read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Ларин тоже обладал некоторыми пси-способностями. Однако его независимость, почти болезненная, ставила под большой вопрос саму возможность сотрудничества на добровольной основе. К тому же на момент развала "Программы Детей" Ларину едва исполнилось двадцать. Он так и не был форсирован, а его личное дело передали в параллельную структуру. Тем не менее он не был совсем забыт и постоянно наблюдался экспертами Института.
Малышу и Ларисе, признанным бесперспективными, были поставлены блокировки, и они прожили в принципе нормальную жизнь, так и не осознав себя мутантами.
Особый случай - Игорь Волков, файл 116, записанный как Волк. Он тоже попал в аутсайдеры Программы. Несмотря на то что ему удалось выжить, энергетический потенциал Волка оказался невысок и почти не давал себя знать до достижения объектом двадцати пяти-двадцати шести лет. Волка забыли и "упустили". А позднейший разгром двух ведомых Ханановым программ, учиненный Тимом Костенко, только осложнил ситуацию.
В итоге в центральном аппарате Федеральной Контрольной Службы оказался один из Детей, находящийся в кризисной стадии развития. Никто не знал, кто он такой на самом деле. Никто не мог оказать ему помощи.
Он был лишен элементарной психологической и медицинской поддержки. Остро переживающий свое одиночество и не понимающий его природы, мучимый неосознаваемыми комплексами, Волк стремительно мутировал. Прорыв наступил, когда ему было тридцать пять. Примерно в течение года Волк втайне исследовал и развивал внезапно открывшиеся способности форсированного экстрасенса. И еще - он собирал информацию.
И еще - героем он точно не был. Это я вам говорю как человек, который много лет работал с ним бок о бок. Тем не менее сейчас мы сидим здесь, а он - неизвестно где.
Нет архивных записей, которые помогли бы сегодня реконструировать беседу между Волком и тогдашним директором ФКС, состоявшуюся двадцать два года назад. Но через сутки Волк исчез.
Отдел психологических исследований разработал по крайней мере десять возможных моделей - при желании вы можете ознакомиться с ними. Но скорее всего истинных мотивов поступка Игоря Волкова мы не узнаем, даже если нам удастся войти с ним в контакт. Он почти наверняка жив, и оперативный отдел пытается его локализовать.
Но главная проблема контакта с Волком отнюдь не в том, что он скрывается. Рано или поздно мы его локализуем. Вопрос в другом. Я сейчас рискну высказать предположение. Все мы, присутствующие здесь, фактически люди одного поколения. Его ровесники. Что мы знали о Федеральной Контрольной Службе двадцать лет назад? Мы все занимали рядовые должности и не были допущены к документам особой секретности. Только получив допуск ЭКСТРА, мы начали поднимать архивы и обнаружили, что их фактически нет! Чем в действительности занималась ФКС тогда, на заре нового века и нового тысячелетия? Мы просто не знаем. И в связи с этим у меня есть предположение.
Все вы, наверное, читали доклады научного отдела о способностях форсированных сенсов. Сейчас таких людей нет, их, мягко говоря, не делают. Но когда-то они были. И одним из них был Волков. И я полагаю, господа, что он узнал, или почувствовал, или назовите, как хотите... Короче говоря, у него был веский повод податься в бега. Мы всегда считали, что ужас, от которого он бежал, был внутри его. Сегодня я заявляю - нет! Скорее всего этим ужасом была Служба.
Поэтому сегодня я предлагаю активизировать усилия по поиску Волкова. Как минимум, чтобы загладить несправедливость. Здесь, в этом зале, есть несколько человек, которые до сих пор считают себя его друзьями. У нас действительно за этого человека болит душа. Я предлагаю вступить с ним в контакт хотя бы для того, чтобы извиниться. И объяснить, что Служба больше не представляет опасности ни для кого на этой планете. Мы построили самый эффективный механизм контроля за общественным благом. А то, что он имеет форму секретного агентства - что ж... Служба гуманна, и Волкову нужно это объяснить. А когда он поймет - уверяю вас, два против одного, что он вернется. И у нас на Службе будет единственный в мире форсированный сенс. Согласитесь, это совсем неплохо. Откроются перспективы, о которых сейчас просто нет смысла говорить. Но это будет серьезный прорыв. Как видите, я не взываю к чувствам. Насчет чувств я с ним сам договорюсь, это наше личное дело. А в целом я за прагматический подход. В интересах Службы и человечества. Спасибо, у меня все. Слушаю вас.
ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Принимаются ли сейчас меры по локализации Костенко и Ларина?
ОТВЕТ: За этими двумя до сих пор гоняются, похоже, все разведки планеты. Дело в другом - нет четкой уверенности, что они живы.
ВОПРОС: Правда ли, что рабочая версия по Костенко построена на том, что он живет за пределами Земли?
ОТВЕТ: Мы подозреваем, что инопланетный разум существует... (шум в зале, смех, аплодисменты) ...но у нас слишком много сомнений для того, чтобы строить подобные рабочие гипотезы. Мы исходим из того, что Костенко на Земле. Хотя околопланетное пространство сканируется. Но с другими целями, скорее оборонного характера.
ВОПРОС: Не рассматривается ли возможность продолжения исследований по психотронике?
ОТВЕТ: Категорически нет. Эти исследования потенциально опасны для человечества. Вспомните кризис, разрешенный Лариным. Нельзя. Просто нельзя. ВОПРОС: Что у зарубежных конкурентов? ОТВЕТ: Ничего. Во-первых, Россия в прошлом - мировой лидер по разработке систем воздействия на массовое сознание. В ближайшие двадцать-тридцать лет никто даже в теории не приблизится к тому, что мы наворочали в период с 1980 по 1991 год. А во-вторых, они и не пытаются. Мы им не даем.
ВОПРОС: Аппаратура для "промывания мозгов" как-то связана с пси-технологиями?
ОТВЕТ: Никоим образом. Повторяю: пси-технологии под строжайшим запретом. Даже простейшие биоэнерготехнологии развиваются только под нашим контролем и для наших внутренних нужд. А "промывка" - это дистанционная нейро-хирургия.
ВОПРОС: Почему вы так уверены, что Волков пойдет на контакт?
ОТВЕТ: Я не уверен, что это будет просто. Но у нас есть для него очень хорошая приманка.
Крепко сжав зубы, Игорь набрал на киборде длинную команду. Несколько секунд его палец висел над клавишей ввода. Потом Игорь закрыл глаза, опустил палец и безвозвратно уничтожил документ. Вытащил кляксу из-под рубашки, мягко сжал в кулаке и приложил к горячему лбу. Клякса тепло и уютно пульсировала. Компьютер, перезагружаясь, тихо похрустывал. Кто-то совсем рядом неприятно сопел и шмыгал носом, и Игорь вдруг понял, что это он сам" Двадцать лет из своих двадцати семи Игорь прожил без отца. И как минимум десять лет целенаправленно собирал информацию о том, кто же он был, этот Игорь Волков, почему разошелся с его матерью, куда пропал и при каких обстоятельствах впоследствии умер.
Около года назад Игорь пришел к неожиданным выводам. У него зародилось подозрение, что его отец скорее всего порвал с семьей и работой не по своей воле. И, вероятно, до сих пор жив.
Для офицера Службы и сына офицера Службы это было не самое приятное открытие.
И целый ворох еще менее приятных открытий обрушил на Игоря ворованный документ.






ГЛАВА 4

ТРЕТЬЕ ИЮНЯ, УТРО
- Как жаль, что ты уезжаешь так рано, - пробормотал Томми, сосредоточенно изучая меню. - Могли бы завтра выбраться на пикничок. Выходной все-таки. Слушай, Алекс, у тебя бывают выходные? Знаешь, Сэмми, наш Алекс настоящий трудоголик. Носится по планете как безумный, оставляя за собой тысячи разбитых сердец.
- Да? - Сэмми, его жена, обворожительно улыбнулась. - В это нетрудно поверить. Я имею в виду сердца.
Вестгейт улыбнулся ей в ответ, мягко и чуточку смущенно.
- Не обращайте внимания, милая Саманта, - сказал он. - Старина Том делает мне рекламу. И никакой я не трудоголик. Просто Форин-Оффис считает почему-то, что, если послать меня готовить переговоры, они пройдут успешно для нашей стороны. У нас на Островах все еще верят в приметы.
- И правильно, - кивнул Томми. - В прошлый раз, Сэмми, он этих ребят в здешнем министерстве просто околдовал. Наш Алекс всех околдовывает. Даже секретаршу посла.
- Не может быть! - рассмеялась Сэмми.
- Может, может, - Томми небрежным жестом подозвал официанта и заговорил с ним по-французски.
- Сам он трудоголик, - сказала пренебрежительно Сэмми. - Торчит в своем постпредстве все вечера напролет, приезжает чуть ли не к полуночи. А я гуляю одна по Манхэттену. Смотрю и не могу насмотреться. Волшебный остров. Эта архитектура, ее вид меня завораживает. Алекс, вам нравится смотреть на Манхэттен?
Вестгейта при упоминании Манхэттена чуть не передернуло. Он был однажды у Томми дома и мог представить себе излюбленный маршрут Сэмми. Впрочем, Сэмми была неудавшимся архитектором. По словам Томми - закономерно неудавшимся. Эклектика Манхэттена наверняка ее восхищала.
- Смотреть? Конечно, нравится, - сказал он. - Особенно издали.
Вестгейт сделал глоток аперитива, расслабленно откинулся на спинку кресла и на секунду прикрыл глаза. Он устал. Час назад он закончил работу здесь, в Нью-Йорке, и теперь без малейшего сожаления прощался с этим безумным городом. Вестгейт не любил Америку, дешевую, аляповатую и плебейски самодовольную в своем бескультурье. Ему в Америке не нравилось решительно все, и население в том числе. Он презрительно называл местных "ковбоями" - за глаза, конечно. И от души жалел Тома, вынужденного жить среди них уже который год. По мнению Вестгейта, Америка в больших дозах на любого человека действовала отупляюще. Том деградировал здесь настолько, что даже женился на американке. Хотя Сэмми, нужно отдать ей должное, была чертовски хороша.
- А куда вы теперь, Алекс? - спросила она вдруг. Вестгейт открыл глаза. Да, Сэмми производила впечатление.
- В Россию, Саманта. В Москву.
- Ой! - воскликнула Сэмми. - Не может быть! Какая прелесть!
Томми царственным жестом отпустил официанта и повернулся к Вестгейту.
- Да, - сказал он. - Завидую. Мы давно уже собираемся, да вот дела все... Слушай, Алекс, ты же все-таки русский. Куда там...
- Русский?! - перебила Сэмми, глядя на Вестгейта расширенными от восторга глазами. - Не может быть!
- Смени пластинку, радость моя, - посоветовал Томми. - Что ты заладила - "не может быть, не может быть". Русский он по матери, разве не так?
- Не только по матери, - улыбнулся Вестгейт. - Я и по отцу русский. Но я был совсем еще ребенком, когда мама переехала в Лондон...
- Вот она, русская культурная экспансия! - ввернул Томми.
- ...так что воспитывали меня, как стопроцентного англичанина. Конечно, ничего из этого не вышло. Но вот парадокс, Саманта, - на Островах меня считают нормальным англичанином. А в России принимают как иностранца. Хотя в этом году я провел дома только два месяца, а в Москве целых три.
- Так вы, должно быть, отлично говорите по-русски! - воскликнула Сэмми. - Ой, Алекс, а скажите что-нибудь!
- Какая же ты прелестная дурочка, - сказал Вестгейт по-русски, глядя Сэмми прямо в глаза. - Пожалуй, я тобой займусь.
- А что он сказал? - спросила у мужа Сэмми громким шепотом. Томми довольно заржал:
- Готов поспорить, он сказал, какая ты прелесть! Вестгейт заметно смутился и заговорщически подмигнул Сэмми. Почти не желая того, машинально, он уже вводил себя в привычное "рабочее" состояние. Эта молодая женщина на самом деле понравилась ему. А Томми... Он ничего не поймет.
Обед удался на славу. Они вкусно поели и основательно выпили. Разговор тек легко и непринужденно. Томми вынудил-таки гостя рассказать, на что в России нужно посмотреть в первую очередь. Потом беседа автоматически перетекла на "русскую культурную экспансию". Затем Томми начал пространно излагать свое видение "русской идеи". Вестгейт поддакивал. Сэмми откровенно забавлялась. Всем было хорошо. Вестгейт с удовольствием выпил еще, потом еще, и ему стало просто замечательно. Он критически оглядел Сэмми с ног до головы и тут же потерял над собой контроль.
Близкое присутствие хорошенькой женщины, как всегда, возбудило какой-то неведомый центр у него в мозгу, который задействовал профессиональные качества. И сейчас они были направлены на производство маленького чуда для себя. Старина Томми и сам не подозревал, насколько был близок к истине, говоря, что Вестгейт кого-то "околдовал". Каждый раз, стоило Вестгейту разбудить в себе профессионала и привлечь немного воображения... Здесь нужна была только уверенность в себе - колдовство начиналось, и чудо случалось. И он заполучал любую женщину, чему после не переставал удивляться сам.
Вот так и сейчас, слушая рассуждения ее мужа, сидящего за тем же самым столиком, он кивал в такт головой, вставлял короткие фразы, и одновременно рука с сигаретой уже покачивалась в соответствии с дыханием Сэмми. Так начиналась подстройка к ее миру, легкая и изящная, направленная на зарождение в женщине чувства неосознанного доверия к нему, Игорю Александру Вестгейту, красивому, стильно одетому, умеющему очаровательно смущаться и прячущему за этим смущением какую-то загадку. Необычному человеку. Возбуждающе таинственному. Русскому, наконец.
"Теперь надо привлечь ее внимание к разговору, вовлечь в него и послушать, как она говорит и чем интересуется, - напомнил себе Вестгейт. - А она отвлеклась, о своем задумалась. Женщина! Впрочем, Томми кого хочешь замучает своими разглагольствованиями. Старый добрый верный Томми. Прекрасный аналитик, толковый советчик, надежный партнер. А жена его просто чудо".
- Я Не согласен, Томми, - сказал Вестгейт. Сэмми перевела на него рассеянный взгляд- - Русская идея в своей основе не претерпела никакой ревизии. Ты пойми, это ведь идея не о чем-нибудь, а об особенностях русской души. Так что какие бы социально-экономические изменения ни происходили, идея остается прежней. И работает, Томми, работает! Я тебе сейчас это докажу. На примере выборки из социума...
- Н-да? Это уже интереснее! И на какой же?
- Да на какой угодно! Например, можно на женщинах! - слово "женщины" Вестгейт выделил интонацией, более мягкой, ласкающей, и реакция Сэмми не замедлила явиться: взгляд ее стал осмыслен, лицо слегка напряглось. Она улыбнулась. "Знает свою поло-ролевую принадлежность", - слегка позлорадствовал Вестгейт.
- А вы как думаете, Саманта?
Сэмми возвела глаза вверх и вправо. Вестгейт среагировал на это движение мгновенно:
- Вы уже смогли нарисовать русскую женщину в своем воображении?
- Да, - лицо ее изобразило легкое недоумение. - Я представила себе русскую женщину, ясно и отчетливо. Такую круглолицую, несколько полноватую, очень такую домашнюю, пахнущую кухней... И американку, подтянутую, спортивную, немного жесткую и очень уверенную.
- Ну это поверхностный взгляд, - ласково улыбнулся Вестгейт. - Давайте, друзья мои, заглянем внутрь и посмотрим, что нам скажет внутренний голос. Что он говорит, Том?
- Он молчит, - сказал Томми и потянулся к бокалу. - И нечего смеяться. Как сказал ваш русский классик: "Чего хочет женщина - того хочет Бог". И правильно. Пусть хочет, чего хочет, и нечего ей мешать. Женщина, Алекс, - это загадка. Во всяком случае, для меня. Я свою-то жену собственную не могу сказать, что знаю. Вот увлекается Сэмми розами. Сама их разводит, сажает, подстригает и черт знает еще что с ними делает, времени на это уходит уйма. Но ничего, мне нравится - красиво...
- Ну вот и пожалуйста, - сказал Вестгейт. - Ты хорошо знаешь, как заботится Саманта о том, что ей нравится, что ее радует. А скажите мне, дорогая Саманта, что было бы, если б вы увидели, как кто-то страшный, огромный, свирепый бросается и начинает топтать, срывать и всеми доступными способами уничтожать ваши розы?
- О! - Глаза Сэмми изумленно расширились. - Ну... Я бы была в шоке. Но я думаю, что я смогу убежать и спрятаться. Чтобы не видеть этого безобразия и остаться незамеченной.
- Вот оно, разительное отличие! Русская женщина отстаивала бы в подобной ситуации свое достояние, свое сокровище, отраду своих очей, чего бы ей это ни стоило. Она бы кричала, производила бы столько шума и внешне настолько напоминала бы фурию в своем гневе, что повергла бы нападающего в бегство. Как сказал другой наш классик: "Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет". Так же и в любви, для нее нет предела, если женщине понравился мужчина... - с этого момента Вестгейт заговорил медленнее, плавнее, в его речи стали возникать почти незаметные паузы, а интонация зафиксировалась, оставаясь все время неизменной. Вестгейт работал. Колдовство уже творилось вовсю.
- ...то когда она сидит напротив него... и видит... его... прямо... перед собой... то слыша его голос... взгляд ее туманится... и она расцветает, как роза... когда ею любуются... Как роза тянется к солнцу... так и она всеми силами стремится преодолеть расстояние... чтобы прекрасное открылось ей в своей первозданной наготе... и мир взорвался яркими красками... в соприкосновении и слиянии с неизведанным, что долго и неосознанно желалось... и непременно завтра же, - тут Вестгейт под столом легонько коснулся бедром платья Сэмми. Зрачки женщины были по-прежнему расширены, а дыхание слегка замедленно. Вестгейт удовлетворенно отметил, что все идет как надо, и продолжил речь все так же плавно, - ...как роза, свежая и прекрасная, и только вместе... и вы забываете все.
Резкий, как бы режущий жест руки Вестгейта сопроводил последние слова. Он перешел на другой темп речи, и голос его стал обычным, чуть более резким по тембру и разнообразным по интонациям.
- И так же, как и женщины, любой тип человека в России доведен до логического совершенства, - сказал он. - И любая поведенческая реакция. Если ругаться, то с упоением, если любить, то тоже с упоением. Пресловутая русская душа никогда не дает русским делать что-либо наполовину из того, что хочется, а если чего не хочется, то пиши пропало. На Западе же все продумают, взвесят и уже потом делают, а русский человек поступает обычно в порыве чувств. Делает или вовсе не делает, главное, что думает он уже потом, и себя оправдывает почти всегда.
- Черт возьми! - сказал Томми, глядя в опустевший бокал- - Что-то я... Друзья мои, а час-то поздний! Не пора ли нам? Да? Нет, Алекс, сегодня плачу я. Банкет за счет принимающей стороны... Эй, гарсон!
Вестгейт твердо рассчитывал на то, что Томми задержится в ресторане, и тут же вызвался проводить Сэмми до машины.
На ступенях ресторана Вестгейт отдал служащему номерок от автомобиля. Встал рядом с Сэмми. Точно так же, как и тогда, под столом, коснулся бедром ее бедра и, увидев характерную реакцию замедлившегося дыхания и расширившихся зрачков, твердо, в прежнем наработанном темпе, сказал:
- Когда завтра в восемь вечера вы пойдете гулять... будете просто идти, делая шаг за шагом... предчувствуя радость... выйдете к бару "Джойс", войдете, закажете себе выпить и пробудете там до десяти, - он снова резанул воздух ладонью, пронаблюдал ожидаемую реакцию и продолжил: - Жаль, что сегодняшний вечер закончен, вы такая увлекающаяся и страстная женщина, Саманта, так вдохновенно рассказывали о розах, что увлекли даже и меня.
Сэмми удивленно моргнула, но затем улыбнулась и произнесла:
- Не знаю, много ли я успела наговорить сегодня, но в следующий раз про розы я вам расскажу непременно, - она снова улыбнулась странной заигрывающей и слегка ошеломленной улыбкой.
Служитель подогнал машину. Вестгейт дал ему на чай, открыл дверцу, усадил Сэмми и вздохнул.
Он неожиданно протрезвел. И ему стало... не стыдно, нет. Просто в душу заползла щемящая тоска одиночества. Привычное ощущение пустоты и бессмысленности всего на свете. Пустота была внутри и снаружи, и никакой Сэмми не было дано ее заполнить.
Завтра в предвкушении чуда, помня лишь, что она для Вестгейта увлекающаяся и страстная женщина, Сэмми придет в бар "Джойс" чуть позже восьми. К сожалению, Вестгейт этим воспользоваться не сможет, а она лишь поймет, что решила немного посидеть со стаканом мартини.
И что-нибудь да произведет на нее неизгладимое впечатление.
- Ты что, старина, перебрал? - спросил Томми, подходя к машине. - Какой-то у тебя видок... Потусторонний. Точно говорю, последний бокал ты выпил напрасно. Зря.
- Да, - кивнул Вестгейт, но только не Томми, а своим мыслям о том, что произошло сейчас. - Понятия не имею, зачем я это сделал.
- Эй! - сказал Томми обеспокоено. - Ты в порядке? Садись в машину, дружище. Поедем.
Вестгейт поднял на Томми глаза, устремленные куда-то внутрь.
- Странный я человек, Том, - сказал он горько. - Вечно мне чего-то не хватает. Начинаю искать. И каждый раз, как доберусь до этого "чего-то", гляжу - а это совсем не то, что нужно.
- Философ! - усмехнулся Томми. - Жениться тебе надо. Садись, поехали.
- Дай-ка мне еще сигарету, - попросил Вестгейт. - И поезжай. Я, пожалуй, немного пройдусь. А потом возьму такси.
- Уверен? А то...
- Уверен, - сказал Вестгейт. Он действительно не чувствовал ни малейших угрызений совести. Но сесть в машину рядом с Сэмми почему-то оказалось выше его сил.
* * *
На работу Игорь прибыл в чрезвычайно дурном расположении духа. Он так и не смог переварить до конца полученную вчера информацию и совершенно не представлял, как ему теперь себя вести. То есть держать себя с окружающими нужно было по-прежнему. А вот что делать, чтобы новое знание не прорвалось наружу, он пока не придумал. Очень уж это знание оказалось неуместным. Игорь и сам не предполагал, что будет чувствовать, если подтвердятся давно возникшие у него подозрения.
А почувствовал он только страх. Элементарный страх за свою жизнь.
Глядя под ноги, Игорь сунул в турникет пластиковую карточку и шаркающей походкой затащил неподатливое тело на Службу.
- Игорь! - раздался из дежурки полный облегчения возглас. - Доброе утро!
- Сомневаюсь, - ответил Игорь, с трудом поднимая глаза на знакомого сержанта. - И чего в нем доброго?
- Ты пришел, - объяснил сержант. - Давай сюда!
- Что такое?! - Игорь машинально набычился и привычно упер руки в бока.
- А то, что тебя второй час ищут, вот что! У меня уже лычки с погон сами отстреливаются... - проворчал сержант, нажимая кнопки на своем терминале. Про лычки он шутил. Игорь отлично знал, что сержант на самом деле как минимум капитан, а его помощник с погонами рядового, меланхолично кивающий в такт словам командира, - лейтенант. Центральный офис Службы упорно маскировался под статистическое управление.
- О господи... - пробормотал Игорь, заходя в дежурку и стараясь унять предательскую дрожь в ногах. Он все еще не был готов разговаривать с людьми, которые знали, что он - сын Волкова. Когда выходил из дома, думал, что готов. А оказалось - нет.
- Леночка, он пришел, - сообщил терминалу сержант-капитан. - Что мне ему сказать?
- Ну-ка, пусть мне покажется, гад такой! - раздался в динамике звонкий девчоночий голосок.
При звуке этого голоса Игоря затрясло буквально с ног до головы, но он послушно вполз в поле зрения камеры.
"Только не бежать! - приказал он себе. - Побегу - могут подстрелить, и тогда все, конец, тут же заработаю промывание мозгов. Проклятье! Неужели Лавров все-таки засветился с этой кражей?" - Боец! - позвала "Леночка", она же первый референт директора Службы. - Ты в порядке?!
- Ну... Не очень, - промямлил Игорь, припоминая колоссальный список былых своих прегрешений и терзаясь надеждой - а вдруг это не Лаврова поймали, а всплыло что-то другое, не такое опасное для жизни.
- А в чем дело? - озабоченно спросила Лена. - Тебе все еще дурно? Что же ты...
- Да не! - отмахнулся Игорь сварливо. - Погода замучила.
- Ах, погода! - саркастически обрадовалась Лена. - Боец, ты вообще знаешь, который час на дворе, а?
- Ну полдвенадцатого.
- А во сколько надо на работу приходить?
- Ну...
- Нет, ты мне скажи, во сколько?!
- Лен, я сегодня пришел на полчаса раньше обычного.
- Игорь, милый, ты понимаешь, что Папа тебя заказал на девять тридцать? И я тебя, негодяя, уже третий час покрываю! Что у тебя с телефоном?!
Игорь отстегнул от пояса телефон и собрался было разыграть пантомиму, но сержант моментально выхватил трубку у него из руки и принялся ее придирчиво обнюхивать.
- Постыдился бы, - сказал ему Игорь строго.
- Леночка, а он ведь сломан у него! - радостно воскликнул сержант - И как он это сделал? - поинтересовалась Лена. - Давай, Боец, рассказывай! Я тоже так хочу...
- Лен, - сказал Игорь тоном, не терпящим пререканий. - Кончай этот спектакль. Я виноват. Я приношу тебе извинения. Но сломать наш телефон невозможно. Он может сломаться только сам. Я сейчас пойду в оружейку и его поменяю.
- Тьфу! - раздалось из динамика. - Через пятнадцать минут чтоб был в приемной! Никуда по дороге больше не заходи, у себя в отделе не отмечайся, иди прямо ко мне. Понял? Это приказ! И запомни, даром тебе это не пройдет!!!
- Он будет, Леночка! - проблеял сержант. - Мы проследим!
- А ты, Карпухин, за него не заступайся!
- Да я...
- Боец, ты понял меня?!
- Так точно. Никуда не захожу, у себя не отмечаюсь, к тебе прибыть в одиннадцать сорок пять.
- В гроб ты меня загонишь, - сообщила Лена и отключилась.
Игорь с сержантом крепко пожали друг другу руки. Помощник дежурного зажимал рот ладонью и усиленно моргал.
- Ты чего натворил? - спросил Игоря сержант. Игорь прищурился. Он все никак не мог понять, что происходит. Ему уже приходилось бывать у директора Службы, но никогда его не вызывали вот так - внезапно и с явным нарушением режима.
- Не знаю, - честно признался он. - За мной уже столько всего числится, что я понятия не имею, какая такая история наверх просочилась.
- Между прочим, твой Спецотдел еще не в курсе, что тебя ищут, - заметил сержант. - Ленка именно мне приказала тебя отловить. И не по связи, а лично приказала, когда на работу пришла. Так что ты действительно топай прямо к ней. Дело серьезное.
- Ничего себе... - пробормотал Игорь. Все это время голова его работала с бешеной скоростью, просчитывая варианты развития событий, и ее-таки заклинило. Теперь он уже окончательно ничего не понимал. - Если такая секретность, так на фига эта истерика по интеркому?
- Значит, довел ты барышню, - предположил сержант, возвращая Игорю трубку. - И дурак ты после этого. Такая женщина ... Ладно, беги в оружейку. Нельзя на Службе без телефона...
Игорь усмехнулся. Его слегка отпустило. Во всяком случае, он уже не был испуган, а просто чертовски неуютно себя чувствовал. Но бежать было некуда, и это он тоже сознавал.
- Гляди, - сказал он, доставая из кармана нож. - Заслужил...
"Боевой" телефон Службы, внешне ничем не отличаясь от нормального, обеспечивал кодированную связь. Поэтому корпус его вскрывался только специальным инструментом, и любое несанкционированное проникновение уничтожило бы контур, отвечающий за шифровку сигнала. Ломались такие аппараты очень редко, и не от физического воздействия, а если раньше положенного садилась батарея. Отключить их было невозможно в принципе. Испортить преднамеренно - тем более. Пьяный Лавров на спор запихнул свой телефон в курицу и зажарил их на пару в микроволновой печи. Курицей они с Игорем закусили, а телефон работал как новенький.
Лезвие со щелчком встало на стопор, и Игорь аккуратно ткнул им в тонкую щель, рассекавшую пополам корпус телефона. Сделал лезвием замысловатое движение, легонько нажал, и трубка вдруг распалась в его ладони на две части, обнажив электронные потроха.
У сержанта отвалилась челюсть. Помощник его привстал и вылупил глаза.
Игорь подцепил ножом кусочек пластика, вставленный между контактами, и телефон пискнул, сообщая о готовности. Игорь убрал нож, сложил две половинки трубки, зажал телефон в ладонях и мягко, но с усилием сдавил. Зашипела герметизирующая прокладка, что-то щелкнуло, и телефон оказался собран.
Сержант помотал головой. Помощник сел и разочарованно почесал в затылке.
- И что, так просто? - спросил он недоверчиво.
- А ты повтори, - предложил Игорь. - Если ножиков не жалко. Я штук двадцать лезвий угробил, пока не научился.
- Это какой-то дефект конструкции, - догадался сержант. - Только у тебя или у всех?
- Только у меня. Я проверял. А с этим случайно вышло - сидел, ковырял его по пьяни...
- Слушай, Игорь, - сказал сержант медленно и задумчиво. - Ты что, вообще ничего на свете не боишься? В смысле - того, что я на тебя донесу, например?



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.