read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Нет, все, хватит ритуалов! - взмолилась Летиция.
Занавеси были задернуты, она лежала, притулив голову ему на плечо. Оказывается, все назначенное сбывается. Рано или поздно. Надо только уметь ждать. Она - сумела. Летиция так гордилась собой.
- Никак не могу поверить, что ты вернулся. Ты рядом. Твое плечо,- она поцеловала его в плечо. - А я не верю. Не верю, и все... Если я закрою глаза, ты не исчезнешь?
- Постараюсь, Августа.
Какой странный у него голос. Почти как у гения. Это из-за шрама на шее. И как странно он произносит ее титул. Ну какое значение имеет титул? Он - Цезарь. Она - Августа.
- А ты привез мне подарок? Или тоже следуешь древнему запрету не дарить супруге подарков?
- Летти, ну что за ерунда. Я скупил бы для тебя весь Танаисский рынок. Да только нас с Кордом обокрали в дороге. Осталось на все два золотых. Ехали в последнем вагоне.
- Замечательно.
Она коснулась пальцем этого нового шрама на шее. Еще один. А сколько их всего?
- Ты мой Муций Сцевола <Сцевола - левша.>, - шепнула она.>
- Что? - Он задумался и, кажется, не слушал ее.
- Мой Муций Сцевола.
- Не надо.
- Нет, правда, - горячо зашептала она - ей казалось, из скромности он стесняется этого сравнения. - Тот сжег свою десницу на жертвеннике, чтобы показать, что. не боится пыток после неудачного покушения на этрусского царя. А ты тоже все время добровольно суешься в огонь, чтобы оградить Рим от всяческих бед.
- Я не люблю, когда упоминают Муция Сцеволу.
- Завидуешь его славе? - не унималась Летиция.
- В детстве, в войну...- Элий помолчал, мысленно возвращаясь в то время. -
Мы, мальчишки, тоже создали общество Муция Сцеволы. Хотели пробраться через линию фронта и убить главнокомандующего виков, как Муций хотел убить осадившего Рим царя этрусков. Но боялись, вдруг покушение не удастся, нас схватят и будут пытать. Мы были уверены, что будут пытать. И тогда решили испытать друг друга. Пойти мог только тот, кто вынесет пытки.
- Это же глупо, Элий!
- Разве не все в этом мире глупо, Августа? А то, что умно, не стоит ни жертв, ни жертвенной муки. Да и вообще ничего не стоит. Так вот, мы раздобыли жаровню, насыпали углей. Пламя то вспыхивало, то гасло. И мы подходили по очереди. Я был вторым. И отдернул руку сразу же, едва почувствовал жар. Вновь попробовал, и вновь ничего не вышло. Рука покраснела, вскочил волдырь. Но этого показалось мало. М-да... Мне было стыдно. Хотелось провалиться в Тартар, немедленно умереть. А другие, они держались, они смогли. И дольше всех - Секст, наш вожак. Он держал руку целую вечность. Я не мог этого видеть и зажмурил глаза. Но и с закрытыми глазами слышал, как трещит, лопаясь, кожа и шипит что-то, капая на огонь. И запах горелого мяса, как во время жертвоприношений. Рука Секста обуглилась, как у Сцеволы, до кости. Секста отвезли в больницу. А с фронта шли эшелоны раненых. Один за другим. Больницы были переполнены, лекарств не хватало. Секст умер от заражения крови. И с тех пор я не люблю, когда при мне говорят о Сцеволе. Он спас Рим от этрусков, не спорю. Но я не люблю о нем вспоминать.
- Хорошо, не буду сравнивать тебя с Муцием Сцеволой. Имя Дециев тоже что-то да значит.
- Летти, ты любишь меня? Она изумилась. Вот так вопрос.
- Да, конечно.
- Точно любишь?
- Хочешь знать, изменяла ли я тебе?
- Нет, не хочу.
- Так вот, не изменяла, ни разу! Вот! - она выпалила, задохнувшись от обиды. Как он мог усомниться?! Или все-таки мог?..
- Летиция, я не рассказал тебе одну важную вещь.
- Не будем ни о чем говорить больше, а то поссоримся. - У нее от обиды дрожал голос.
- Нет, послушай. Я был в плену. И я был рабом.
- Рабом? Но рабство запрещено.
- Именно так. Но меня провели под "ярмом". Ты знаешь про этот обряд? Я стал рабом. И чтобы избавиться от позора, должен был посетить храм Либерты, надеть шапочку вольноотпущенника. Претор коснулся меня своей палочкой.
- Подожди. Тебя что, записали в списки освобожденных?
- Да.
- Под каким именем?
- Гай Элий Перегрин.
До Летиции только сейчас дошло.
- Элий, ты что, не гражданин Рима? Он кивнул. Она молчала. Не знала, что должна сказать. А она приготовила для него новую пурпурную тогу, привезла с собой. А он и белую обычную тогу гражданина надеть не имеет права. Летиция отвернулась, уткнулась лицом в подушки. Перегрин...
- Вот так получилось: выходила замуж за Цезаря, а оказалась женой
Перегрина, - продолжал он со странным смешком. - Кстати, формально ты теперь не моя жена. Придется вновь заключить брак, если, конечно ты согласишься. Ведь ты теперь Августа.
- Но это ерунда! Чушь! Подашь прошение на имя императора, и тебе тут же вернут гражданство. - Она стиснула зубы. Глаза ее сверкали. Она была готова драться за него со всем миром.
- Гражданство я могу вернуть. Но меня внесут в списки эрарных трибунов <Эрарный трибун - плебейский титул.>, а не в патрицианские списки.
- Ну и что? Что это значит?
- Думаю, для тебя очень многое. "Для тебя многое, а мне на все титулы плевать", - хотела уточнить она, но хватило ума не уточнять.
- Для меня это не имеет значения. Ты - гладиатор, а я твоя девчонка, которая ездит из одного города в другой, от одного места битвы к другому за любимым бойцом. Вчера ты проиграл, тебя уволокли в сполиарий. Но разве от этого я стану меньше тебя любить?
Она думала - он поблагодарит ее, скажет: милая, ты гений доброты. А он не сказал ничего. Достал коробочку из серого картона, вынул табачную палочку. Хотел закурить. Передумал. Смял коробочку и отшвырнул в угол.
- Когда ты должна вернуться в Рим?
- Да завтра и вернемся. - Она постаралась подавить обиду. Да и в самом деле - с чего это она ждет похвалы. Вот дурочка. Она же поступила так, как и должна поступить умная преданная жена... "Уже не жена, еще не жена", - поправила она себя, и червячок сомнения ковырнулся в душе. На мгновение представила заголовок какого-нибудь подлого вестника: "Августа в постели с рабом". Значит, все-таки зацепило. Но ведь подло, подло! - Нет, завтра не получится. Надо попрощаться с царем Книвой. Все эти дурацкие формальности сводят меня с ума! Я и так торчу здесь дольше положенного. Значит, послезавтра мы с тобой возвращаемся. Вновь поженимся в какой-нибудь из праздничных <Вдовы и разведенные заключали брак в праздничные дни.> дней. Как ты думаешь, я после этого буду считаться универой <Универа - женщина, которая была лишь один раз замужем. Это считалось почетньм.>? - Она вновь легла рядом с ним и попыталась пристроить голову у него на плече.
- Летиция, я не могу вернуться в Рим.
- Что?
- Я дал обет.
- Тебе не кажется, что два подобных признания за день - слишком. - Она засмеялась через силу.
- Я дал обет, что не увижу Город двадцать лет.
- Это невозможно! - она села на постели, подогнув ноги, и уставилась на Элия. Она не могла поверить, что он говорит серьезно.- Зачем?
- Если я исполню обет, боги не позволят Трионовой бомбе взорваться вновь.
- Так давно никто не поступает.
- Знаю. Но я решил.
- Бред! Бред! Бред! - она несколько раз стукнула кулачком его по груди. - Ты спятил. А обо мне ты подумал? О Постуме, наконец!
- Мы можем видеться за пределами Города. Вернее, Италии. Так точнее будет исполнен обет.
- Вечно ты что-то придумаешь! То Нисибис, то это! Я тебя ненавижу! - она соскочила с кровати, подошла к окну. Губы дрожали. Но она справилась.- Так нельзя, Элий.- Она обернулась. Строгий педагог, разговаривающий с провинившимся лицеистом. - Подумай, как это отразится на Постуме. Он ведь маленький. И он император. Должен жить в Риме. А ты будешь все время вдали. Вы будете видеться изредка, урывками.
- Я знаю.
- Почему Постум должен страдать? Так нечестно!
- Я знаю. Но, Летиция...
- А еще говоришь, что ты не Сцевола! - Она швырнула в него первое, что попалось под руку. Попался кодекс. Тит Ливии, кажется. И небось тот том, где все это описано - Муций Сцевола и царь этрусков Порсенна. Чтоб им всем изжариться, воспевателям подвигов! - Ты двадцать лет будешь гореть в огне! И я рядом с тобой! И Постум! Жаровня на троих! И мы на ней голой задницей только потому, что тебе пришло в голову дать обет.
- Постум поймет. Я все ему объясню.
- Не поймет. Ну, может, и поймет. Может, он такой же, как ты, чокнутый. А я вот не пойму.
- И ты поймешь. Мы будем писать друг другу пространные нежные письма.
Описывать события, делиться впечатлениями. Ты будешь рассказывать подробно, как прошел очередной день Постума, как он учится. Наймем специального курьера - он будет возить письма каждодневно. А после нашей смерти Квинт издаст письма. Наше переписка превзойдет письма Цицерона популярностью.
Она не ответила, вновь отвернулась к окну. А ведь она думала, что это будет самым счастливым днем в ее жизни. И вот...
- Зачем все это? - спросила тихо. - Ради чего?
- Ты видела их, тех, кого лечили? - спросил Элий.
- Да. - Она помолчала. - Очень страшно. Один из них высох, как египетская мумия. Высоченный парень, здоровяк-центурион. Он был олимпиоником 499-й олимпиады в метании диска. А после облучения превратился в черную головешку. И все жил, жил...
Она кинулась в постель, обхватила Элия, стала покрывать его лицо и изуродованную шею поцелуями.
- Ну какой же ты все-таки сумасшедший... Точно, сумасшедший!
- Ах, вот как! Значит так? Мир или война?
- Война, конечно же,- засмеялась она, слегка прикусывая кожу на его плече.
- Я буду днем с Постумом, ночью - с тобой. Корд на своей авиетке будет возить меня туда-сюда. И так я буду порхать между вами, сплету невидимую нить, кокон, соединю. Иначе зачем я тебя выбирала?

Глава 22

Июньские игры 1976 года (продолжение)

"Войска монголов повернули назад, в Хорг. Варвары испугались силы цивилизованных государств, испугались, что Великий Рим придет на помощь своим союзникам, и предпочли удалиться без боя. Вот что значит сила непобедимых римских легионов!"
"Вестник "Римский демократ" уже три дня как не выходит".
"Акта диурна", 17-й день до Календ июля <15 июня.>

Со всех сторон в Рим стекались исполнители. Гениев среди них было меньшинство, они затерялись в пестрой толпе молодых, упитанных людей, которых сопровождали такие же молодые упитанные женщины с букетами цветов. Специальные составы поездов везли этих людей в Рим без остановок. Все это были в основном члены общества "Радость". Шел слух, что вечером в Риме для них устроят пиршество прямо на форуме. Тысячи и тысячи столов, заставленных жареными угрями, миногами, фаршированными поросятами, фруктами, пирогами. И еще будут разбрасывать тессеры, и по каждой - выигрыш. Говорили, что самый большой выигрыш - миллион. Все верили.
"Бенита в диктаторы" - было начертано на каждом вагоне, по обеим сторонам надписи - лавровые венки. Ветер трепал пурпурные ленты.
Люди встречали поезда криками радости.
И погода вдруг изменилась. Дожди прекратились. Сделалось солнечно, ясно. Лишь белые облака висели высоко-высоко над землей. Все римские станции еще с вечера выплевывали толпы в Город, и они бурлили в его узких улицах хмельком молодого вина. Таверны были открыты до утра. Сам Бенит сидел в редакции "Первооткрывателя". В эту ночь он не ложился. Когда Бениту сообщили о повторном разгроме редакции "Либерального вестника", он радостно потер руки и произнес: "Началось!"
С утра форум затопила огромная толпа. Люди все прибывали и прибывали.
- Пусть предатели Рима уезжают в Альбион! Им нет места в Империи! - вопили на форуме.
И когда Бенит появился на рострах в сенаторской тоге, восторженный вопль покатился волной, перехлестнул ораторскую трибуну и понесся дальше и выше, к подножию Капитолия. Цветы, венки летели к ногам молодого кумира. Он поднял руку, и толпа стихла.
А Бениту вдруг сделалось весело и легко.
- Римляне, - крикнул он толпе, - вы вновь станете господами мира!
И они завопили в ответ хором:
- Да, станем!

***

В дверь постучали. Летиция с трудом разлепила глаза. Солнце садилось. - Я ж велела не беспокоить!
Элия как будто здесь и не было все эти дни. Преторианцы прекрасно знали, кто живет в номере с Августой, но делали вид, что его не замечают.
Вновь стук - громче, настойчивее.
- Ну что еще? Вот скоты, не могут подождать,- она соскочила с кровати, накинула персидский халат и, приоткрыв дверь, глянула в щелку.
За дверью стоял Квинт.
- Чего-то ты долгохонько добирался сюда из Антиохии, - заметила Летиция, впуская агента.
Тот вошел, опустив глаза долу.
- Задержался.
- Вот и Элий задержался. Торчал в храме Либерты. А ты что делал? Тоже от чего-нибудь очищался?
Элий вышел в экседру, закутанный в пестрый долгополый халат из махрового хлопка.
Квинт поднял глаза, виновато глянул на Элия, потом на Летицию.
- Играл, - признался вдруг честно.
- Много выиграл? - поинтересовался Элий.
- Проиграл. Полмиллиона.
- Ого! - Летиция бросилась в кресло, обхватила колени руками. - Доблестный муж, ты меня удивляешь. Надеюсь, это все?
Квинт тяжело вздохнул. Мог бы и не продолжать. Про ту минутную слабость никто никогда не узнает. Мысли - не деньги. Но ведь Квинт служит Элию.
- Хотел удрать. В Новую Атлантиду. Устал. Надоело. И не смог убежать. Вот, приехал. - Он изобразил на лице самое искреннее раскаяние.
Летиция молчала. Элий тоже.
- М-да... Ну что ж, хотя бы честно,- наконец сказал Элий. - Ты же нам нужен. Квинт. И мне, и Ле... Августе.
В коридоре послышалась краткая возня, чей-то шепот: "Не сейчас", и в ответ отчетливое, почти что крик: "Это важно"!
- Ну что там еще! - крикнула Августа. Преторианец заглянул в экседру.
- Августа, только что пришло сообщение с телеграфа, - он протянул бумагу с сообщением. Она взяла бумагу, прочла вслух:
- Сенат избрал Бенита диктатором. - Хотела встать, но тут же упала назад в кресло. Сидела и смотрела в одну точку. Известие в голове не укладывалось. - Бенит диктатор. Какой-то бред. Мы должны вернуться.
Элий молчал.
- Квинт, закажи билеты! - Она встрепенулась.
- Нет, - сказал Элий.
Ей показалось, что она ослышалась.
- Но мы должны...
- Летиция, мы не можем вернуться.
- Почему? - она знала ответ, но не могла, не смела даже подумать такое.-
Элий... нет, это невозможно, что ты говоришь. Ты - Цезарь!
- Я - Перегрин.
- Бред, бред! Ты вернешься, и все изменится.
- Мы не доедем до Рима.
- Да к воронам все! Никто меня не посмеет тронуть! Я - Августа, мать императора. Я еду. А ты можешь оставаться!
Она кинулась в спальню. Он за нею. Схватил ее за руки, обнял.
- Летиция, я тебя не отпущу. Ты станешь его пленницей, его наложницей...
- Мне плевать.
- Летти!
- Я тебе не жена. Ты меня не удержишь!
- Что ты говоришь!
- Там мой сын.
- И мой.
- Какое тебе дело до него! Ты его никогда не видел!
Элий выпустил ее, отступил. Она шагнула было к двери и встала. Ноги не шли. Она швырнула собранные в охапку вещи и упала сверху сама. Попыталась опереться на руки. Не смогла. Все в ней сломалось. Будто не было ни в руках, ни в ногах костей.
- Что делать, что делать,- шептала. Она знала, что должна остаться.
Должна. Но будто неведомая нить тащила ее в Рим.
Элий сел рядом и обнял. Она уронила ему голову на плечо.
- Я придумаю, как спасти нашего мальчика, обещаю. Но сейчас возвращаться нельзя. Летиция не отвечала.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.