Небка справедливый", и храмов Анубиса и Себека. Пусть это будет записано на доске объявлений в храмах..."
Или "Год 7 месяц сезон "перет" день 17. Получено пожертвований в связи с первым появлением звезды Сотер - караваев хлеба - 2000, кувшинов пива - 60..."
Даня почувствовал, как сводит желудок, напомнивший, что с утра в нем не было ничего, кроме нескольких ячменных хлебцев с медом.
Да, пожалуй, караваи, съеденные в неведомой древности во славу Тота, и выпитое за его же здоровье пиво сейчас бы не помешали. Дальше они вступили, видимо, в ту часть тайных помещений храма, где хранились несъедобные дары, в разное время поднесенные прихожанами Носатому. На полу и на сундуках стояли высокие алебастровые вазы, изящные урны с изогнутыми орнаментальными ручками, вырезанные из цельного куска камня. Пузатые сосуды с очень широким низом и довольно узким горлом. Ритуальные чаши для возлияний - от больших до крошечных, тонкие фаянсовые и серебряные фиалы.
Оттиски печатей на дверях и сундуках относились, как определил наметанный глаз египтолога, к самым разным временам. Несколько раз Данька с трепетом обнаруживал имя легендарного Менеса-Афры - Царя-Скорпиона. Но больше всего подношений поступило в эпоху Третьей династии, во времена правления фараонов Небка и Джосера. С владыками нынешнего царствующего дома у слуг Тота, вероятно, отношения не складывались. Лишь на одном или двух сосудах красовался картуш с титулатурой Джедефхорова деда Снофру. Имени здравствующего владыки Обеих Земель Хуфу не было видно вообще.
Затем они вошли в зал, оказавшийся абсолютно пустым. Стены его были сложены из глыб полированного красного гранита, причем стыки подогнаны так, что между ними нельзя просунуть даже лезвия бритвы.
В них были пробиты восемь симметричных - друг напротив друга - проходов, закрытых массивными гранитными плитами, вставленными в пазы и, судя по всему, двигавшимися вверх-вниз, уходя в выдолбленные в камне гнезда. У Дани вдруг возникла странная мысль: неведомые строители копировали дизайн гермодверей какого-нибудь звездолета, предназначенного для освоения дальнего космоса...
Но обдумать все как следует парень не успел.
Они свернули в одну из открытых дверей, прошли анфиладой темных комнат и оказались в небольшой восьмиугольной камере, в центре которой находился грубо вырубленный колодец или лаз, начинающийся у площадки перед большой галереей и ведущий вниз.
Вход в него, по всей видимости, закрывался точно подогнанным клинообразным блоком, сейчас лежащим рядом на полу.
- Так-так, - Упуат несколько раз шумно потянул воздух. - Чую, мы на верном пути.
Волчок уже болтал, почти не таясь. Правда, преимущественно по-русски, чтобы не смущать правоверных египтян. И все равно те невольно замирали при звуках речи, вылетавшей из собачьей пасти.
По косо уходящему вниз колодцу, упираясь в стены руками и ногами, люди спустились вниз и выбрались в узкий квадратный туннель. Следом за ними выскользнул и Путеводитель.

...Лишь несколько шагов они сделали по туннелю, и началось... Как будто неслышный, но мощный звук обрушился на него - Данила ощущал эти колебания всем телом, каждой клеточкой кожи. Чувство было такое, будто он попал внутрь какого-то исполинского музыкального инструмента, настроенного на одну зловещую ноту. Данила представил, как темный поток плещется в каменных переходах, отражаясь от красных гранитных стен и потолка.
Джедефхор покачнулся, Каи перегнулся буквально пополам.
Инстинктивно Горовой подскочил к товарищам, и им сразу стало легче - видно, амулет Стоящего У Тропы защищал не только самого Даньку, но и тех, кто находился рядом.
- Вперед, жми, давай! - громко пролаял ему нетеру.
И тут из-за поворота коридора выползло оно...
Потом, восстанавливая все происшедшее в памяти, Даня никак не мог отчетливо вспомнить - как именно это выглядело.
Но, несомненно, то был шедевр биотехнологии акху.
Больше всего существо напоминало громадного, размером с солидного медведя, осьминога, разве что покрытого чешуей, с толстенными короткими щупальцами, заставлявшими невольно вспомнить чуть не погубившего Джедефхора псевдокрокодила. Но при этом на брюхе у него имелось множество маленьких ножек, на которые тварь опиралась. Шесть или восемь зубастых пастей располагались по периметру нижней части тела. Россыпь полыхающих белым огнем глаз...
Одним словом, гадость редкая.
Не менее гнусной и жуткой была и свита монстра.
Справа на шипастых ножках бежало что-то похожее на гигантского богомола, грозно щелкавшего дюжиной тонких пилообразных лап. При этом у существа была почти человеческая голова с негроидными чертами, и Даня содрогнулся при мысли, чья это могла быть голова.
Слева наступали два омерзительных гибрида, походивших на что-то среднее между двуногим динозавром раптором или игуанодоном и ставшей на задние лапы гиеной.
Каи за спиной Даниила тоненько завизжал, но сам археолог не успел сильно испугаться. Все четверо инфернальных стражников, ухая и завывая, устремились в атаку на группу, сгрудившуюся вокруг Джедефхора и Упуата, словно не заметив Даню и "эксперта-криминалиста". Впереди бежали ящеры и богомол, за ними, не слишком спеша и тяжело переваливаясь, зубастый спрут. Они пронеслись мимо, обдав херихеба и писца волной зловония. Талисман акху снова сработал.
"Все, пропал принц", - мелькнуло у Данилы.
Но он недооценил выучку Рахотепа и его ребят.
Хоть египтяне у историков и считались не слишком храбрыми воинами, но эти, похоже, были исключением.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.