read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



неожиданно острое удовольствие от того, что все равно вышло так, как он
хотел. Это был первый опыт манипулирования людьми, и опыт удачный. Дмит-
рий понял, что вовсе не обязательно обивать пороги или бить кулаком по
столу, дабы доказать свою правоту. Можно действовать и иначе, выстраивая
хитроумные комбинации, рассчитывая ходы, как в шахматной партии, дергая
за невидимые ниточки и удовлетворенно наблюдая за тем, как события раз-
виваются по придуманному тобой сценарию, хотя все участники этих событий
искренне полагают, что действуют самостоятельно и добровольно. Жертвы
значения не имеют... Пешки в чужой игре. В его игре.
Вдова Валентина Петровича Косаря, трагически погибшего двадцать пято-
го октября под колесами неустановленного автомобиля, была моложавой
стройной женщиной с миловидным лицом и роскошной гривой темно-каштановых
волос. Человека из уголовного розыска она встретила приветливо, но видно
было, что она держится изо всех сил и разговор этот ей тягостен и непри-
ятен.
- Разве это имеет отношение к гибели мужа? - с недоумением спросила
она, когда ее начали расспрашивать о событиях середины октября.
- Нет, не имеет. Мы не занимаемся расследованием обстоятельств наезда
на вашем мужа.
- Я так и поняла, - она горестно вздохнула. - По-моему, этими обстоя-
тельствами вообще никто не занимается. Никому нет дела до какого-то Ко-
саря. Вот если бы он был министром или депутатом, вы бы не так забегали.
- Я понимаю ваши чувства, но поверьте мне, вы не правы. Наездом зани-
мается Юго-Западное окружное управление, а я работаю на Петровке, в Мос-
ковском уголовном розыске, и мы пытаемся раскрыть совсем другое преступ-
ление.
- Какое отношение мог иметь к этому Валентин? Он честнейший человек,
за всю жизнь копейки чужой не взял, мухи не обидел...
Женщина заплакала, но быстро взяла себя в руки.
- Ладно, спрашивайте.
- Примерно десятого - двенадцатого октября к вашему мужу обратился
некто Борис Карташов с просьбой свести его с врачом-психиатром для полу-
чения консультации. Ваш муж говорил вам об этом?
- Да, я помню этот разговор. Он сразу сказал, что попробует дозво-
ниться до Масленникова, а если не найдет его, то позвонит другому знако-
мому врачу, Голубеву.
- Валентин Петрович не сказал вам, что за проблема возникла у Карта-
шова?
- Сказал. У девушки Карташова будто бы возникла идея воздействия на
нее по радио. Нет, кажется, не так... Подождите... А, вот! Она решила,
что кто-то крадет ее сон и рассказывает его по радио. Так будет точнее.
- Что было дальше?
- Валя тут же позвонил Масленникову, договорился с ним. Помню еще,
Масленников сказал, что в ближайшие два дня будет очень занят, поэтому
принять Валиного знакомого сможет только в пятницу.
- В пятницу? У вас нет поблизости календаря?
- Вот, пожалуйста.
Вдова Косаря протянула маленький календарик, который вынула из лежав-
шей на столе записной книжки. В календаре карандашом было обведено пят-
надцатое октября, пятница.
- Вы не помните, о какой пятнице шла речь? Пятнадцатого октября или
позже, двадцать второго?
- Скорее всего, пятнадцатого. Да, точно, - она заглянула в календарь.
- Видите, дата обведена карандашом.
- И что это означает?
- Это Валин календарь, он им постоянно пользовался. Одним цветом об-
водил дни рождения и памятные даты, другим - визиты, о которых договари-
вался, и так далее. А простым карандашом он обводил числа, которые лично
к нему отношения не имели, но о которых надо было кому-то сказать, как в
случае с Карташовым. Валя, видите ли, всегда боялся кого-нибудь подвести
или что-то напутать.
Женщина готова была снова расплакаться, но удержалась.
- Это записная книжка вашего мужа?
- Да.
- Можно ее взять на некоторое время? Я обязательно верну.
- Берите, если нужно.
- Еще вопрос, если позволите. Вы постоянно были в курсе дел мужа?
- Разумеется. Мы были очень дружны...
- У него было много друзей?
- Послушайте, не травите мне душу. Какое это теперь имеет значение?
Не думаете же вы, что его сбил на машине кто-то из друзей? И вообще, вы
сказали, что не занимаетесь делом о наезде...
- И все же, скажите, пожалуйста, были у него друзья, с которыми он
делился всеми своими проблемами?
- Да он со всеми делился. Он был такой открытый, такой общительный!
- Значит, о Карташове и его заболевшей знакомой он рассказывал не
только вам?
- Он говорил об этом практически всем, с кем в тот день разговаривал.
Даже своей матери. Позвонил ей, чтобы справиться о самочувствии, а потом
говорит: "Ты представляешь, мама, какие бывают болезни! Мне сегодня поз-
вонил один знакомый..." Ну и так далее. На него история с девушкой Кар-
ташова произвела почему-то большое впечатление, он еще долго о ней вспо-
минал.
- Валентин Петрович больше ничего не рассказывал вам о Карташове?
- Нет.
- Вы абсолютно точно помните?
- Вы могли бы убедиться, что у меня хорошая память. Я помню все, что
касается Валентина. После его смерти я перебирала в памяти последние ме-
сяцы, дни, часы, как будто это могло оживить его. Мне казалось, что сто-
ит вспомнить все до последней мелочи - и он вернется...
Бежевая "волга" свернула с Киевского шоссе и поехала в сторону Матве-
евского. Возле Дома инвалидов и престарелых она остановилась, и из нее
вышел дородный мужчина с привлекательным, благородных очертаний лицом.
Мужчина уверенно вошел в вестибюль, поднялся в лифте на четвертый этаж,
прошел по коридору и без стука вошел в одну из палат.
- Здравствуй, отец.
С подушки на него глянули тусклые слезящиеся глаза, в которых
мелькнуло подобие улыбки. Старческие губы дрогнули.
- Сынок... Давно не был.
- Извини, отец. - Мужчина придвинул стул к кровати и сел. - Дела.
Пришлось уехать на целый месяц, проводил избирательную кампанию. Ты же
знаешь, через несколько дней выборы в Думу. Как ты себя чувствуешь?
- Плохо, сынок. Видишь, лежу, почти не встаю уже. Забрал бы ты меня
отсюда, очень уж не хочется на казенной койке помирать.
- Заберу, отец, обязательно. Вот пройдут выборы, кончится беготня и
нервотрепка - и сразу же заберу тебя домой.
- Скорей бы. Не доживу...
Старик прикрыл глаза. По морщинистой щеке сбежала слезинка и потеря-
лась в складках кожи.
- Отец, ты помнишь семидесятый год?
- Семидесятый? Это когда с тобой...
- Да-да, - нетерпеливо перебил мужчина. - Помнишь?
- Помню. Как же не помнить такое? А что? Побеспокоили тебя?
- Нет, нет, не волнуйся. Это дело похоронено. Но всетаки... Как ты
думаешь, кто еще может помнить?
- Дружок твой, с которым ты...
- Это ясно, - снова перебил сын. - А еще кто?
- Даже и не знаю. Батыров умер давно. Смеляков? Он, может, и помнит,
да не знает, что к чему. Кроме меня, пожалуй, никто не знает. А ты к че-
му спрашиваешь-то?
- Да так, на всякий случай. Сам знаешь, если моя партия наберет нуж-
ное количество голосов и я пройду в Думу, найдутся доброжелатели, люби-
тели в грязном белье копаться.
- У тебя есть враги, сынок?
- А у кого их нет в наше-то время?
- Боюсь я за тебя, сынок. Не лез бы ты в это пекло, сожрут ведь тебя.
- Не бойся, отец, прорвемся. Ну, я пойду.
- Не бросай меня, сынок, приходи почаще, а? У меня на свете никого,
кроме тебя, не осталось. Твоя мать умерла, моя жена тоже...
- Не драматизируй отец. У тебя, кроме меня, еще дочка есть и сын. Ты
сам виноват, сволочей из них вырастил, все лучшее им отдал, вот они и
бросили тебя на старости лет.
- Не надо так, сынок, зачем ты... - Голос старика был еле слышен. - Я
и для тебя немало сделал, ты вспомни.
- Я-то помню, - жестко ответил сын. - Потому и езжу к тебе. Ладно,
отец, крепись, самое позднее через месяц заберу тебя отсюда.
- Прощай, сынок.

Глава шестая
Можно ли составить такое уравнение, в котором уместились бы, не про-
тивореча друг другу, подспудные желания Бориса Карташова и Ольги Колобо-
вой избавиться от Вики Ереминой, стертая запись загадочного телефонного
звонка на кассете автосекретаря и инцидент с Василием Колобовым, о кото-
ром он сначала никому не рассказал, а потом и вовсе стал начисто отри-
цать? Настя Каменская, Андрей Чернышев, Евгений Морозов, стажер Олег Ме-
щеринов и работавший "вслепую" Михаил Доценко сделали все возможное, оп-
росив массу людей, но так и не получили доказательств того, что художник
Карташов и его любовница Колобова причастны к исчезновению Вики. Правда,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.