read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Обоюдоострые дары великой Богини - эти его собственные слова вспомнились Айвору, когда он снова повернул на юг и поехал по западному берегу реки Латам к лагерю Четвертого племени, вождем которого был Каллион. Да, все дары этой Богини были обоюдоострыми. Он попытался, хотя и не слишком успешно, заглушить горькое чувство, поднявшееся в душе при мысли об этом. Великолепный серебряный рог этого крылатого существа представлял собой отличное оружие, годившееся для войны ничуть не хуже любого другого. Вот только заплатить за использование этого оружия, как он теперь понимал, ему придется потерей своего младшего сына.
Каллион, человек с резкими чертами лица и ласковыми глазами, уже мчался верхом ему наперерез, и Айвор был вынужден остановиться и подождать. Каллион был, пожалуй, слишком молод для вождя племени, но он славился своим умом, уравновешенным характером и одновременно быстротой реакции, и Айвор доверял ему больше, чем многим другим.
- Авен, - сразу, безо всякой преамбулы, начал Каллион, - когда мы выступаем? Мне следует объявить охоту или нет?
- Пока подожди. Хотя бы до конца сегодняшнего дня. Кектар вчера очень удачно поохотился, так что милости просим к нам, если тебе нужно мясо.
- Непременно заеду. А как насчет...
- Я скоро пошлю к тебе гонцов-обри с вестями о результатах Большого Совета и, возможно, попрошу тебя прибыть к нам в лагерь уже сегодня ночью. Я специально отложил нашу встречу на столь поздний час, надеясь, что Ливон успеет вернуться с новостями из Парас Дерваля.
- Это хорошо, авен, а то я ведь принялся теребить своего шамана еще с тех пор, как снег начал таять...
- Ну так не тереби его сильнее, - машинально откликнулся Айвор.
- ... но он мне ничего путного так и не сказал. А как там Гиринт?
- Никак, - сказал Айвор и поехал дальше.

Он не был так уж молод, когда его ослепили. Он был вторым в очереди и долгие годы ждал в Селидоне, пока обри не принесли ему весть о том, что умер Колинас, шаман Третьего племени.
Теперь Гиринт, конечно, был уже совсем стар, и этот страшный ритуал свершился много лет назад, но он помнил его с удивительной ясностью. Да это и понятно: факелы, звезды и круг мужчин - вот то последнее, что он увидел.
И все-таки жизнь у меня была богатая, думал он; более полная, чем когда-то можно было себе представить. И если бы его жизнь закончилась до того, как огнем взорвалась вершина Рангат, он сказал бы, что жил хорошо и умер счастливым человеком.
С тех пор как он был отмечен Старейшим в Селидоне, где Первое племя проживало постоянно, судьба Гиринта стала сильно отличаться от судеб остальных юношей, только что призванных поститься.
Во-первых, Селидон ему пришлось покинуть. Он стал неплохим охотником, ибо шаману полагается непременно уметь охотиться и знать привычки элторов. Он много путешествовал, переезжая из одного племени в другое и проводя в каждом примерно по одному сезону, ибо шаману полагается хорошо знать обычаи всех племен. И он никогда заранее не знал, в какое племя отправится в следующий раз и какому вождю будет служить. Он делил ложе со многими женщинами из всех девяти племен, стараясь рассеять свое, отмеченное Старейшим семя по всей Равнине, и понятия не имел, скольким детям стал отцом за эти годы ожидания и учебы. Но некоторые ночи он очень хорошо помнил и до сих пор. Так проходили годы - в странствиях и работе над древними пергаментами, которые рассказывали ему о Великом Законе и о многом другом, что не имело отношения к Великому Закону, но что шаману знать было необходимо.
Он полагал, что времени впереди у него более чем достаточно, больше, чем у других шаманов, ведь его обучение началось еще тогда, когда он увидел во сне птицу кейю, свой тотем, и эта смелая ночная охотница наложила особый отпечаток на его душу, так что он выделялся даже среди тех, что были точно так же, как и он, отмечены Старейшим.
Он думал, что совершенно готов к тому, чтобы его ослепили. Готов к перемене в своей жизни, хотя и не к боли. К боли невозможно быть готовым: шаман вступал в силу именно после пережитой агонии. Разве для этого может существовать какая-то подготовка?
Ему удалось быстро приспособиться к тому, что последовало потом, и он даже приветствовал свое новое внутреннее видение, как приветствуют долгожданную любовь. Он хорошо послужил Банору. Более двадцати лет он был у него шаманом, хотя они никогда не были особенно близки.
А вот с Айвором у него сразу установились очень близкие отношения. Сперва это была дружба, основанная на взаимном уважении, а потом к уважению прибавилось и нечто более глубокое. И подвести вождя Третьего племени, теперь ставшего авеном, было для Гиринта все равно что разорвать себя пополам.
А теперь как раз это и происходило: он буквально разрывался пополам.
Но у него, собственно, никакого выбора и не было. Два дня назад в Гуин Истрат эта девочка, Ясновидящая Бреннина, сказала ему, чтобы он мысленно следил не за ней, а за экспедицией Лорина. Смотри на запад, сказала она ему и открыла свои мысли, чтобы показать, во-первых, для чего сама отправляется в путешествие, а во-вторых, какой исход предвидит для похода Лорина. И он, узнав, зачем она отправляется на восток, испытал такую боль, какой не испытывал с тех пор, как его ослепили. А затем он узнал, в чем будет заключаться его собственная тяжкая роль, и понял, насколько не соответствует этой роли; и это стало для него совершенной неожиданностью.
Долгие годы провел Гиринт, будучи еще зрячим, в поисках самого верного зрения. Долгие годы он странствовал по Равнине, рассматривая предметы видимого мира и познавая их природу. Ему казалось, что эту задачу он выполнил хорошо, и ничто до сих пор не давало ему оснований думать иначе. До сих пор. Но только теперь, увы, он понял, где допустил серьезный просчет.
Гиринт никогда в жизни не видел моря.
Как мог дальри, каким бы мудрым он ни был, представить себе, что именно в этой стихии обитает тот, кто способен бросить вызов одному из могущественнейших Богов? Гиринт, как и все дальри, хорошо знал Кернана, повелителя зверей, и Зеленую Кинуин, Богиню-охотницу, что была сестрой Кернана, он тоже знал. Эти Боги часто покидали свою обитель в Пендаранском лесу и бегали вместе с элторами по просторам Равнины. Но что могли Всадники дальри знать о рожденном в море Лиранане?
Да, корабль Лорина поплывет на запад - Ким показала ему это, - и он, прочитав ее мысли, понял еще одну вещь, не известную даже Ясновидящей Бреннина: он, никогда в жизни не видевший моря, должен будет непременно отыскать этот корабль среди волн морских и следить за ним, где бы он ни оказался.
Это было очень трудно, и Гиринт закрыл свою душу для всего остального, оставив авена без помощи и поддержки. Это было очень плохо, несправедливо по отношению к Айвору, но у него действительно не было выбора. И он, рассказав Айвору в общих чертах, что собирается сделать, не объяснил ему, как именно это будет происходить и почему это так необходимо. Он собрал всю ту жизненную силу, что пока еще поддерживала его старое бренное тело, и заставил ее превратиться в некую искру, освещавшую его душу, а затем, сидя на циновке в своей излюбленной позе, скрестив ноги, послал эту искру из хижины на берегу реки Латам в далекое путешествие, в заморские края.
И когда в лагерях дальри в ту ночь начались поспешные сборы, причины этого он так и не узнал. Его куда-то переносили - он успел сказать Айвору, что это делать можно, - но уже не сознавал, что происходит вокруг него, ибо к этому времени душа его улетела уже далеко за пределы Пендаранского леса.
Этот лес он когда-то видел и смог сориентироваться и понять, где находится - по памяти, а также благодаря тому пространственному ощущению, которое возникало в нем из-за исходивших от волшебного леса эманации. Он всегда чувствовал темную, непримиримую враждебность Пендаранского леса, а также и еще кое-что. Когда он мысленно пролетал над башней Лизен, то, разумеется, не осознал того, что в окне башни светится огонек. Он только почувствовал там чье-то присутствие и удивился, но лишь на мгновение.
Да, лишь на мгновение, ибо уже приближался к границам знакомых земель, уже летел над краем моря и уже познал тот беспомощный, пронзительный ужас, который вызывала в нем эта стихия. Он не имел формы, чтобы выразить этот ужас, не имел и памяти, и вряд ли мог бы дать какое-то название тому, что им сейчас овладело. Это было невозможно, немыслимо, но звезды светили как в небесах, так и внизу, под ногами! И Гиринт, старый, хрупкий, слепой и со всех сторон окруженный ночью, все же велел своей душе покинуть такую знакомую землю и устремиться в бескрайние просторы невиданного и невообразимого - в темное ревущее море.

- Послушай, - задыхаясь, проговорил Мабон Роденский, нагоняя их, - нельзя же гнать пятьсот человек целый день без отдыха!
Тон у него, впрочем, был совсем не злой. Айлерон достаточно ясно дал всем понять, что этим отрядом командует Ливон, и Мабон нисколько против этого не возражал. Но Дейв заметил, что Ливон смутился и с какой-то застенчивой улыбкой ответил герцогу:
- Я знаю. Я как раз и хотел объявить привал. Просто думал, что лучше сперва подойти поближе... Герцог Родена тоже улыбнулся.
- Я понимаю. Я тоже всегда испытываю нечто подобное, когда возвращаюсь домой. - А этот Мабон, решил про себя Дейв, парень что надо! Герцог, впрочем, был не так уж и молод, да и веса лишнего в нем было порядочно, и тем не менее с ним было очень легко: он ничего особенного для себя не требовал, даже спал прямо на траве, как и все они, подстелив лишь походное одеяло. Настоящий старый вояка!
Дейв искоса посмотрел на Ливона: тот качал головой, очень сам собой недовольный; и как только они добрались до подходящего местечка, сразу поднял руку, приказывая отряду остановиться. И Дейв услышал самые, что ни на есть искренние вздохи облегчения среди измученных долгим переходом воинов.
Он и сам был благодарен Мабону за эту долгожданную передышку. Он ведь все-таки не родился в седле, как Ливон или Торк. Да и воины из северных областей Бреннина могли ему сто очков вперед дать. А в последние несколько дней ему пришлось черт знает сколько времени провести в седле.
Дейв соскочил на землю и старательно размял затекшие ноги. Несколько раз как следует присел, сделал с десяток наклонов, легко доставая кончиками пальцев до земли, и несколько вращений плечами. Заметив, что Торк насмешливо на него смотрит, он только улыбнулся, но ничего не сказал. Он давно привык к постоянным подтруниваниям темноволосого дальри. Торк был ему братом, и шутки у него никогда не были злыми. Дейв несколько раз отжался от земли - прямо рядом со скатертью, на которую Торк уже ставил еду, - и услышал, как тот фыркнул, пытаясь подавить смех.
Перевернувшись на спину, он подумал было, что неплохо бы сделать еще несколько приседаний, но решил уступить своему измученному желудку и сперва все-таки поесть. Он взял тонкую полоску вяленого мяса элтора и булочку, какие пекут в Бреннине. Все это
дальри, снова лег на спину и с наслаждением принялся жевать.
Кругом цвела весна. Над головой порхали птицы, с юго-востока веял приятный, легкий ветерок. Молодая трава щекотала нос, и Дейв сел и взял со скатерти еще и изрядный кусок сыра. Торк лежал рядом, и глаза его были закрыты. Он умудрялся засыпать буквально в течение двадцати секунд. И сейчас, догадался Дейв, он тоже успел уже погрузиться в сон.
Было почти невозможно поверить, что все это зеленое пространство каких-то пять дней назад было покрыто снегом и насквозь продувалось ледяными ветрами. И Дейв, конечно, тут же вспомнил о Кевине, и его безмятежное настроение улетучилось, точно унесенное ветром. Он больше не мог думать о безоблачном небе и широких степных просторах; перед ним вставали куда более мрачные картины. То страшное место, куда ушел Кевин Лэйн, - пещера в Гуин Истрат, у входа в которую сразу тогда начал таять снег, и на этом снегу цвели красные цветы... И того серого пса он тоже никогда не забудет! А вой жриц будет, кажется, слышать и на смертном одре.
Дейв резко сел. Торк шевельнулся было во сне, но не проснулся. Над головой сияло теплое солнце. Денек был все-таки прекрасный, и так хорошо было быть живым, и Дейв просто заставил себя думать о другом, по собственному горькому опыту, связанному с отношениями в его семье, зная, каким уязвимым и неуравновешенным становится, когда чересчур поддается эмоциям, особенно таким, какие владели им сейчас.
А сейчас он не мог себе позволить стать уязвимым. Может быть - а может ли еще быть такое? - у него еще выдастся спокойный денек, когда можно будет все без помех обдумать. Тогда-то он и постарается наконец понять - пусть даже просидит над этим целый день или два, - почему он так горько оплакивал Кевина Лэйна. Он никого другого так не оплакивал с самого раннего детства.
Нет, сейчас об этом думать нельзя! Только не сейчас. Это слишком опасная территория. И Дейв не без грусти отложил мысли о Кевине - точно так же, как откладывал и печальные мысли о своем отце; он не собирался забывать о них, нет, но ему очень хотелось, чтобы эти мысли сами не лезли ему в голову. А потом он встал и решительно направился туда, где сидели Ливон и герцог Роденский.
- Не спится? - спросил Ливон, поглядев на него с улыбкой.
Дейв присел рядом с ними на корточки.
- Зато Торку спится отлично, - сказал он, мотнув головой в сторону спящего друга. Мабон добродушно рассмеялся.
- Хорошо, что хоть один из вас ведет себя, как полагается в походе. Я уж решил, что вы намерены скакать без остановки до самой Латам.
Ливон покачал головой и довольно наивно возразил:
- Нет, я бы не смог. Мне бы отдых все равно потребовался. А вот Торк вполне мог бы туда доскакать и за один день. Он ведь спит не потому, что устал; просто он разумнее ведет себя, чем мы.
- А знаешь, - сказал Мабон, - ведь ты, пожалуй, прав. Нам тоже неплохо бы вздремнуть. - И, рухнув навзничь, набросил на лицо кружевной платок и буквально через минуту захрапел.
Ливон улыбнулся и молча поманил Дейва в сторону. Они отошли подальше ото всех, и Дейв спросил:
- Далеко нам еще? - Куда ни глянь, всюду расстилалась совершенно безлюдная Равнина.
- К вечеру доберемся, - сказал Ливон. - А дальних сторожевых постов, возможно, достигнем еще засветло. Вчера мы потеряли много времени из-за того, что Мабону пришлось решать какие-то неотложные вопросы в Северной твердыне. Наверное, поэтому я всех так и торопил.
Герцогу пришлось задержать выезд, чтобы передать некоторые приказы Айлерона, присланные с гонцом, гарнизону Северной твердыни, а также отправить кое-какие собственные распоряжения в Роден. На Дейва четкая и рациональная распорядительность Мабона произвела большое впечатление - этим качеством, как ему объяснили, очень гордились все уроженцы Родена. А вот уроженцы Сереша, подумал он, этим качеством, пожалуй, совсем не обладают; там народ куда более эмоциональный и взбалмошный.
- Я ведь тоже задержал отправку, - сказал он. - Ты уж меня извини.
- Ничего. Я, между прочим, как раз собирался тебя об этом спросить. Там что-то случилось?
- Да нет, просто надо было кое-что сделать - для Пола. Айлерон приказал. Помнишь того мальчика, что явился, когда мы вызвали Оуина?
Ливон кивнул:
- И вряд ли забуду!
- Пол просил, чтобы его отца перевели служить в Парас Дерваль. И еще передал письмо... Я пообещал его найти - вот время и понадобилось. - Дейв вспомнил, как стоял, неуклюжий и растерянный, рядом с Шахаром, оплакивавшим своего сына. Ему очень хотелось как-то его утешить, но нужных слов, естественно, найти не удалось. Существуют такие вещи - в этом он был совершенно уверен, - которые он, видно, никогда так и не научится делать как следует!
- А он не показался тебе похожим на нашего Табора? - спросил вдруг Ливон. - Тот мальчик?
- Немного, - сказал Дейв, подумав. Ливон покачал головой.
- А мне кажется - очень даже похож. Пора, наверное, поднимать всех и двигаться дальше.
Стоило им повернуть назад, и Дейв сразу увидел, что Торк уже на ногах. Ливон махнул ему рукой, и он, сунув пальцы в рот, оглушительно свистнул. Все сразу зашевелились, и отряд стал готовиться к дальнейшему пути. Дейв тоже вскочил в седло и неторопливо направился туда, где его уже поджидали Ливон и Мабон.
Собрались быстро. Айлерон послал на север таких воинов, которые свое дело знают отлично. Появившийся через несколько минут Торк только молча кивнул, и Ливон, улыбнувшись ему, поднял руку, давая сигнал к отправке.
- Великий Морнир! - воскликнул вдруг герцог Роденский.
Дейв успел увидеть лишь какую-то тень и почувствовать запах гниения.
А еще он услышал, как пропела в воздухе стрела. Хотя и сам в это время тоже летел по воздуху, выбитый из седла одним мощным ударом Мабона, который вместе с ним рухнул в траву. "Между прочим, - рассеянно думал Дейв, - именно такой прыжок совершил тогда и Кевин - когда прыгнул на Колла..."
А потом он увидел, что этот чудовищный черный лебедь сделал с его конем. Вокруг стоял смрад разлагающейся плоти, смешивающийся со сладким запахом свежей крови, и Дейв с огромным трудом удержал в желудке то, что недавно съел.
Авайя успела уже взмыть высоко в небо и направлялась обратно, на север. Хребет гнедого жеребца был сломан ее сокрушительным броском с огромной высоты, а спина вся исполосована когтями. Голова у коня была практически оторвана, из шеи фонтаном била кровь.
Ливон тоже оказался выбитым из седла - ударом гигантского крыла Авайи. Но сам он не пострадал и тут же подбежал к Дейву. Вокруг слышалось ржание перепуганных лошадей и возгласы изумленных людей. Торк не сводил глаз с удалявшегося лебедя; пальцы его, сжимавшие лук, побелели от напряжения, и Дейв впервые заметил, что пальцы эти дрожат. Никогда прежде не видел он своего друга в таком состоянии.
Обнаружив, что руки-ноги у него целы и вполне подвижны, Дейв встал. Рядом медленно поднимался с земли Мабон Роденский; лицо его было багровым, и он никак не мог вздохнуть полной грудью.
Некоторое время все четверо молчали. Авайи уже не было видно. Снова пророчество Флидиса, думал Дейв, пытаясь унять бешено бьющееся сердце. "Бойся кабана, бойся лебедя..."
- Ты спас мне жизнь, - сказал он Мабону.
- Я знаю, - тихо ответил Мабон, ничуть этим не кичась. - Я случайно посмотрел, высоко ли еще солнце, и заметил, как Авайя камнем бросилась вниз. Метила прямо в тебя.
- Попал ты в нее? - спросил Ливон Торка. Торк покачал головой.
- Может быть, только в крыло. Но только может быть.
Это был очень неожиданный удар. Опустевшее небо было по-прежнему голубым, безоблачным, и ветерок дул такой же теплый и ласковый, как прежде, и по довольно высоким уже травам ходили зеленые волны. Но рядом с ними лежал мертвый конь, и его внутренности, как живые, сами выползали наружу, и повсюду все еще чувствовался тошнотворный запах разложения, исходивший вовсе не от убитого коня.
- Но почему? - спросил Дейв. - Почему она выбрала именно меня?
Потрясение и ужас в карих глаз Ливона сменились неким мрачноватым сочувствием.
- Мне только одно в голову приходит, - сказал он. - Она ведь очень рисковала, падая вот так, камнем. Она, должно быть, что-то почуяла и решила, что здесь есть чем поживиться. Наверное, она охотилась за этим. - И он ткнул Дейва рукой в бок.
Дейв тоже машинально опустил руку и нащупал изогнутый Рог Оуина.
В его родном мире во время игры в баскетбол частенько бывало так, что команда противника выделяла кого-то одного, а чаще всего именно его, Дейва Мартынюка - как наиболее опасного игрока в своей команде. И тогда к нему начинали относиться "с повышенным вниманием": устраивали двойной заслон и всякие другие мерзкие шуточки, а зачастую и правила игры нарушали. Когда он стал старше и играл уже очень хорошо, это стало повторяться все чаще, с очевидной и все возрастающей регулярностью.
Но никогда не срабатывало.
- Давайте похороним этого коня, - сказал Дейв, помолчав, таким мрачным тоном, что это удивило даже обоих его друзей. - А потом, Ливон, дай мне какое-нибудь седло и любого коня, и поедем скорее дальше! - Он вытащил свой боевой топор из-под обломков седла. Топор был весь в крови, и Дейв старательно вытирал его до тех пор, пока лезвие снова не засверкало на солнце.
И они похоронили коня; и Дейв получил другое седло и другую лошадь.
И они снова двинулись в путь.

Айвор был у Гиринта, когда на закате ему принесли эту весть.
Под конец дня он зашел проведать своего старого друга, да так и остался у его постели, потрясенный тем, что прочел на лице шамана. Он остро ощущал полную свою беспомощность. Безжизненное и неподвижное тело Гиринта было распростерто на лежанке, но рот то и дело беззвучно искажался в гримасе ужаса; ужас таился даже в его темных пустых глазницах, что свидетельствовало о том, какое страшное путешествие совершает его душа. Страдая от того, что ничем не может ему помочь, и опасаясь за его жизнь, Айвор сидел у изголовья Гиринта, словно его присутствие могло чем-то помочь старику. Душа его где-то заблудилась, догадывался Айвор и всем сердцем стремился позвать ее обратно.
Однако, бессильный сделать это, лишь молча наблюдал за измученным лицом Гиринта.
И тут на пороге возник Кектар.
- Ливон скоро будет здесь! - радостно сообщил он. - Он прибывает вместе с герцогом Роденским и отрядом в пять сотен воинов. И еще кое-кто прибыл к нам, авен!
Айвор обернулся и посмотрел на него внимательнее.
Лицо Кектара как-то странно дергалось.
- С севера двое... светлых альвов, авен! И они... О, смотри, смотри! Смотри, авен, на каких конях они скачут!
Кектар никогда прежде не видел альвов. Мало кто из дальри видел их, разве что Ливон и Торк. Ах да, Ливон ведь возвращается! Да еще и с пятью сотнями воинов, которых прислал Верховный правитель! Айвор точно очнулся наконец и с забившимся сердцем встал. Потом еще раз с беспокойством глянул на Гиринта и вышел из дома.
Ливон вел свой отряд с юго-запада, так что, прищурившись, Айвор сумел все же разглядеть их в лучах яркого закатного солнца. А посреди центральной площади лагеря его спокойно ждали двое таких гостей, каких он увидеть совсем не ожидал: двое светлых альвов верхом на ратиенах.
Волосы альвов отливали серебром; оба были одинаково хрупкие, изящные, с длинными тонкими пальцами и широко поставленными глазами, то и дело менявшими цвет, - об этих чудесных глазах Айвор слышал и раньше. Но ничто из уже известного ему об альвах не смогло бы подготовить его к реальному их восприятию, к тому немыслимому впечатлению, которое произвела на него их ускользающая, переменчивая красота и грация, даже когда они стояли совершенно неподвижно.
Но более всего поразили Айвора их кони, ратиены. Дальри всю свою жизнь, с самого рождения, были связаны с лошадьми. И если бы у лошадей были боги, то они выглядели бы именно так, как ратиены Данилота. И вот теперь перед ним стояли даже целых два ратиена!
Они были золотистыми, как закатное солнце, золотистыми с ног до головы, но сама голова и хвост, а также ноги отливали серебром и были почти белые, как свет молодой луны. А в ярко-голубых глазах ратиенов явственно светился разум, и стоило Айвору увидеть этих дивных животных, как он полюбил их всей душой. И он знал, что каждый дальри испытывает те же чувства.
Волна чистейшей радости на мгновение захлестнула его. Однако вся радость разбилась вдребезги, как только альвы заговорили. Они спешили сюда, чтобы сообщить, что огромное войско Ракота с большой скоростью движется сюда через северную часть Равнины.
- Жители Селидона уже предупреждены, - сказала женщина-альв, - и теперь мы с Лиданом поскачем в Бреннин. Мы пытались связаться с Верховным правителем с помощью магического жезла еще прошлой ночью, так что теперь он, должно быть, уже все знает и направляется в Данилот. Мы постараемся с ним пересечься. Куда нам его тогда лучше направить?
Айвор обрел наконец способность говорить, хотя в ушах у него стоял какой-то странный гул.
- К Адеин, - сказал он хрипло. - Мы постараемся отразить первый удар и оттеснить войско Ракота к реке. А потом будем держать оборону до тех пор, пока не подоспеет подмога. Как вы думаете, это возможно?
- Если выехать немедленно и скакать очень быстро, то вы, возможно, еще успеете, - сказал тот альв-мужчина, которого звали Лидан. - А мы с Галин поспешим к Айлерону навстречу.
- Но как же так! - вскричал Айвор. - Вам ведь нужно хоть немного отдохнуть! Во всяком случае, вашим ратиенам уж точно передышка требуется. Если вы без остановки мчались сюда от самого Данилота...
Должно быть, эти альвы были братом и сестрой, так удивительно они были похожи. И отдыхать они отказались тоже в один голос.
- А ратиены и без того слишком долго отдыхали - целую тысячу лет, - сказала Галин. - Они оба участвовали в той битве у горы Рангат, но с тех пор на свободе, увы, не бегали.
От изумления Айвор разинул было рот и, с огромным трудом закрыв его, уставился на брата и сестру.
- А сколько же их у вас? - услышал он вопрос потрясенного Кектара.
- Эти двое и еще трое других. Они не размножаются с тех пор, как начались войны с Могримом. И слишком много их погибло во время последней войны. С тех пор что-то в них переменилось. Когда умрут и эти пятеро, на свете больше не будет ратиенов, способных обгонять ветер. - В голосе Лидана слышалась глубокая печаль.
Айвор посмотрел на этих удивительных животных с горькой тоской и сказал:
- В таком случае ступайте. Пусть пробегутся, раз они так соскучились по воле. И пусть луна ярко освещает вам путь! Знайте: мы, дальри, никогда вас не забудем!
Оба альва одновременно подняли в приветственном жесте руки, развернули ратиенов и что-то им сказали. И собравшиеся вокруг дальри увидели, как в воздух взвились две золотисто-серебристые кометы и устремились по темнеющей Равнине к далекому горизонту.

А в это время Айлерон, Верховный правитель Бреннина, только что вернулся в Парас Дерваль из Тарлиндела. На обратном пути ему передали весть, что магический жезл ночью светился, и он сразу же отдал приказ готовиться к походу. Но не знал он, каким далеким станет для его воинов этот поход. Не знал, сколь многие из них уйдут в те заповедные края, откуда нет возврата.

Ливон, спрыгнув с коня, сразу подошел к отцу. За ним следом двинулся Мабон Роденский. И Айвор сказал им:
- Вы два дня не слезали с седла. Мабон, я не могу просить твоих людей сразу отправиться со мной. Сможешь ли ты обеспечить охрану лагеря и защитить наших женщин и детей?
- Приказывай, я выполню любой твой приказ, - тихо ответил ему герцог Мабон. - Но сможешь ли ты обойтись без нашей поддержки? Все-таки в нашем отряде пятьсот воинов!
Айвор явно колебался.
- Нет! - раздался вдруг женский голос. - Нет, тебе без них не обойтись, авен! Возьми их всех с собой. Селидон не должен попасть в руки врага!
Это была Лит. Айвор посмотрел на жену и поразился той решимости, что была написана у нее на лице.
- Но в руки врага не должны попасть также ни наши женщины, ни наши дети, - возразил он ей.
- Пятьсот человек нас не спасут, отец. - Это сказала Лиана, стоявшая рядом с матерью. - Если армия Ракота одержит над тобой победу, эти пятьсот человек не спасут никого - ни женщин, ни детей, ни себя. Возьми их лучше с собой.
И он понимал, что Лиана права. Но как ему, авену, оставить их совершенно беззащитными, без всякого прикрытия? И вдруг в голову ему пришла одна мысль, от которой он сперва внутренне содрогнулся, но потом авен в нем взял верх.
- Табор! - окликнул он сына.
- Да, отец, - И его мальчик тут же шагнул вперед.
- Если я заберу всех воинов, сможешь ли ты охранять лагерь? Ты и Она?
Он слышал, как невольно охнула и затаила дыхание Лит. И ему стало жаль ее, мать этого мальчика; ему было жаль их всех!
- Да, отец, - твердо сказал Табор, бледный, точно лунный свет. Айвор подошел к нему и внимательно заглянул в глаза. Ах, как уже далеки они были друг от друга!
- Да поможет тебе Ткач, дорогой мой, - прошептал Айвор. - Да поможет он всем нам! - И он снова повернулся к герцогу Роденскому: - Итак, через час выступаем. И до Адеин будем двигаться без остановок, если только не подоспеет подмога. А на берегу реки сразу займем оборону. Ступайте сейчас с Кектором: вашим людям понадобятся свежие лошади. - Он обратился к Ливону и собравшимся возле него обри и отдал им соответствующие приказания; и обри тут же вскочили в седла, чтобы разнести весть о предстоящем походе другим племенам. В лагере мгновенно началась суета.
Выбрав подходящий момент, Айвор посмотрел Лит прямо в глаза и обрел бесконечное утешение в тишине этих спокойных глаз. Они так и не сказали друг другу ни слова: все слова меж ними давно уже были сказаны - в тот или иной момент их совместной жизни.
И уже менее чем через час Айвор ласково погладил жену по густым волосам и склонился к ней с седла, чтобы поцеловать на прощание. Глаза Лит были сухи, лицо спокойно и сурово, как и лицо ее мужа. Она знала, как легко он может порой заплакать от радости или небольшого домашнего горя, или охваченный любовным волнением, но сейчас это был настоящий авен народа дальри, первый со времен Ревора, настоящий хозяин Равнины, и лицо его в эти минуты выглядело мужественным и мрачным. А в сердце у него была смерть и горькая ненависть, и яростная холодная решимость.
Тьма уже сгустилась, и должны были потребоваться факелы, чтобы освещать путь, пока не взойдет луна.
Так что Айвор послал вперед нескольких обри. Его старший сын ехал с ним рядом, а следом за ними - герцог Роденский и семеро вождей дальри - все, кроме Старейшего из Селидона, который они и шли сейчас защищать. А дальше построились все пятьсот конных воинов Бреннина и все до единого Всадники дальри, кроме одного. Оглянувшись, Айвор заметил в первых рядах Дейвора и Торка и узнал знакомый блеск в их глазах.
А потом привстал в седле и крикнул:
- Во имя Света - на Селидон!
- На Селидон! - откликнулись все, как один. И Айвор повернул коня на север. Уже немного проехавшие вперед обри ждали его команды, и он один раз кивнул им.
Вспыхнули факелы, и войско двинулось в путь.

Табор молча уступил желанию собравшихся вместе шаманов племен, а те, в свою очередь, уступили желанию его матери. И утром, следуя указаниям авена, они снялись с места и двинулись через реку в тот лагерь, что находился в самом укромном и безопасном уголке Равнины - там, где начинался пологий подъем к горам, близко подступавшим к ней с этой стороны. Река должна была обеспечить им хоть какую-то защиту, а горы - послужить убежищем, если дойдет до этого.
Все действовали быстро и почти без слез; не плакали даже самые младшие. Табор попросил двух мальчиков постарше помочь ему с Гиринтом, но тех страшно напугало мертвое искаженное лицо шамана, и винить их за это действительно было невозможно. Так что Табор сам сделал для Гиринта носилки и попросил свою сестру вместе с ним нести старика. Реку они благополучно перешли вброд, отыскав мелкое место. Гиринт не проявлял ни малейших признаков жизни. Лиана вела себя молодцом, и Табор даже похвалил ее за это. И она на удивление серьезно восприняла эту похвалу и даже поблагодарила его.
Потом он заглянул к матери. Здесь беспокоиться было не о чем: мать знала, что ей нужно делать. Едва миновал полдень, а они уже устраивались в новом лагере, суетились, стараясь расположиться поудобнее. Лагерь, конечно, был переполнен, но после ухода мужчин места должно было хватить всем, все-таки этот лагерь строили с тем расчетом, чтобы в нем могли разместиться четыре племени сразу. Несмотря на суету, вокруг стояла какая-то болезненная тишина. И Табор понял: никто из детей не смеялся.
И все утро за суетой в лагере дальри со склона ближайшей горы наблюдал некто, вооруженный парой весьма зорких глаз, И увидев, что там только женщины и дети, которые, тая в душе тревогу, пытаются устроиться на новом месте, хотя мысли каждого далеко-далеко отсюда, на севере, близ Селидона, тот, кто наблюдал за ними с горы, вдруг начал смеяться. И смеялся очень долго, никем не слышимый, кроме диких горных животных, которые его не понимали и, в общем, отнеслись к его присутствию совершенно равнодушно. Довольно скоро - а времени у него было более чем достаточно - наблюдатель встал и исчез среди скал, направляясь на восток, чтобы передать весть о том, что происходит в лагере дальри. И по дороге все еще продолжал смеяться.

Теперь была очередь Ким идти впереди. Они менялись после каждой передышки - с тех пор как оставили лошадей внизу и стали карабкаться вверх буквально на четвереньках. Наступил уже четвертый день их путешествия и третий - в горах. Пока что все шло не так уж плохо, особенно когда они шли по ущелью. Брок говорил, что следующий день будет самым тяжелым, а потом они окажутся уже совсем близко от Кат Мигеля.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.