read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



первого часа путешествия мама потеряла терпение, и Матта выставили на
откидное сиденье.
От езды на откидном сиденье с ним стало твориться что-то странное, и у
меня сложилась теория, что от усиленного вдыхания плотного воздушного
потока, которое вызвало кислородное опьянение, у Матта произошло нарушение
обмена веществ. В глазах у него появился странный блеск, и, хотя в
нормальной обстановке он не был слюнявой собакой, теперь он истекал слюной.
Он то и дело клал передние лапы маме на плечи и пускал слюни на нее, пока
она не взрывалась и не откидывала его резким толчком в подбородок. После
этого он обиженно ворчал и приноравливался пускать слюни на меня.
Но его любимая позиция, когда он действительно перенасыщался
кислородом, сводилась к тому, что он понемногу высовывался за пределы одного
из задних крыльев автомобиля так далеко, что в кузове оставались только его
задние лапы и хвост. Он рискованно балансировал, сунув нос в самый воздушный
поток, а его длинные уши трепались на ветру.
Дороги в прерии были ужасно пыльные, и нос и глаза у Матта скоро так
забивало пылью, что он почти ничего не видел и не мог учуять даже запаха
дохлой коровы с расстояния в двадцать шагов. Против этого он, казалось, не
возражал, но, подобно неудачнику, которому в жизни уже все безразлично, он
порой высовывался за борт так далеко, что терял равновесие. Тогда я
вцеплялся в его хвост и только таким образом предотвращал несчастье. И все
же один раз, когда моя хватка немножко ослабла, он на какой-то миг повис в
воздухе, а затем грохнулся на дорогу.
Когда это случилось, мы подумали, что потеряли его навеки. К тому
времени, как папа остановил машину, Матт лежал, распластавшись, посреди
дороги в ста ярдах позади нас и жалобно скулил. Папа представил себе самое
худшее и решил тут же избавить бедное животное от мучений. Он выпрыгнул из
автомобиля и помчался в кузницу при дороге; через несколько минут он
вернулся, размахивая старым револьвером кузнеца. Но он опоздал. За время его
отсутствия Матт обнаружил глазевших на него из-за плетня двух телок и
моментально вскочил, чтобы с лаем погоняться за ними. Хотя во время этого
несчастного случая собака не получила серьезных ранений, одно небольшое
последствие его падения позволило мне занять в семейной хронике определенное
место, так как только я заметил и потом много раз рассказывал, как Матт от
страха, так сказать, напустил огромную лужу...
Мы, трое путешественников, пользовались мотоциклетными очками для
защиты от пыли. Однажды вечером папе пришло в голову, что это похоже на
потакание любимчикам -- Матт должен иметь очки. В это время мы как раз
въезжали в селение Элбоу, типичную для прерий деревню с немощеной главной
улицей, широкой, как целый участок средней руки фермы в Онтарио. Два ряда
домиков издали смотрели друг на друга фасадами, обшитыми досками. Когда мы
прибыли, единственным открытым заведением в Элбоу оказался аптекарский
магазин.
Папа, Матт и я вошли в магазин все вместе, и, когда из задней комнаты
вышел пожилой продавец, папа попросил у него шоферские очки.
Старик долго искал и наконец принес нам три пары очков. Хотя они были
сконструированы на заре автомобильной эры, их можно было носить, и папа стал
примерять очки Матту.
Случайно во время этой процедуры, оторвав глаза от пса, я поймал взгляд
продавца. Он был ошеломлен. Его бритое лицо вытянулось, как мокрая замша, а
пожелтевшие от табака остатки зубов, казалось, готовы были выпасть из
опустившейся нижней челюсти.
Папа не заметил всего этого, но его ждала еще более внушительная сцена,
когда он поднялся, протягивая вторую пару очков.
-- Эти подойдут. Сколько я вам должен? -- спросил он и, внезапно
вспомнив, что перед отъездом из Саскатуна забыл упаковать свой бритвенный
прибор, добавил: -- Да, еще нужны кисточка для бритья, мыло и безопасная
бритва.
Старичок укрылся за прилавок: по-видимому, оп готов был разрыдаться.
Костлявой рукой он несколько секунд хватал воздух не в силах вымолвить ни
слова.
-- О, боже! -- простонал он -- и в голосе его была искренняя мольба. --
Не пытайтесь меня уверить, что эта собака еще и б р е е т с я!
Из-за необычной формы головы Матта пришлось срочно изменить способ
крепления очков, но они псу очень шли и нравились. Когда очки не
требовались, мы передвигали их ему на-лоб, но через несколько дней он
научился делать это сам, а когда было нужно, снова надвигал их на глаза.
Если не считать того впечатления, которое они производили на лишенных
воображения прохожих, очки Матта имели невероятный успех. Однако они не
защищали его нос, и как-то на скорости сорок миль в час он столкнулся с
пчелой. Левую половину носа-картошки страшно раздуло. Это не создавало ему
большого неудобства, так как он устроился у другого борта машины. Но удача
покинула его, и вскоре он столкнулся с другой пчелой (может быть, впрочем,
на этот раз это была оса). Общий результат этих двух укусов оказался весьма
причудливым. С очками, надвинутыми на глаза, Матт был теперь похож на гибрид
рыбы-молота и глубоководного ныряльщика.
Нашу вторую ночь по дороге на запад мы провели в Свифт-Ривер в южной
части Саскачевана. Свифт-Ривер находился почти в самом центре этой пыльной
провинции и выглядел тощим и голодным. Нам было очень жарко; покрытые пылью,
усталые, мы въехали в его северное предместье и стали искать городской
кемпинг для туристов. В те времена еще не было никаких мотелей и приходилось
выбирать между собственной палаткой и очень тесной комнатушкой в раскаленной
душегубке, которая, явно в насмешку, называлась "отель".
Однако Свифт-Ривер гордился своим туристским кемпингом, расположенным в
некоем жалком подобии парка, неподалеку от искусственного озерка.
Мы принялись устанавливать патентованную палатку, справиться с которой
часто бывало нелегко. Вскоре мимо прошел полицейский и посмотрел на нас так
подозрительно, словно не сомневался, что мы -- нежелательные элементы,
маскирующиеся иод респектабельных туристов. Его очень рассердило, когда мы к
тому же еще попросили помочь нам установить палатку.
Когда наконец в тот вечер мы все забрались под одеяла, нервы у нас были
взвинчены до предела. Настроение не улучшилось от того, что ночной отдых
прерывался тучами москитов с соседнего озерца, а также печальными стонами
нары тощих оленей-вапити, которые жили по соседству в загоне для диких
животных.
Мы метались и бормотали сквозь сон в жаркой и душной палатке и на
рассвете вставать не собирались. Мы все еще были в постели, в полусне, когда
раздавшиеся рядом голоса, вопреки нашему желанию, вернули нас к
действительности нового дня.
Голоса были женские, возмущенные. Сначала я был еще в слишком обалделом
состоянии от утомления, чтобы ухватить суть разговора, но пришел в себя,
когда услышал внезапное сердитое ворчание папы и шепот мамы, пытавшейся
успокоить его. Все было достаточно интересно, и стоило проснуться
окончательно. Я сел на постели и прислушался к голосам.
Диалог был примерно следующий.
Голос снаружи: "Позор -- вот что это! Обычное нарушение общественного
порядка! Не могу себе представить, о чем думают ответственные лица, если
допускают такое".
Бормотание папы, который, по-видимому, знал, о чем идет речь: "Старые
ведьмы! Кого, черт побери, они из себя воображают?"
Мама, успокаивающе: "Послушай, Ангус!"
Снова голос снаружи: "Просто ядовитый запах... Вы думаете, что это
действительно собака?"
От этого мой папа вздрогнул, а я вспомнил, что Матт отказался от
сомнительных удобств палатки и, когда начало светать, прошагал по мне к
выходу. Папино раздражение стало мне понятно. Никто чужой не смел говорить о
Матте в таких выражениях. А выражения становились все более резкими. 32 взлетали выше облаков и пели свои звонкие
короткие песенки. С зеленого пастбища позади опрятного белого домика
поднялись с кудахтаньем луговые тетерева. Мы вернулись к палатке через
рощицу тополей, листья которых трепетали и шептались, как и положено живой
листве.
За следующий день мы пересекли большую часть провинции Альберта и к
вечеру уже углубились в предгорья. Матту этот день запомнился надолго. Он
никогда не подозревал, что где-то может быть такое множество коров. Стада
так поразили его своими размерами, что он потерял всякий интерес к
преследованию рогатых. Он был настолько подавлен численным превосходством
коров, что остался в автомобиле, даже когда мы остановились, чтобы
позавтракать. Вечером мы разбили наш лагерь возле маленькой лавки, где
торговали бензином и газированной водой. Вот здесь Матт попытался
восстановить уважение к себе, погнавшись за весьма низкорослой, совсем
одинокой маленькой коровенкой, которая жила позади гаража. Чаша его
испытаний переполнилась, когда маленькая коровенка оказалась козлом --
первым козлом в жизни Матта. Козел преследовал его до самой палатки, да еще
попытался ворваться за ним внутрь.
Утром мы углубились в горы и выбрали северный путь, который в то время
был труден даже для модели "А". Дороги узкие, крутые и покрытые гравием, без
каких бы то ни было ограждений. Время от времени мы заглядывали за обочину
дороги в глубокое узкое ущелье, куда с гулом летели из-под колес Эрдли
мелкие камешки.
Казалось, в нас происходил странный процесс: мы уменьшались в росте, по
мере того как горы становились выше и грандиознее. Я чувствовал, что мы
всего лишь четыре микроорганизма, какие-то бесконечно малые точки. Горы
пугали меня, потому что я знал: они последние представители Устрашающей
Природы -- безмолвные великаны, облик которых еще не успели
изменить-люди-термиты, обезобразившие шрамами половину поверхности земного
шара.
Сначала Матт тоже чувствовал себя приниженным. Свое почтение к горам он
проявлял особым образом -- отказывался использовать уступы для своих
насущных потребностей, а так как не было ничего, на что можно было бы
поднять ногу, кроме гор, то некоторое время он страдал, но терпел. К



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.