read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ужинал за столом мистера Крикла. Это был хилый джентльмен с крупным носом, и
голова его свисала набок, словно ему трудно было ее носить. Его волнистые
волосы красиво блестели, но от первого же мальчика, который появился в
школе, я узнал, что это парик (к тому же подержанный, как тот утверждал) и
мистер Шарп каждую субботу днем отправляется завивать его.
Мне это сообщил не кто иной, как Томми Трэдлс. Он вернулся первым. Он
представился мне, сообщив, что его имя я могу найти в правом углу ворот над
верхним засовом, и на мой вопрос: "Трэдлс?" - ответил: "Он самый", а затем
попросил меня дать полный отчет о себе и о моей семье.
Мне повезло, что Трэдлс вернулся первым. Ему так понравился мой плакат,
что он избавил меня от неуверенности - скрывать его или показывать, - ибо
каждому вновь прибывшему ученику немедленно представлял меня так:
- Погляди-ка! Вот так умора!
К счастью, большинство учеников возвращались в весьма плохом
расположении духа и, вопреки моим ожиданиям, не склонны были чрезмерно
потешаться надо мной. Правда, некоторые плясали вокруг меня наподобие диких
индейцев, а большинство поддались искушению и стали забавляться, словно я
был настоящей собакой, - они ласкали и поглаживали меня, чтобы я их не
укусил, командовали: "Куш, сэр!" - и называли меня "дворняга". Разумеется,
мне было стыдно, и я всплакнул, но, в общем, все обошлось куда лучше, чем я
ожидал.
Однако меня сочли формально принятым только после приезда Стирфорта. К
этому ученику, слывшему многоученым, к этому мальчику, бывшему лет на шесть
старше меня и очень красивому, меня привели, словно к судье. Он допросил
меня под навесом на площадке для игр, почему я подвергся такому наказанию, и
объявил, что подобное обхождение со мной - "стыд и срам", чем завоевал
навсегда мою преданность.
- Сколько у тебя денег, Копперфилд? - спросил он, шагая рядом со мной
после того, как вынес свой приговор по моему делу.
Я отвечал, что у меня семь шиллингов.
- Тебе бы лучше дать их мне на сохранение, - сказал он. - Конечно, если
хочешь. Если не хочешь, не давай.
Я поспешил принять это дружеское предложение и, достав кошелек Пегготи,
высыпал содержимое ему на ладонь.
- Ты ничего не собираешься теперь тратить? - спросил он.
- О нет, благодарю вас, - ответил я.
- Но если захочешь, это очень легко... Скажи только слово.
- Нет, благодарю вас, сэр, - повторил я.
- Может быть, ты хочешь на один-два шиллинга купить бутылочку
черносмородиновой наливки? Мы попивали бы ее в спальне. Оказывается, мы с
тобой в одной спальне.
По правде говоря, эта мысль раньше не приходила мне в голову, но я
сказал: "Да, мне бы хотелось".
- Прекрасно! - произнес Стирфорт. - А не хотелось бы тебе купить
миндальных пирожных, скажем, на шиллинг?
Я сказал, что и против этого не возражаю.
- Затем бисквитов на шиллинг и еще на шиллинг фруктов? - продолжал
Стирфорт. - Э? Да ты собираешься кутнуть, Копперфилд!
Я улыбнулся, потому что улыбался он, но все же я был чуть-чуть
встревожен.
- Отлично! - воскликнул Стирфорт. - Постараемся, чтобы денег хватило. Я
сделаю для тебя все, что в моих силах. Я могу выходить, когда мне
вздумается, и пронесу покупки тайком.
С этими словами он положил деньги в карман и любезно попросил меня не
беспокоиться; он позаботится о том, чтобы все обошлось благополучно.
Он сдержал слово, если только можно было считать, что все обошлось
благополучно, ибо в глубине души я чувствовал, что все далеко не
благополучно, и опасался, что две полукроны моей матери истрачены зря, хотя
я и сохранил бумажку, в которую они были завернуты. Драгоценное
сбережение!.. Когда мы поднялись вечером в дортуар, Стирфорт показал мне
покупки, на которые ушли все мои семь шиллингов, и, раскладывая их при свете
луны на моей кровати, сказал:
- Получай, юный Копперфилд! У тебя будет королевское угощение!
Принимая во внимание свой возраст, я не помышлял о том, чтобы
возглавить пир, когда налицо был Стирфорт; при одной этой мысли у меня
задрожали руки. Я попросил его оказать мне честь и взять на себя
председательство; моя просьба была поддержана всеми присутствовавшими в
спальне учениками, он соизволил согласиться, уселся на мою подушку, роздал
яства - должен признаться, всем поровну - и каждому наливал смородиновой
настойки в свою собственную маленькую рюмку без ножки. Что касается меня, то
я сидел по левую его руку, а остальные разместились вокруг нас на полу и на
ближайших кроватях.
Как хорошо я помню наше пиршество, разговор шепотом - вернее, их
разговор и мое почтительное молчание! Лунный свет пробивается сквозь окно и
рисует бледный его силуэт на полу, мы сидим в тени, но когда Стирфорт
погружает спичку в коробок с фосфором, чтобы отыскать что-нибудь на столе,
нас озаряет голубое сияние и исчезает в то же мгновение. Снова испытываю я
таинственный страх, да и как же ему не быть, если вокруг тьма, у нас идет
тайная пирушка, все вокруг шушукаются, а я прислушиваюсь к ним с
благоговением и легким страхом, заставляющим меня радоваться, что они сидят
так близко, и пугаюсь (хотя я делаю вид, будто смеюсь), когда Трэдлсу
чудится привидение в углу комнаты.
Я узнал множество подробностей о жизни в пансионе и о его обитателях. Я
узнал, что мистер Крикл с полным основанием утверждал, будто он зверь; что
он самый строгий, самый жестокий из учителей, что он каждый день
расправляется со всеми направо и налево, налетает на учеников, как
рубака-кавалерист, и безжалостно их сечет. Узнал я, что он ничего не знает,
кроме искусства порки, и более невежествен (по словам Стирфорта), чем самый
последний ученик в школе; что в прошлом он торговал хмелем в Боро *, а после
банкротства открыл пансион на деньги миссис Крикл. Услышал я и много других
подробностей такого же рода и только дивился, откуда они все это знают.
Я узнал, что человек с деревяшкой, которого звали Тангей, был круглый
неуч, раньше помогал мистеру Криклу торговать хмелем, а затем, по
предположению учеников, пошел вместе с ним по ученой стезе потому, что
сломал себе ногу у него на службе, занимался вместе с ним грязными делишками
и знал все его тайны. Узнал я, что Тангей относится ко всем ученикам и
учителям, за исключением мистера Крикла, как к своим исконным врагам, и
единственная его радость - злобствовать и делать пакости. Узнал я, что у
мистера Крикла есть сын, который недолюбливал Тангея, а в один прекрасный
день этот сын, помогавший мистеру Криклу в школе, попрекнул его в жестоком
обращении с учениками и, кроме этого, кажется, протестовал против обхождения
отца с матерью. В результате мистер Крикл выгнал его из дому, и с той поры
миссис и мисс Крикл ведут невеселую жизнь.
Но больше всего удивило меня в этих рассказах о мистере Крикле то, что
в школе есть один ученик, на которого он не смеет поднять руку, и этот
ученик - Стирфорт. Сам Стирфорт подтвердил это и заявил, что хотелось бы ему
поглядеть, как тот на это осмелится. Один робкий ученик (не я) спросил, что
бы он сделал, если бы это случилось, и Стирфорт, погрузив спичку в коробок с
фосфором, дабы придать своему ответу больший блеск, объявил, что первым
делом он бахнул бы мистера Крикла по голове семишиллинговой бутылкой чернил,
всегда стоявшей на каминной доске. Затаив дыхание, мы сидели некоторое время
молча, во тьме.
Я узнал, что мистер Шарп и мистер Мелл, должно быть, получают ничтожное
жалованье, и, когда за столом у мистера Крикла подают жаркое и холодную
говядину, полагается, чтобы мистер Шарп предпочитал холодную говядину; это
было также подтверждено Стирфортом, единственным учеником, столовавшимся у
мистера Крикла. Узнал я еще, что парик мистера Шарпа ему не впору, и было бы
куда лучше, если бы он не так чванился им (кто-то сказал - "Не так задирал
нос"), потому что сзади из-под парика торчат его собственные рыжие волосы.
Я узнал и о том, что один из учеников., сын торговца углем, принят в
пансион взамен уплаты за уголь и получил по этому случаю прозвище
"Товарообмен", взятое из того раздела в учебнике арифметики, где толкуется о
подобных сделках. Узнал я, что пиво, подаваемое за столом, - просто-напросто
грабеж родителей, а пудинг - сплошное мошенничество. Я узнал, что, по мнению
всех, мисс Крикл влюблена в Стирфорта, что показалось мне весьма возможным,
когда, сидя в темноте, я думал о его звучном голосе, красивом лице, любезных
манерах и вьющихся волосах. Узнал я также, что мистер Мелл - неплохой
человек, но у него нет за душой и шести пенсов, а старая миссис Мелл, его
мать, конечно, бедна, как Иов. Тут я вспомнил свой завтрак и возглас: "Мой
Чарли!" - но промолчал и притаился, как мышь, о чем мне приятно теперь
упомянуть.
Беседа продолжалась еще некоторое время после того, как пир окончился.
Большая часть гостей отправилась спать, как только все было съедено и
выпито, а мы, полураздетые, все еще сидели и шушукались, а затем последовали
примеру остальных.
- Спокойной ночи, юный Копперфилд! - сказал Стирфорт. - Я о тебе
позабочусь.
- Вы очень добры. Я вам очень признателен, - ответил я с
благодарностью.
- У тебя нет сестры? - спросил Стирфорт, зевая.
- Нет, - сказал я.
- Жаль. Если бы у тебя была сестра, мне кажется, глаза у нее были бы
блестящие, а сама она была бы хорошенькая, робкая малютка. Мне хотелось бы с
ней познакомиться. Спокойной ночи, юный Копперфилд!
- Спокойной ночи, сэр, - отозвался я.
Улегшись в постель, я долго о нем думал, и, помнится, привстал, чтобы
взглянуть на него, - он спал, освещенный луной, красивое его лицо обращено
было ко мне, а руку он подложил под голову. Мне он казался всесильным,
именно потому я был поглощен мыслями о нем. Даже смутного намека на сокрытое
от нас будущее нельзя было увидеть на его лице при лунном свете. И тень не



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.