read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



В любом случае, при любом значении, художник, который изображал дельфинов на потолке или на стене, привлекал к себе смертельно опасное внимание со стороны клириков, проявляющих все большую бдительность. Когда-то на ипподроме были дельфины, они ныряли, отсчитывая число пройденных кругов. Их убрали, расплавили. Теперь круги отсчитывали морские коньки.
Именно нынешний император, Валерий Второй, добился совместной декларации от Атана, верховного патриарха в Родиасе, и Закариоса, восточного патриарха здесь, в Городе. Валерию пришлось немало потрудиться, чтобы добиться этого редкостного соглашения. Этот документ положил на бумаге конец двум сотням лет яростных, смертельных споров о догматах веры. Но ценой за те выгоды, которые получил от него честолюбивый император и лишь на поверхностный взгляд объединившиеся клирики, было то, что все верящие в Геладикоса стали еретиками. Им грозило отлучение, ритуальные проклятия в церквях и святилищах, костры. В Империи Валерия редко казнили за нарушение законов человеческих, но людей сжигали за ересь.
И именно императрица, супруга Валерия, надушенная и сверкающая при свечах в своих красным с золотом одеждах, просила его теперь изобразить в ее комнатах дельфинов.
Криспин чувствовал себя слишком опустошенным всеми событиями этой ночи, чтобы как следует разобраться в этом. Он осторожно сказал, пытаясь выиграть время:
- Они - красивые создания, действительно, особенно когда выпрыгивают из волн.
Аликсана улыбнулась ему.
- Конечно, красивые. - Улыбка ее стала шире. - И еще они унесли Геладикоса к тому месту, где море соединяется с землей в сумерках.
Вот теперь все ясно. По крайней мере, он знает, за какой грех его могут сжечь.
Однако она облегчила ему задачу. Он посмотрел ей в глаза, которые не отрывались от его лица.
- Оба патриарха запретили подобные верования, императрица. Император дал клятву в старом Святилище мудрости Джада поддержать их в этом.
- Вы об этом слышали? Даже в Батиаре? При антах?
- Конечно, слышали. Верховный патриарх находится в Родиасе, госпожа.
- А царь антов... или его дочь после... тоже дали подобную клятву?
Потрясающе опасная женщина.
- Вы знаете, что не давали, госпожа. Анты пришли к Джаду через веру в Геладикоса.
- И не изменили своих убеждений, увы. Криспин резко обернулся.
Императрица лишь повернула голову и улыбнулась мужчине, который вошел совершенно бесшумно и произнес эти слова от самой дальней в комнате двери.
Во второй раз, с сильно бьющимся сердцем, Криспин поставил свое вино и поклонился, чтобы скрыть нарастающую тревогу. Валерий не сменил ни одежду, ни манеру поведения. Он сам подошел к стене и налил себе чашу вина. Три человека были в комнате одни, никаких слуг.
Император отпил из чаши и выжидающе посмотрел на Криспина. Кажется, от него ждали ответа.
Было уже очень поздно. Совершенно неожиданное настроение охватило Криспина, хотя и мать, и друзья могли бы утверждать, что знакомы с ним. Он тихо произнес:
- Один из самых почтенных клириков антов писал, что ереси, в отличие от одежды и бород, господин мой, не входят в моду и не выходят из моды каждый сезон или каждый год.
Аликсана громко рассмеялась. Валерий слегка улыбнулся, но его серые глаза оставались внимательными на круглом, мягком лице.
- Я это читал, - сказал он. - Сибард Варенский. "Ответ на декларацию". Умный человек. Я написал ему, сказал об этом и пригласил приехать сюда.
Криспин этого не знал. Конечно, он этого не знал.
Но он знал - и все знали, - что ясно выраженные амбиции Валерия на Батиарском полуострове опираются на религиозные распри и на заявленную им необходимость спасти полуостров от "заблуждения". Это было странно и в то же время соответствовало тому, что он уже узнал об этом человеке. Император мог строить основание для возможного завоевания Родиаса и запада на религии и в то же время превозносить священника антов, работа которого пункт за пунктом бросала вызов документу, давшему ему это основание.
- Он отклонил приглашение, - тихо заметила Аликсана, - и в очень резких выражениях. Твой партнер Мартиниан также отклонил наше приглашение. Почему, родианин, никто из вас не хочет приехать к нам?
- Несправедливо, любимая. Кай Криспин приехал по холодным осенним дорогам, не побоялся ни бритвы брадобрея, ни нашего двора... А теперь его осаждает шалунья-императрица своими нечестивыми просьбами.
- Лучше мои шалости, чем злоба Стилианы, - резко ответила Аликсана, все еще опираясь на столик. Ее тон изменился, стал лукавым. Интересно: Криспин уже разбирался в оттенках этого голоса. Ему казалось, что он всегда в них разбирался. - Если ереси меняются в зависимости от времени года, - прошептала она, - разве не могут меняться украшения моих стен, господин мой император? В любом случае здесь ты уже одержал победу.
Она ласково улыбнулась им обоим. Повисло короткое молчание.
- Какой бедняга смеет надеяться, что у него хватит ума, чтобы с тобой спорить? - ответил, наконец, император с задумчивым выражением лица.
Улыбка императрицы стала шире.
- Хорошо. Значит, я могу это сделать? Мне очень хочется иметь здесь этих дельфинов. Я распоряжусь, чтобы наш родианин...
Она осеклась. Император вскинул руку повелительным жестом судьи и остановил ее.
- После, - сурово произнес Валерий. - После святилища. И если он согласится на такую работу. Это ересь, модная или нет, и тяжесть последствий, если все откроется, ляжет на художника, а не на императрицу. Подумай. И реши после.
- После, - возразила недовольная Аликсана, - наверное, наступит еще очень нескоро. Ты построил очень большое святилище, мой повелитель. Мои палаты здесь прискорбно малы.
У Криспина возникло ощущение, что эти пререкания - одновременно обычная игра между этими двумя людьми и нечто, задуманное для отвлечения его внимания. Зачем это им понадобилось, он не знал, но эта мысль оказала на него обратное действие: он оставался смущенным и настороженным.
И как раз в этот момент раздался стук в наружную дверь.
Император Сарантия быстро поднял взгляд и улыбнулся. Улыбаясь, он выглядел моложе, почти мальчишкой.
- А! Возможно, я все же достаточно умен. Приятная мысль. Кажется, я сейчас выиграю пари, - пробормотал он. - Моя госпожа, с нетерпением буду ждать обещанной платы.
Аликсана казалась обескураженной.
- Не могу поверить, что она это сделала. Это, должно быть, что-то другое. Что-то... - Голос ее затих, она прикусила нижнюю губу. Во внутренних дверях появилась ее служанка и вопросительно подняла брови. Император поставил свою чашу, молча прошел мимо нее и скрылся в дальней комнате. Криспин заметил, что он улыбается.
Аликсана кивнула женщине. Та поколебалась, указала рукой на хозяйку, потом на собственные волосы.
- Госпожа?..
Императрица пожала плечами, по ее лицу скользнуло нетерпение.
- Люди видели не только мои распущенные волосы, Кризомалло. Оставь.
Криспин машинально отступил назад, к столику с розой, когда дверь открылась. Аликсана стояла неподалеку, надменная, несмотря на свой домашний наряд. Он подумал о том, что кем бы ни был этот посетитель, он не мог быть посторонним, иначе его бы не пропустили ко дворцу, не говоря уже о том, чтобы заставить стражников постучать в дверь так поздно ночью.
Женщина немного отступила назад, и в комнату вошел мужчина, всего на два шага отстав от нее. Он держал двумя руками маленький ящичек из слоновой кости. Отдал его Кризомалло, а потом, повернувшись к императрице, выполнил полный придворный поклон, три раза коснувшись лбом пола. Криспин не знал наверняка, но у него возникло ощущение, что подобная церемония в данном случае была излишней, преувеличенной. Когда посетитель наконец выпрямился, а потом встал, повинуясь жесту Аликсаны, Криспин узнал его. Тот худой, узколицый человек, который стоял за спиной стратига Леонта в зале приемов.
- Ты пришел поздно, секретарь. Это твой личный подарок или Леонт хочет передать мне нечто по секрету? - Тон императрицы было трудно понять: идеально вежливый, но не более того.
- Это хочет передать его супруга, трижды возвышенная. Я принес маленький подарок от Стилианы Далейны, глубоко почитаемой и любимой, императрице. Она сочтет за честь, превышающую ее достоинства, если ты милостиво согласишься его принять. - Человек быстро оглянулся, закончив говорить, и у Криспина возникло явственное ощущение, что секретарь старается запомнить эту комнату. От его взгляда не могли укрыться ни распущенные волосы императрицы, ни интимность обстановки. Аликсану это явно нисколько не встревожило. Криспин снова спросил себя, в какой игре его сделали незначительной фигурой, куда его двинут сейчас и с какой целью.
Императрица кивнула Кризомалло, которая расстегнула золотой замочек коробки и открыла ее. И не смогла сдержать своего изумления. Она достала лежащий там предмет. Маленький подарок. Воцарилось молчание.
- Какая жалость! - сказала тихо императрица Сарантия. - Я проиграла пари.
- Моя госпожа? - Брови секретаря сдвинулись. Он не это ожидал услышать.
- Неважно. Передай госпоже Стилиане, что мы довольны ее поступком и... быстротой, с которой она прислала нам подарок, заставив усердного писаря сыграть роль посыльного и бодрствовать так поздно. Ты можешь идти.
И это все. Учтивость, краткость, приказ удалиться. Криспин все еще пытался осознать тот факт, что поразительно роскошное жемчужное ожерелье, которое он видел на Стилиане Далейне, - то, к которому привлек нежелательное внимание, - только что подарено императрице. Его цену невозможно было даже вообразить. Но у него возникла уверенность - полная уверенность, - что если бы он не сказал того, что сказал ранее, этого не произошло бы.
- Благодарю тебя, милостивая госпожа. Я поспешу передать твои добрые слова. Если бы я знал, что помешаю...
- Брось, Пертений. Она знала, что ты помешаешь, и ты тоже. Вы оба слышали в тронном зале, как я пригласила родианина.
Гость замолчал, опустив глаза в пол. Он сглотнул от смущения. Криспин осознал, что ему до странности приятно видеть, как Аликсана Сарантийская приводит в смущение кого-то другого.
- Я думал... госпожа. Она думала, что вы...
- Пертений, бедняга. Лучше тебе отправиться с Леонтом на поле боя и писать о кавалерийских атаках. Иди спать. Скажи Стилиане, что я с радостью приняла ее подарок, и что родианин действительно все еще у меня, как ей и хотелось, и что он видел, как она преподнесла подарок, превосходящий тот, который он ей сделал. Ты можешь также передать ей, - прибавила императрица, - что мои волосы по-прежнему доходят до поясницы в распущенном виде. - Она медленно повернулась, словно для того, чтобы секретарь в этом убедился, и подошла к столу, на котором стояла бутылка с вином. Она взяла чашу, которую поставил на стол Валерий.
Кризомалло открыла дверь. За секунду до того, как человек по имени Пертений - где он слышал сегодня это имя? - повернулся к выходу, Криспин заметил, как что-то сверкнуло в его глазах и быстро исчезло. Он повторил тройной поклон и удалился.
Аликсана не обернулась, пока не закрылась дверь.
- Да наградит тебя Джад катарактой и лысиной, - в ярости произнесла она своим низким, совершенно великолепным голосом.
Император Сарантия, вернувшийся в комнату и встреченный этими словами своей жены, засмеялся от восторга.
- Я уже лысею, - ответил он. - Ты зря истратила проклятие. А если у меня появится катаракта, тебе придется отдать меня для лечения лекарям или водить по жизни, шепча все время на ухо.
Выражение лица Аликсаны, которую Криспин видел в профиль, на мгновение привлекло его внимание. Он был совершенно уверен, что это было нечаянное выражение, нечто пугающе интимное. Сердце его сжалось, прошлое зацепилось за настоящее.
- Как было мудро с твоей стороны, дорогой, предвидеть это, - тихо сказала Аликсана.
Валерий пожал плечами.
- Не особенно. Наш родианин пристыдил ее своим щедрым подарком после того, как привлек всеобщее внимание к ее самонадеянному поступку. Ей не следовало надевать драгоценности, превосходящие украшения императрицы, и она это понимала.
- Конечно, понимала. Но кто бы сказал об этом, в такой компании?
Оба повернулись, словно по команде, и посмотрели на Криспина. На этот раз оба улыбались. Криспин прочистил горло.
- Невежественный мозаичник из Варены, который сейчас хотел бы узнать, не суждено ли ему умереть за свои прегрешения.
- О, конечно, ты умрешь. Когда-нибудь, - ответила Аликсана, продолжая улыбаться. - Мы все умрем. Тем не менее, спасибо. Я обязана тебе этим неожиданным подарком, и я безмерно восхищаюсь этой жемчужиной. Слабость. Кризомалло?
Служанка, сама улыбаясь от удовольствия, подошла к ней со шкатулкой. Она снова достала ожерелье, расстегнула застежку и зашла за спину императрицы.
- Пока подожди, - сказал Валерий, прикасаясь к плечу женщины. - Я бы хотел, чтобы Гезий приказал его осмотреть перед тем, как ты его наденешь.
Императрица казалась удивленной.
- Что? Правда? Петр, ты думаешь?..
- По правде сказать, не думаю. Но пусть его осмотрят. Мелочь.
- Едва ли яд можно назвать мелочью, дорогой.
Криспин увидел, как Кризомалло заморгала и поспешно положила ожерелье в шкатулку. Потом нервно вытерла пальцы о ткань своей одежды. Императрица казалась больше заинтригованной и совсем не выглядела испуганной - насколько он мог судить.
- Мы живем среди подобных вещей, - тихо произнесла Аликсана Сарантийская. - Не беспокойся, родианин. Что касается твоей собственной безопасности... ты поставил в неловкое положение много людей сегодня вечером. Я думаю, что охранник ему не помешает, Петр?
Произнося эти слова, она повернулась к императору. Валерий просто сказал:
- Охрана уже на месте. Я поговорил с Гезием перед тем, как пришел сюда.
Криспин вздохнул. Время убыстряло свое движение рядом с этими двоими людьми, как он начинал понимать.
- Я бы чувствовал себя... неловко, если бы за мной повсюду следовал охранник. Если мне позволено сделать предложение...
Император наклонил голову. Криспин сказал:
- Я упоминал о воине, который привез меня сюда. Его зовут...
- ...Карулл, из Четвертого саврадийского, приехал поговорить с Леонтом. Вероятно, насчет солдатского жалованья. Ты действительно о нем упоминал. Я назначил его и его людей твоими охранниками.
Криспин сглотнул. Император имел полное право не помнить о существовании, не говоря уже об имени офицера, упомянутого всего один раз, мимоходом. Но об этом человеке говорили, что он ничего не забывает, никогда не спит и что он - подумать только! - беседует, советуется с духами полумира, со своими умершими предшественниками, когда бродит по коридорам дворцов по ночам.
- Благодарю тебя, мой повелитель, - сказал Криспин и поклонился. - Карулл мне стал почти другом. Его компания здесь, в Городе, мне очень пригодится. С ним мне будет спокойнее.
- Мне это на руку, конечно, - с легкой улыбкой заметил Император. - Я хочу, чтобы твое внимание было отдано работе. Ты хочешь посмотреть новое святилище?
- Мне не терпится его увидеть, мой повелитель. В первое же утро, когда мне будет позволено...
- Зачем ждать? Мы пойдем сейчас.
Уже давно миновала полночь. Даже празднование Дайкании уже должно было завершиться. Пекари у своих печей, Неспящие на своей вахте, метельщики, городские стражники, проститутки обоего пола и их клиенты - вот кто еще не лег и не вернулся домой. Но это был император, который никогда не спит. Так гласили легенды.
- Мне следовало этого ожидать, - сказала Аликсана возмущенным тоном. - Я привожу умного человека в свои комнаты, чтобы заполучить все... доступное ему умение, а ты его уводишь. - Она фыркнула. - Найду убежище в ванной и в постели, мой господин.
Валерий внезапно улыбнулся и снова стал похож на мальчишку.
- Ты проиграла пари, любимая. Не засыпай.
С подлинным изумлением Криспин увидел, как покраснели щеки императрицы Сарантия. Она кротко поклонилась.
- Мой господин император может отдавать своим подданным какие угодно приказы.
- Конечно, - ответил Валерий.
- Я вас покину, - произнесла императрица, отворачиваясь. Кризомалло первой прошла во внутреннюю дверь. Криспин успел заметить еще один очаг и широкую постель в глубине, фрески и разноцветные панно из ткани на стенах. В тот момент он понял, что сейчас останется наедине с императором. У него во рту опять пересохло, когда он подумал о том, что это означает.
Аликсана обернулась в дверях. Остановилась, словно в задумчивости. Затем приложила палец к щеке и покачала головой, будто упрекая себя.
- Чуть не забыла, - сказала она. - Как это глупо с моей стороны. Слишком отвлекли меня жемчужина и Мысли о дельфинах. Передай же нам, родианин, послание от царицы антов. Что сказала Гизелла?
Криспин, только что испугавшийся необходимости остаться наедине с Валерием и передать ему именно это послание, почувствовал, что у него под ногами разверзлась пропасть, причем этот мелодичный голос сыграл роль рычага. Сердце Криспина подпрыгнуло; ему показалось, что он падает в пустоту.
- Послание? - тупо повторил он. Император тихо заметил:
- Дорогая, ты капризна, жестока и ужасно несправедлива. Если Гизелла и передала что-то с Каем Криспином, то это предназначено только для моих ушей.
"Святой Джад, - подумал Криспин беспомощно. - Они слишком быстро соображают, мне за ними не угнаться. И знают слишком много. Это потрясающе".
- Конечно, она передала послание, - тон Аликсаны был мягким, но глаза не отрывались от лица Криспина, внимательные и задумчивые, и теперь в них не было смеха.
Он глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Он видел в Древней Чаще "зубира". Он вошел в лес, ожидая смерти, и вышел оттуда живым, после встречи с тем, что выходит за рамки понимания смертного. Каждый момент жизни после того дня в тумане был даром. Он обнаружил, что воспоминание об этом помогло ему справиться со страхом.
Криспин тихо сказал:
- Поэтому ты пригласила меня сюда, госпожа? Губы императрицы дрогнули в лукавой улыбке.
- Поэтому и из-за дельфинов. Мне действительно хочется их получить.
Валерий безразличным тоном сказал:
- Разумеется, у нас есть свои люди в Варене. Несколько личных стражников царицы были убиты однажды ночью, осенью. Убиты во сне. Довольно необычно. Такое случается только тогда, когда необходимо сохранить тайну. Наши люди в Варене занялись этим делом. Им нетрудно было узнать о прибытии курьера с нашим приглашением, о нем много говорили. Кажется, он при всех передал его содержание? И по причинам не совсем понятным ты взял это приглашение себе, вместо Мартиниана, обманным путем. Это было интересно. Люди видели, как ты вернулся домой очень поздно в ту ночь, с королевским сопровождением. Встречался с кем-то во дворце? Затем последовала смерть в ночи. Из всего этого сделали соответствующие выводы и сообщили нам по почте.
Он рассказывал так спокойно и точно, словно диктовал военный отчет. Криспин подумал о царице Гизелле, осажденной со всех сторон, пытающейся найти выход, место для себя, уцелеть. Но силы были слишком неравными.
Если у него и был выбор, он о нем не знал. Он перевел взгляд с императора на императрицу Сарантия, встретил на этот раз пристальный взгляд Аликсаны и ничего не сказал.
Кажется, ему и не надо было ничего говорить. Императрица спокойно произнесла:
- Она просила тебя передать императору, что он бы вернее получил Батиару в качестве свадебного подарка, чем в результате вторжения, и меньше крови пролилось бы с обеих сторон.
В самом деле, так мало смысла сопротивляться, но он все еще не заговорил. Он опустил голову, но перед этим увидел ее внезапную лучезарную улыбку. И услышал, как Валерий воскликнул:
- Будь я проклят! В ту единственную ночь, когда я выиграл пари, она выиграла еще более крупное пари!
Императрица сказала:
- Она действительно хотела, чтобы ты передал это только императору, правда?
Криспин поднял голову и снова ничего не ответил. Он понимал, что может умереть сейчас.
- Конечно, хотела. Что еще ей оставалось делать? - тон Аликсаны был небрежным, лишенным каких-либо эмоций. - Она хотела избежать вторжения любой ценой.
- Она хотела, и я хотел, - в конце концов произнес Криспин так спокойно, как только мог. - Разве не любой мужчина этого захотел бы? И не любая женщина? - Он набрал в грудь воздуха. - Я скажу одну вещь, в которую я сам верю: Батиару можно завоевать, но ее нельзя удержать. Дни одной-единственной Империи, западной или восточной, закончились. Мир не тот, каким был прежде.
- Я тоже так считаю, - заметила Аликсана, снова удивив его.
- А я не считаю, - резко возразил император. - Иначе я не строил бы таких планов. Когда-нибудь я умру и буду лежать в гробнице, и я хочу, чтобы люди говорили о Валерии Втором: за свою жизнь под солнцем Джада он сделал две вещи. Принес мир и процветание враждующим религиям и святилищам бога и вернул Родиасу статус Империи и былую славу. Если это сбудется, я упокоюсь с миром.
- А если нет? - Императрица повернулась к мужу. У Криспина возникло ощущение, что он стал свидетелем давнего разговора, часто повторяющегося.
- Я не допускаю такой мысли, - ответил Валерий. - Тебе это известно, дорогая. Никогда не допускал.
- Тогда женись на ней, - сказала его жена очень тихо.
- Я женат, - ответил император.
- Даже ради того, чтобы упокоиться с миром после того, как умрешь? - Темные глаза смотрели прямо в холодные серые глаза в комнате, где сверкали свечи и золото. Криспину мучительно захотелось оказаться в другом месте, где угодно, только не здесь. Он не сказал ни слова о поручении Гизеллы, но, казалось, они все уже знают, словно его молчание не имело никакого значения. Разве только для него самого.
- Даже ради этого, - ответил Валерий. - Неужели ты действительно сомневаешься?
После долгого мгновения она покачала головой.
- Не сомневаюсь. - Императрица Аликсана продолжила: - Тем не менее в этом случае нам следует подумать о том, чтобы пригласить ее сюда. Если она каким-то образом сумеет уцелеть и выбраться оттуда, ее царское происхождение станет орудием против того, кто узурпирует трон антов - а кто-нибудь это наверняка сделает - когда она уедет.
Тут Валерий улыбнулся, и Криспин - сразу не осознав причины - ощутил дуновение холода, словно погас огонь. Теперь император не выглядел мальчишкой.
- Приглашение уже послано на запад некоторое время назад, дорогая. Я приказал Гезию послать его.
Аликсана замерла, затем качнула головой назад и вперед, выражение ее лица теперь стало несколько странным.
- Мы все глупы, пытаясь угнаться за тобой, не так ли, мой повелитель? И в шутках, и в пари, которые ты любишь. Ты не устал быть умнее всех?
Криспин, ужаснувшийся тому, что он только что услышал, выпалил:
- Она не может приехать! Ее убьют, стоит ей только заикнуться об этом!
- Или позволят уехать на восток, объявят предательницей и используют это как предлог для захвата трона, не проливая королевской крови. Полезно, чтобы держать вас, родиан, в узде, разве нет?
Взгляд Валерия был холодным, далеким, словно он решал какую-то задачу на шахматной доске поздно ночью.
- Интересно, хватит ли ума у знати антов поступить именно так. Я в этом сомневаюсь.
"Но ведь речь идет о реальных жизнях, - подумал Криспин, ужасаясь, - о юной царице, о народе страны, раздираемой войной, опустошенной чумой. О его доме".
- Разве они только части головоломки, мой повелитель? Все те, кто живет в Батиаре, твоя армия, твой собственный народ, который останется не защищенным на востоке, если солдаты уйдут на запад? Что сделает Царь Царей в Бассании, когда увидит, что твои армии покидают границу? - Криспин и сам слышал в своем голосе безрассудный гнев.
Валерий остался невозмутимым. Он задумчиво ответил:
- Ширван и бассаниды получают четыреста сорок золотых солидов в год из нашего казначейства. Ему нужны эти деньги. Его теснят с севера и с юга, и он тоже ведет строительство в Кабадхе. Может быть, я отправлю к нему мозаичника.
- Сироса? - сухо спросила императрица. Валерий слегка улыбнулся.
- Возможно.
- Я подозреваю, что у тебя не будет такого шанса, - сказала Аликсана.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.