read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



кого!
-- Какое это имеет значение? -- обиделась Светка. -- Я ведь не сказала,
что сама придумала!
Она похлопала его по спине и произнесла снисходительно, точь-в-точь как
бабушка:
-- Эх ты, недотепа! Хочу тебе перед отъездом подарок придумать, а до
тебя не доходит. Сама бы сделала, да у меня силы мало и лестницы нет.
Только тут до него дошло.
Делать нужно сразу, сейчас. Потому что все, что бы ни собирался
сделать, если отложишь -- никогда не осуществляется. И вообще скоро зима.
Одному расхочется, другому перехочется. Опять же, сейчас темно, никто ничего
не заподозрит.
Они разбежались по квартирам.
Усов взял на кухне банку с белилами (бабушка летом красила окно) и две
кисти. Светка нашла остатки синей краски, которой их сосед подкрашивал
старенького "Москвича", и еще краски в тюбиках.
Когда Светка вынесла все это во двор, Усов уже сидел на скамейке.
Генка где-то отыскал лестницу. Еле-еле вдвоем дотащили ее до стены, и
Усов полез. Светка стояла внизу, подавала кисти и банки.
-- Да тише ты! Не громыхай, а то кто-нибудь в окно выглянет.
Усов спросил:
-- Что будем писать?
Он так и сказал -- "писать". Так всегда говорят художники. Что писать,
об этом они забыли.
-- Ну что? -- сказала внизу Светка. -- Ясно, что...
Но ей самой было не очень ясно. И она говорит:
-- Будем писать, кто что может.
Светка забралась на две ступеньки, вынула из кармана кусок мела и
провела по стене черту возле ног.
-- Чего стоишь? Мажь белой краской верх, только немножко синей добавь.
Светка макнула кисть в синюю банку и стала продвигаться вдоль стены.
Было темно. Фонарь, который висел во дворе, кто-то давно разбил. Из-за
крыши виднелся кусок луны. От луны стена и волосы у Светки поседели.
Неизвестно, как стена, но руки у Генки покрасились хорошо.
-- Что ты там мажешь, а? -- басил сверху Усов.
-- Море, я мажу море!..
Пока они со Светкой рисовали, Усов все думал. Сколько лет живут в этом
доме, и всегда эта стена как стена. А завтра утром все выйдут, и стены как
бы нет. То есть она есть, но будто во двор приехал знаменитый мексиканский
художник, который тоже мастер раскрашивать стенки, только имя его Усов
забыл. Ведь сказали же, что стена будет стоять две тысячи лет. Дом снесут, а
стена останется.
Светка что-то задумала. Она стала белой краской проводить немыслимые
линии. Генка еще быстрее малевал голубым.
Внизу, в темноте, кто-то закашлялся. Светка перестала красить и в
испуге оглянулась.
-- Не обращайте на меня ровно никакого внимания, -- сказал снизу
человек. -- Я, если не помешаю, тут постою...
Она узнала человека по голосу. Да это Аркадий Михайлович, старый
художник из квартиры под чердаком! Всю жизнь в доме прожил. И всегда один.
Отсидел в лагерях семнадцать лет, а после вернулся. Когда мать устраивала
Светку в изобразительную студию, она заходила к Аркадию Михайловичу.
-- Обязательно ведите ее, -- сказал он, посмотрев Светкины рисуночки.
-- Обязательно! У вашей дочери несомненный дар подмечать живописные детали.
-- Любопытно, очень любопытно получается, -- повторял теперь художник.
-- Правда, несколько темновато разглядывать этот шедевр. Ну что ж, утром
будем присутствовать на вернисаже. Желаю удачи!..
Он приподнял шляпу и исчез в подъезде.
Раскрасили чуть ли не всю стену, сколько достать с лестницы смогли.
Кончилось тем, что Светка согнала Усова с лестницы, забралась наверх и
намалевала огромное рыжее пятно, из которого лучи прорывались сквозь тучу.
Лучи падали на синие волны и белую-белую пену.
-- Вот ты где, Усов! Легок на помине...
Из темноты показался Гаврилов, остановился, потрогал лестницу.
-- Почему я легок, а не ты? -- спросил Усов.
-- Ты легок, потому что тяжел! Опять о тебе сейчас в школе говорили.
Когда только за голову возьмешься?!
-- Возьмусь, не волнуйся!..
-- Ты смотри, краской меня не заляпай, -- сказал Мишка на всякий случай
Светке и поправил папку под мышкой. -- А кто это вам поручил?
-- Мы добровольцы, -- пробурчал Генка.
-- Как это? -- не понял Мишка.
-- Вот так! Сами -- и все. Да ты иди...
-- Иду, -- сказал Гаврилов, пожав плечами, и, оглядываясь все время
назад, ушел.
Светка хотела еще что-то нарисовать, но тут ее позвали домой, ей
пришлось сматывать удочки. Потом Генке. Выйдет бабка -- хуже будет...
На кухне Усов разглядел, что штаны и рубашка вымазаны в синей, белой и
голубой красках. Стал спешно отмываться, но еще больше перемазался. От него
пахло, как от керосиновой лавки.
Бабушка все это увидела и заплакала.
-- Ну, не плачь! Чего ты все плачешь? -- говорит Генка. -- Завтра сам
снесу штаны в химчистку.
Бабушка перестала плакать и засмеялалсь.
-- Если твои штаны нести в химчистку, пятна останутся, а штаны
протрутся. Себя тоже отнесешь? Горе ты мое горькое. Пей молоко -- и спать.
Утром Усов отправился в школу. Вернулся домой -- бабушка в ужасе.
Приходил управдом, разгорается скандал.
-- Чего вы вчера во дворе наделали? Сознайся, а?
-- Да ничего не наделали!
-- Как это ничего? Акт, говорит, составлять будут.
-- Какой акт?
-- Как же! Вы там весь двор изуродовали. Ремонт, говорит, требуется.
Деньги, говорит, с родителей взыщем...
Генка на всякий случай промолчал. Вечером пришел пенсионер Тимофеич.
-- Безобразие это! Форменное хулиганство! -- повторял он, стоя на
пороге, а уходя, сказал, что во дворе устроят товарищеский суд и привлекут к
ответственности тех, кто виноват.
-- Что же это за напасть, горе мне! Вот наградил господь внуком, --
причитала бабка.
-- Да не господь это, -- ворчал Усов. -- Это Тимофеич нам мстит за то,
что бредень его в воду закинули.
-- Выдумаешь тоже! Тимофеич -- пенсионер уважаемый. А вы?
-- Браконьер он, а не уважаемый!
Через три дня всем велели прийти в красный уголок. Светка и Усов стояли
перед столом с зеленым сукном. За столом сидел управдом и еще старики со
двора. Красный уголок был полон пенсионерами. Светкина мать скрыла от отца,
что ее вызвали из-за плохого поведения дочки. Она сидела рядом с Генкиной
бабушкой. Та плакала, стеснялась, что плачет, и украдкой вытирала глаза
платком. Светкина мать утешала Генкину бабушку, а сама думала, что вот
передалось дочери плохое от Усова, а хорошего он от нее не набрался.
В углу, возле двери, сидел Мишка Гаврилов, положив на колени папку. Ему
было очень обидно, что опять на класс пятно, и опять из-за Усова. А тут еще
Светка! И как это такие люди вечно все делают во вред себе и другим, а после
за них отвечай...
В дверях появился Сонкин.
-- Иди отсюда! -- зашептала Светка.
-- А я тоже красил, -- сказал ей Сонкин.
-- Не ври, ты не красил!
-- Нет, я красил!
И Сонкин встал рядом с Усовым и Светкой.
Управдом сказал, что поступила жалоба на хулиганов чистейшей воды. И
посмотрел на Тимофеича. Тот утвердительно кивнул.
-- Они, -- сказал управдом, -- загрязняют территорию двора, безобразно
разукрасили чистую стену. Это так оставлять нельзя.
-- Ни в коем случае! -- подтвердил Тимофеич.
-- И родителей таких нужно бы привлекать, -- прибавил управдом. --
Потому как это хулиганство чистейшей воды!
Почему чистейшей воды, Усов не понял.
Потом слово взял пенсионер Тимофеич. Это он во дворе вкопал стол и
скамейки, чтобы было где играть в "козла". По случаю заседания он даже
побрился.
-- Здесь сейчас, где вы сидите, кипит жизнь, -- сказал он. -- Кажный
должон в ней участвовать. А они всем мешают. Да! Ну, еще бы написали на
стене какой-нибудь хороший лозунг. Так ведь нет, понимаешь! Изобразили
какую-то абстрактную живопись, которую смотреть противно!
Сейчас браконьерами назовет, подумал Сонкин. Но про рыбу Тимофеич решил
не вспоминать.
После него встала старушка-лифтерша.
-- Нам, -- говорит, -- отпускают большие средства на жилой фонд, а
находятся вот такие несознательные, которые расхищают этот фонд. Это они
пишут мелом ругательства, и лифт ломают в новом доме номер семнадцать, и
тушат окурки об стену в подъездах. Я бы это дело так не оставила. Может, их
нужно вообще выселить из нашего прекрасного города. Пусть в другой раз
знают, как мазней замазывать стену...
Светка молчала: она испугалась. Только глазами моргала. Усов тоже
молчал и, как всегда, ушами шевелил. А Сонкин (и кто его только просил?) не
выдержал:
-- Чего замазывать? Стена же была грязная! Ее все равно сносить надо.
Может, лучше бы Сонкину промолчать...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.