read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



мох и заставить стонать от наслаждения в моих объятиях, а потом бросить
там подыхать, и пропади она пропадом!
Моего здравого смысла хватило ровно настолько, чтобы заметить
удивленный взгляд Уолбертона. Я не ответил на его вопрос, и бледность ясно
выдавала мои чувства. Я опомнился как раз вовремя, чтобы не
скомпрометировать себя вконец и не дать разгореться ироническому огоньку,
уже зажегшемуся в серых глазах мэра. И смог выговорить - достаточно
сурово, подавляя дрожь в голосе:
- Пусть приходит, когда хочет. Пошли, Сильва.
Я в свою очередь схватил Сильву за руку, но дикарь не выпускал ее. Мы
долго мерили друг друга взглядом. Не знаю, как обернулось бы дело, будь я
один: думаю, мы просто схватились бы и бились до крови, до смерти, точно
два оленя-самца в брачную пору. К счастью, присутствие моего друга гиганта
Уолбертона - воспитанного и флегматичного, джентльмена до мозга костей -
спасло меня от этой крайности. Он похлопал Джереми по волосатой руке и
повторил:
- Ну-ну, не злись... веди себя смирно... - И дикарь ослабил свою
хватку.
Я мягко сказал: "Пошли..." - и тихонько потянул Сильву за собой. Сперва
она как будто подчинилась и, не сопротивляясь, пошла за мной. Я даже почти
разжал руку, которой держал ее. Так мы сделали несколько шагов. И вот
тут-то, настолько неожиданно, что я даже не успел ничего понять, Сильва
вырвалась и, в три прыжка перемахнув через заросли папоротника, скрылась в
сосновой чаще. Еще миг - и треск сломанных веток на ее пути стих вдали.
Мы все втроем остолбенело глядели, как плотно, словно желая защитить
беглянку от преследования, сомкнулись за ней кусты. Потом тишину разбил
сумасшедший хохот дикаря - торжествующий, издевательский хохот...
- Ага! Нате вам... уведите-ка ее теперь! Ну, чего ж вы ждете?! - И он,
икая от смеха, заковылял к своей берлоге.
- Одну минуту, парень!
Это сказал мэр, и голос его прозвучал так повелительно и жестко, что
смех Джереми стих и он обернулся. Мрачно и с тайным беспокойством он
взглянул на невозмутимого великана из-под своих кустистых бровей.
- Тебя предупредили, - сказал гигант. - Эта девочка несовершеннолетняя.
Так вот, если ты сам, по доброй воле, не приведешь ее до вечера в
Ричвик-мэнор, завтра утром я пришлю за тобой жандармов. И тогда не
миновать тебе тюрьмы, а то и каторги. Имеющий уши да слышит.
Не ожидая ответа, Уолбертон схватил меня за руку и потащил за собой.



16
Мы молча шли по лесной тропе. Уолбертон шагал впереди, и я был рад
тому, что он не видит меня и я могу попытаться взять себя в руки. Но мне
это плохо удавалось. Говорят, любовь - это зуд, который, чешись не чешись,
не проходит. Вот именно такое невыносимое ощущение сейчас и мучило меня, и
все мои попытки унять его были напрасны.
На опушке леса, расставаясь со мной, Уолбертон сказал:
- Не расстраивайтесь. Холл приведет ее к вам, иначе я пошлю за ним
жандармов: в любом случае вам беспокоиться теперь незачем. Впрочем, -
добавил он, хитро посмеиваясь (почему "впрочем" и почему он усмехался?), -
впрочем, эти примитивные существа проявляют иногда большую деликатность,
чем этого можно от них ожидать. Помните маленькую Нэнси, служанку в
кабачке? Джереми довольно долго за ней ухаживал - если можно так
выразиться. А она смеялась над ним, потому что он ни разу не осмелился
даже поцеловать ее, хотя бы в щеку.
Для чего он говорил это? Чтобы успокоить меня? То, что бедный парень
боялся насмешницы Нэнси, было вполне понятно. И Джереми проявлял
деликатность, а скорее, робость, но с чего бы ему робеть перед Сильвой?
Элементарные приличия требовали, чтобы я пригласил Уолбертона в замок
выпить стаканчик виски. Но у меня не было на это сил: мне так хотелось
поскорее остаться одному и всласть "почесаться", что я не сказал ни слова
и дал ему уйти.
Домой я вернулся не сразу. Одна мысль о встрече с Нэнни в моем
теперешнем состоянии (да и в ее тоже) была непереносима для меня. Загнав
себя до изнеможения, я почти бегом дошел до старинной ветряной мельницы,
чей полуразрушенный остов торчал на холме Шеллоунест-хилл среди зарослей
дрока. И там, сидя на развалинах, одетых густым столетним плющом, я
наконец отдышался и попробовал спокойно обо всем поразмыслить.
Всякий раз, когда мне предстоит решить какую-нибудь личную проблему, я
начинаю с того, что честно и беспристрастно оцениваю свои права. В этом
есть двойное преимущество: во-первых, я чувствую себя честным человеком,
что немаловажно; во-вторых, если права эти действительно подтверждаются
(что бывает чаще всего), я уже не боюсь угрызений совести по поводу
устранения мною всех препятствий на своем пути. Это род умственной
гигиены, которая мне всегда удавалась.
Но на сей раз дело было сложнее. Я не мог утвердиться в правах, которые
имел на Сильву, и чем дольше размышлял, тем крепче утверждался в тех,
которых вовсе не имел. Разве только одно - то, которое мы предъявляем на
домашних животных. Сильва не приходилась мне ни дочерью, ни сестрой, ни
невестой, ее нельзя было даже назвать сиротой, оставленной мне на
воспитание каким-нибудь умершим другом. Абсолютно никаких прав, кроме
того, по которому владеешь собакой или лошадью. Ну хорошо, подумал я,
обрадованный удачной мыслью, если у тебя есть кошка, ты же не даешь ей по
весне бегать с уличными котами. Ты подбираешь для нее подходящего
партнера, не так ли? Прекрасно! Значит, если ты отнимаешь у Сильвы этого
дикаря, то ты, разумеется, прав, но тогда предложи ей другого, более
приличного партнера!
Вот тут-то и начиналась путаница. Я подумал о двух-трех вполне
приглядных деревенских парнях. И поймал себя на мысли о том, что их
любовный союз с Сильвой возмущает меня ничуть не меньше, а может быть, и
сильнее, чем отношения с дикарем. Внутренний голос настойчиво подсказывал
мне, несмотря на сопротивление: "Ну а ты?.. Почему бы и не ты?.." Я
отгонял прочь эту искусительную мысль, но она упрямо возвращалась ко мне,
и пришлось рассмотреть ее, не обманывая себя. Я взглянул на себя со
стороны и явственно вообразил эту картину: достопочтенный мистер Альберт
Ричвик в постели с самкой-лисицей, женщиной лишь по облику, занимается,
как животное, спариванием с единственной целью - удовлетворить в этом
существе без души и разума простое звериное нетерпение, слепую плотскую
жажду - результат весенней течки. Отвратительно! Если хорошенько подумать,
куда более отвратительно, чем Сильва в паре с лесным питекантропом.
Следовательно, и честь моя и благоразумие требуют, чтобы я оставил ее в
объятиях этой гориллы? Разве он не подходящий супруг для женщины-лисицы?
Разве они - две дикие, одинаково примитивные натуры - не созданы друг для
друга, чтобы жить вместе, понимая один другого без слов и спариваясь в
блаженном неведении греха? Этот головастый урод сразу смекнул, что никакая
другая женщина не подойдет ему лучше, не даст больше счастья. А Сильва? -
спросил я себя, и ответ был настолько очевиден, что поразил меня, точно
удар кинжала. Ей ведь тоже не найти лучшего партнера. И она тоже
безошибочным звериным инстинктом угадала это: самец и самка, лис и лисица,
не больше и не меньше. Вот какова была их правда, которая никогда не
станет моей.
Так что же тогда? Мог ли я разлучить их? Имел ли на это право? Но все
мои чувства восставали против их союза, - чувства, несомненно
подкрепленные логикой, но, как я и сам понимал, уходящие корнями в куда
более загадочные глубины, смутные и неведомые для моего разума. Да, я
постепенно начинал понимать, что оставить Сильву этому злосчастному
Джереми Холлу означало, может быть, дать ей счастье, но притом и наверняка
предать ее. Дальше этого в своих рассуждениях я уже не пошел. Ощущение,
что я могу предать что-то очень драгоценное для самой Сильвы, властно
захватило меня, хотя я и затруднился бы сформулировать это более четко. Я
рискую предать ее - но в чем? Уж конечно, ее лисьей натуре ничто не
грозит. Как и ее примитивному блаженству. Но тогда отчего же, доискивался
я, отчего же меня так больно ранит эта мысль о предательстве? Я искал и не
находил ответа, и вновь волна нетерпеливого беспокойства захлестывала
меня.
И внезапно нетерпение это вылилось в желание, весьма своеобразное при
подобных обстоятельствах: мне захотелось побыть среди людей. Как будто,
общаясь с другими человеческими существами, я мог найти ответ на терзавшие
меня вопросы. Вообще-то я уже давно стал настоящим бирюком - старался как
можно реже ездить в город, поскольку люди обычно утомляли, раздражали,
беспокоили меня; среди них я чувствовал себя уязвимым и испытывал одно
лишь желание - как можно скорее вернуться к своим книгам, в мирную тишину
старого замка. И вот теперь одиночество среди шелестящих на ветру кустов
дрока, среди этих лугов и стены леса на горизонте невыносимым гнетом
навалилось на меня. Появилось ощущение - неясное, но навязчивое, - что
если я не могу, не умею разрешить свои сомнения, то виновата в этом буйная
зелень вокруг меня, мощное пробуждение природы от зимней спячки, мое
жалкое человеческое одиночество среди слепо и немо торжествующего
весеннего расцвета, обрекающего меня на бесславное поражение перед
победителем-питекантропом. И пока я, оглушенный этим неслышным гимном
природы, нахожусь здесь, мне не найти достойного человеческого ответа. Я
встал. Покинув печальные развалины, я добрался до хутора. Там я нанял
экипаж у знакомого фермера и попросил его отвезти меня в Уордли-Коурт:
была среда, базарный день, народу съедется более чем достаточно. Полчаса
спустя я уже бродил в густой толпе или, вернее, позволял ей нести себя,
подобно обломку кораблекрушения, который беспомощно отдается на волю
беспокойных, неутомимых морских волн, с мерным гулом набегающих на
береговую гальку. Я больше ни о чем не думал. Только смотрел.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.