read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Она попыталась встать, но снова опустилась на постель, побежденная
слабостью.
Он сказал:
- Ночь и день, и еще ночь и часть дня ты спала, а теперь тебе нужно
поесть. - По-английски он говорил медленно, будто не привык говорить на
этом языке.
Он хлопнул в ладоши, и у зеленого сосуда сквозь столбы солнечного
света скользнула женщина. Такая же лишенная возраста, как и он, с широким
умным лицом и большими раскосыми черными глазами, добрыми, но и очень
мудрыми. Халат покрывал ее от полной груди до колен, она была сильная,
крепкая, смуглая, как будто вырезана из выдержанного дерева. В руках у нее
поднос, на нем чашка с дымящейся похлебкой и овсяной хлеб.
Женщина села рядом с Джин Мередит, подняла ее голову, прислонила к
своей полной груди и начала кормить, как ребенка. Джин увидела, что сама
она обнажена, на ней только тонкая рубашка из мягкого голубого шелка, с
серебристым символом лисы.
Священник кивнул, глаза его улыбались.
- Фьен-ви будет ухаживать за тобой. Скоро ты окрепнешь. Я вернусь. И
мы поговорим.
Он вышел в широкие двери. Женщина до остатка скормила ей похлебку и
хлеб. Потом ушла и вернулась с бронзовыми бутылками, в которых была
горячая и холодная вода. Она раздела Джин, вымыла, вытерла, снова одела в
свежую серебристо-голубую рубашку: одела на ноги сандалии, ушла. Трижды
Джин принималась говорить с ней, но женщина только качала головой, отвечая
на каким-то диалекте. Джин не понимала ни слова.
Солнце передвинулось с большой тангской купели. Джин лениво лежала в
постели. Мозг ее был прозрачно ясен. Джин помнила все, через что прошла,
но оставалась спокойной, невозмутимой, как лесной пруд, который отражает
тучи, но чья поверхность остается неподвижной. Происшедшее казалось всего
лишь отражением в сознании. Но под этой спокойной поверхностью скрывалось
что-то безжалостное, алмазно твердое, что-то такое, что внушало бы боль и
горечь, если бы Джин не знала, что это чувство будет удовлетворено.
Она вспомнила, что рассказывал ей Мартин о Ю Чине. Китаец, чьи предки
были просвещенными правителями за десять столетий до того, как Человек из
Галилеи был поднят на кресте; он изучал западный образ мысли в Англии и
Франции, но не нашел удовлетворения своей жажде мудрости; вернулся в землю
своих отцов, принял философию Лао-Цзе и уединился от мира в древнем храме
в Юнани, известном как Храм Лис; с этим храмом связывались странные
легенды, все в округе почитали и боялись его; здесь проводил он жизнь в
размышлениях и науке.
Как же Мартин его называл? А, да, хозяин тайных забытых знаний,
хозяин иллюзий. Она знала, что Мартин уважал Ю Чина больше всех людей,
любил его... она подумала, не является ли женщина, ухаживавшая за ней,
одной из его иллюзий... не исходит ли мир, который она ощутила, от него...
может, это он сделал для нее боль и печаль иллюзиями... и, может, он
поместил эти мысли в ее мозг... но думала она об этом сонно, это ее не
волновало...
Он показался в дверях, подошел к ней, и опять глаза его казались
источниками спокойствия, она глубоко пила из этих источников. Попыталась
приподняться, приветствовать его; мозг ее ясен, но тело слабо. Он коснулся
ее лба, слабость исчезла. Он сказал:
- Все хорошо, дочь моя. Теперь нам нужно поговорить. Мы пойдем в сад.
Он хлопнул в ладоши. По его сигналу появилась смуглая женщина -
Фьен-ви, и с ней двое одетых в голубые одежды мужчин. Они несли кресло.
Женщина подняла ее, усадила в кресло. Мужчины вынесли кресло в широкие
двери, спустились по пологим ступеням к голубому бассейну. По дороге она
осматривалась.
Храм построен на выступе горы. Он из коричневого камня и коричневого
дерева. Стройные колонны, изгрызенные зубами столетий, поддерживают
изогнутую крышу, крытую голубой черепицей. От широкой двери, через которую
она прошла, спускается двойной ряд статуй лисиц, похожий на дорогу
сфинксов в Фивах. Ряд заканчивается на полпути к бассейну. По склону горы
вьется древняя лестница, по которой она поднималась. Там, где она подходит
к храму, растет покрытое белыми цветами дерево. Оно колеблется на ветру,
как пламя свечи.
Странно, но весь храм похож на голову лисы, морда лежит между лап -
рядов скульптур, вершина горы - лоб, а белое цветущее дерево как белое
пятно в волосах женщины...
Они у бассейна. Лицом к синей пагоде, стоит скамья. Женщина, Фьен-ви,
накрыла скамью подушками; ожидая, Джин Мередит увидела, что у скамьи есть
ручки, и в конце каждой ручки голова лисы, а на спинке скамьи вырезана
цепочка танцующих лис; и увидела она по обе стороны скамьи выбитые в камне
маленькие тропки, как для лап небольших зверьков, которые спускаются на
водопой.
Ее посадили на скамью, и она погрузилась в подушки. Если бы не скамья
и не маленькие тропки, она как будто сидит у бассейна, который Мартин
построил на их калифорнийском ранчо. Там, как и здесь, ивы опускают
зеленые щупальца в воду, там, как и здесь, свисают веревки глицинии,
бледно-аметистовые и белые. И там, как и здесь, мир.
Ю Чин заговорил:
- Камень брошен в пруд. Рябь расширяется и достигает берега. Но вот
она стихает, и пруд становится таким же, каким был. Но когда камень
ударил, когда он погружался, когда распространялась рябь, микроскопические
организмы в пруду изменились. Но ненадолго. Камень коснулся дна, пруд
снова затих. Все кончено, и крошечные жизни такие же, как раньше.
Она спокойно ответила, ощущая прозрачную ясность сознания:
- Вы хотите сказать, Ю Чин, что убийство моего мужа - такой камень!
Он продолжал, как будто не слышал:
- Но есть жизнь внутри жизни, и над жизнью, и под жизнью - насколько
мы знаем жизнь. И то, что произошло с крошечными существами в пруду, могли
ощутить те, что под и над ними. Жизнь - это пузырь, в котором еще много
пузырей, мы их не видим, и пузырь, который мы знаем, сам по себе лишь
часть большего пузыря, который мы также не видим. Но иногда мы
воспринимаем эти меньшие пузыри, ощущаем красоту больших, чувствуем свое
родство с меньшими... и иногда меньшая жизнь касается нашей, и тогда мы
говорим о демонах... а когда нас касается большая жизнь, мы называем это
небесным вдохновением, ангелом, говорящим нашими губами...
Она прервала, по-прежнему ощущая кристальную ясность мысли:
- Я поняла вас. Убийство Мартина - это камень. Он уйдет вместе с
рябью... но он потревожил некий пруд, внутри которого меньшие пруды. Ну,
хорошо, и что же?
Он ответил:
- В этом мире есть места, где занавес между нашим миром и другими
мирами тонок. "Они" могут войти. Почему это так, я не знаю... но я знаю,
что это так. Древние узнавали такие места. Они называли тех, кто незримо
живет в таких местах, genii locorum - буквально духи места. Эта гора, этот
храм - такое место. Поэтому я и живу здесь.
Она сказала:
- Вы имеет в виду лису, которую я видела на ступенях. Женщину,
которая появилась на месте лисы и свела тибетца с ума. Лису, которую я
попросила о мести и назвала сестрой. Женщину, которая прошептала мне, что
я получу возможность отмстить, и которая назвала меня сестрой. Ну, хорошо,
и что же?
Он ответил:
- Это правда. Убийство твоего мужа послужило камнем. Нужно подождать,
пока уляжется рябь. Но это место... и это время... и теперь рябь не может
улечься, пока...
И снова она прервала, новая мысль мелькнула в ее мозгу, как отражения
солнца от камней на дне пруда.
- Я отвергла своего Бога. Существует он или нет, но я открылась этим
другим жизням. И сделала это там и тогда, где и когда эти другие жизни
могут проявиться. Я принимаю это. И опять-таки - и что же?
Он сказал:
- У тебя сильный дух, дочь моя.
Она с оттенком иронии ответила:
- Оставаясь в темноте, до своего пробуждения, я как будто слышала
разговор двоих, Ю Чин. Один голос был ваш, а другой - женщины-лисы,
которая назвала меня сестрой. Она обещала спокойствие. Что ж, оно у меня
есть. И обладая этим спокойствием, я такая же нечеловеческая, как ее
голос. Скажите мне, Ю Чин, вы, кого мой муж называл хозяином иллюзий, эта
женщина на ступенях - одна из ваших иллюзий, а ее голос - тоже иллюзия?
Исходит ли это спокойствие от нее или от вас? Я не ребенок и знаю, что вам
легко было бы это сделать - с помощью наркотика и или просто вашей волей,
пока я лежала беспомощно.
Он сказал:
- Дочь моя, если это иллюзии, они не мои. И если это иллюзии, то и я,
как ты, подвержен им.
Она спросила:
- Вы тоже видели - "ее"?
Он ответил:
- И ее сестер. Много раз.
Она проницательно сказала:
- Но это не доказывает, что она реальна. Она могли пройти от вашего
мозга в мой.
Он не ответил. Она резко спросила:
- Я буду жить?
Он без колебаний сказал:
- Нет.
Она немного подумала, глядя на щупальца ив и веревки глициний.
Прошептала:



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.