read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



сумасшедшие... Скорее всего, это была действительно случайность. Неаккуратный
водитель...
- Но Кович говорит, что видел... сверху, с балкона... что все было
подстроено СПЕЦИАЛЬНО! Был сигнал и...
Павла запнулась.
Смуглое лицо Тритана потемнело еще больше. И глаза потемнели тоже, и Павла
вдруг с ужасом поняла, что Тритан убежден в том, что иногда людей СПЕЦИАЛЬНО
сбивают машинами. Так БЫВАЕТ...
Он прочитал на ее лице страх. И снова взял ее за руку, профессиональным
движением провел от плеча к локтю, заставляя расслабиться:
- Вам совершенно нечего бояться.
- Кому это надо?- спросила Павла потерянно. - Вы знаете, кому это надо?..
- Никому... Это случайность. И больше она не повторится.
Глядя ему в глаза, Павла осознала вдруг, что да, действительно,
случайность, не стоит брать в голову, больше не повторится.
Облегченный вздох получился сам собой. Хотя особенного облегчения она так и
не испытала.
Тритан чуть прикрыл глаза:
- Павла... А почему Кович следил за вами? Кович - кто?
Она сглотнула.
"Не говори. Не стоит, Павла. Послушай... умного человека. Ну зачем мне...
зачем нам это надо?.. Кого это интересует, это наши личные, интимные дела..." ч
- Тритан... Кович - Зависла пауза. это режиссер. Он...
- Павла, дружище, ну вот мне совершенно все можно сказать. Я с самого
вашего прихода понял, что вы что-то в себе принесли...
- Кович, - Павла вздохнула. - Кович... Он сааг. Коротко и просто. И Тритан,
кажется, не удивился; впрочем, Тритан - особый случай. Для него разговоры о
Пещере естественны...
Как все, о чем он считает нужным заговорить.
- Он... ТОТ сааг - с запинкой уточнила Павла.
Потоком черных упругих мышц он перетекал из коридора в коридор, из перехода
в зал, из зала в новый переход; под ногами был голый сухой камень, подушечки его
лап ощущали каждую выемку, каждую шероховатость, ступали беззвучно, совершенно
беззвучно, и даже воздух не вздрагивал от его приглушенного дыхания, а ведь
одним глубоким вздохом он мог бы пустить по Пещере небольшой сквозняк - такой
объемной и мощной была его грудная клетка.
Он шел. Он тек. Его вывернутые ноздри трепетали.
Крупицы запаха сочились сверху; одним длинным прыжком он одолел переход,
ведущий с яруса на ярус. Здесь, сказало ему обоняние. И он ощутил первый толчок
охотничьего азарта.
Здесь.
Мерцали на стенах лишайники; душа его истосковалась по крупной добыче. Даже
десяток пойманных тхолей не заменит счастья охоты на сарну. На осторожную,
непростую добычу.
Пол был по-прежнему гладок и лыс- а значит, он оставался невидимым. Нюх
сарны слишком слаб, чтобы защитить ее,- а слуху ее он не даст пищи. Никакой.
Азарт поднимался в нем, заливал и захлестывал; он чувствовал, как все
быстрее и быстрее ворочается в жилах кровь. Здесь сарна. Одна. Там, за веером
расходящихся темных коридоров...
Сарны сильны- но слабеют от ужаса. Восхитительно слабеют. Вплоть до полной
покорности.
Он уже не шел и не тек- он бежал. Несся, едва касаясь камня подушечками
лап. Там, в глубине подушечек, чесались когти. Готовые выстрелить и пронизать
живое мясо насквозь...
Сделать неживым.
Спустя несколько мгновений он увидел силуэт - изящный, хрупкий, по красоте
своей схожий с известковыми узорами на стенах Пещеры. Перемигивались на стенах
камни-самоцветы, высоко под потолком кружились светящиеся жуки; воздух напоен
был запахом сарны. Сладким, свежим, вызывающе теплым запахом.
Он остановился на долю секунды- чтобы получить от этого мига как можно
более полное наслаждение.
А насладившись, кинулся.
Тело его работало безотказно. Время растянулось. Уже вися в прыжке, он
видел, как сарна медленно поворачивает голову, как ее миндалевидные, с поволокой
глаза вдруг расширяются, теряют изящество, делаются круглыми, как у барбака...
Опускаясь, он успел поймать мгновение ее страха.
Слабости. Конца.
Потом был вкус крови.
Потом мир помутился. Он справлял праздник охоты, он был пьян, он был трезв,
он был возбужден и спокоен, он был счастлив. Он был СОБОЙ...
Самоцветы, лакированные кровью, сделались еще красивее. Он запрокинул
окровавленную морду и исторг из себя клич - и знал, что от звука этого,
бесконечно повторяющегося в закоулках и норах, седеет сейчас чья-то нежная
шерсть.
Раман сел на постели.
Клич стоял у него в ушах; все остальное терялось в дымке. Колотилось
сердце; он встал. Трясущимися руками нащупал в тумбочке флакончик с каплями,
прошлепал на кухню, открыл кран; вода показалась отвратительно теплой и с
металлическим привкусом.
"Что со мной?" - подумал он смятенно. Вернулся в комнату. Сел на разоренную
кровать - это как же он метался во сне!.. Пощупал пульс, потрогал лоб. Все
нормально, все в порядке, сегодня у него будет удачный день, все получится, все
увидится в солнечном свете, возможно, сегодня к нему придет та самая,
долгожданная МЫСЛЬ...
Сарна.
Он подскочил на кровати; снова взялся за пульс. Сарна - редкостная и
славная добыча. Поймать сарну-к удаче...
Он снова встал. Натянул спортивные штаны, сунул ноги в тапочки, уселся у
телефона; долго вспоминал номер - пока не понял наконец, что не знает его и
никогда не знал. Не удосужился спросить...
Он набрал справочную; дозвонился с пятого раза, попросил непривычно
заискивающим, сладеньким голосом:
- Будьте добры, телефон Павлы Нимробец... Адреса, к сожалению, не знаю.
Телефонистка честно искала - потом печально сообщила, что найти номер по
таким данным не представляется возможным. Вероятно, владельцем телефона Нимробец
значится кто-то другой.
Раман поблагодарил. Некоторое время сидел, тупо уставившись в пыльный
паркет; потом вытащил записную книжку. Вот, режиссер телевидения господин
Мырель...
- Добрый день. Господин Мырель? Раман Кович беспокоит...
На том конце провода удивились и обрадовались. И заверили, что передача в
работе, предоставленные материалы оказались весьма удачными и буквально со дня
на день...
- Простите, ваша ассистентка... Павла Нимробец. Когда она принесет кассеты
обратно?
Кажется, Павлин шеф не питал к ней особого уважения. Его голос сделался
осторожным: в общем-то, как только господин Кович потребует...
- Я не требую, я просто прошу ускорить, так сказать... Могу я поговорить с
Павлой Нимробец лично?
Пауза.
- Конечно, - раздумчиво сказали на том конце ^Рубки. Павла Нимробец
перезвонит сегодня же... Сейчас же...
- Простите, а она уже на работе? Раман искоса глянул на часы. Девять утра.
Трубка попросила минуточку на размышления; прислушавшись, Раман смог уловить
обрывки далекого разговора. Речь шла о том, что Нимробец, как всегда,
опаздывает...
- Алло, господин Кович?.. Ее еще нет. Возможно, она с утра была в
фильмотеке... Я велю ей перезвонить вам сразу же, как она появится...
- Прошу прощения, - Раману плевать было, что именно подумает о нем господин
Мырель. - Вы не могли бы сообщить мне ее домашний телефон?
Снова пауза. Этот Мырель решил, по-видимому, что непутевая Павла
добилась-таки в жизни успеха - охмурила господина Ковича...
- Конечно,- трубка с запинкой продиктовала телефон, видимо, сверяясь с
записями. - Что-нибудь еще, господин Кович?
- Нет, благодарю вас... желаю успехов в работе и рассчитываю в ближайшее
время...
- Да, да, безусловно...
- Да, спасибо...
- Да, да...
Раман оборвал серию вежливых "даканий", стукнув пальцем по телефонному
рычагу. Тут же, переведя дыхание, набрал телефон Павлы Нимробец.
Гудок. Раман зажмурился. Эге, сердчишко-то, и капли не помогают... Сейчас
трубку возьмет ее зареванная мать... или с кем она там живет. "Сон ее был
глубок..." Его передернуло. Он вспомнил вкус крови - Павлиной крови...
Павлиной?! Он что, все-таки ВЕРИТ?! Недосуг было разбирать, есть ли у нее
проплешина на груди... Или заросла. Шерсть у сарны отрастает быстро...
Гудок, еще гудок- шестой, седьмой... Раман открыл глаза. Ему было стыдно.
Он стыдился своего страха. Гудок...
Никого нет дома. Все. Он положил трубку. Прошелся по комнате; как был, в
одних штанах, вышел на балкон. Прохладное майское утро влажным ветерком лизнуло
его плечи, тронуло голый живот - он поежился; внизу, на перекрестке улицы Кленов
и улицы Надежды, разворачивалась утренняя жизнь. Люди шли по своим делам, и этот
обычный, деловитый ритм чуть отрезвил горячую голову режиссера Ковича.
Происходящее с ним странно. Происходящее с ним ненормально: мало ли на
свете сарн... Еще неделю назад, пережив в Пещере подобное приключение, он
вскочил бы с кровати, как счастливый мальчик, и бурной энергии его хватило бы
как минимум на месяц...
Одинокий желтый одуванчик в цветочном ящике качнул желтой головой. Под
балконом прокатила вдоль улицы Кленов неприметная светлая машина с эмблемой



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.