read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Нам, пожалуй, пора двигаться, - сказал он наконец.
Она подняла руку и потянула за висевший рядом с ней шнур. Где-то прозвонил колокольчик. Когда жрицы в сером вошли в комнату, она быстро и в весьма осторожных выражениях объяснила им, что нужно сделать, и Полу показалось, что они вернулись даже чересчур быстро. И принесли Дженнифер.
Потом потребовалось еще некоторое время: они пошли в святилище, и ему, мужчине, перед этим завязали глаза. Джаэль пожертвовала Богине немного собственной крови, что немало удивило жриц, и отправилась в Гуин Истрат, где призвала к себе сперва Одиарт, а потом и остальных жриц Мормы. Сообщила им коротко самое необходимое - долго объяснять не потребовалось, - и они все вместе спустились вниз, к Дан Море, и почувствовали, как живая сила Земли наполняет их души и тела.
- До свидания, - услышала Джаэль последние слова Пола, и все вокруг переменилось, как это бывало всегда - у нее это началось еще в детстве, - и сквозь ее тело теперь словно стремился поток лунного света. Она позволила этой светлой энергии изливаться свободно, воздала благодарность Богине, а потом, выткав необходимый рисунок, отправила Пола и Дженнифер домой.
И после этого оказалась настолько измотанной, что хотелось ей только одного: спать.

А в доме у площади, где некогда прозвучали магические слова та'киены, Ваэ укачивала своего новорожденного приемыша, взяв его на руки и сидя у камина. Жрицы в сером принесли ей молоко и пеленки, пообещав доставить все, что будет необходимо малышу. А Финн успел смастерить для Дариена колыбельку.
Она позволила Финну немного подержать братика на руках, и сердце у нее заныло, когда она увидела, какой радостью вспыхнули его глаза. А вдруг это позволит ему еще задержаться здесь, подумала она. Вдруг в этом маленьком загадочном существе заключена такая сила, что сможет воспрепятствовать даже тому зову, который довелось услышать Финну? Что ж, вполне возможно.
И еще кое-что было у нее на уме: каким бы чудовищем ни был отец этого малыша - да будет проклято его имя! - ребенок сам научится любви у тех, кто будет его любить, а уж они-то постараются отдать ему всю свою любовь, и она, и Финн, и Шахар, конечно, когда вернется домой. Да и как можно не любить этого чудесного малыша - такого спокойного, такого хорошенького, с такими ясными синими глазками - синими, как Сторожевые Камни Гинсерата, подумала она, а потом вспомнила, что Сторожевые Камни давно разрушены.

Глава 3

Глянув еще раз на дорогу, Пол просвистел сигнал отбоя. Тревога миновала. Дейв, обхватив руками столб, поддерживавший ограду, быстро взобрался наверх и перемахнул на ту сторону, тихонько выругавшись при приземлении, потому что угодил по колено в весеннюю грязь.
- О'кей, - сказал он. - Теперь девочек.
Кевин помог Дженнифер, а затем Ким удержать равновесие в петле из жесткой проволоки, с помощью которой Дейв должен был перетащить их через изгородь. Они сперва очень опасались, что металлическая сетка ограды может оказаться под напряжением, но Кевин заранее все проверил и установил, что ток по проволоке не пропущен.
- Машина идет! - раздался предупредительный крик Пола.
Они упали ничком прямо на холодную, насквозь промокшую землю и лежали так, пока огни фар не скрылись вдали. Затем Кевин поднялся и тоже перемахнул через изгородь. Эту часть пути преодолеть было нетрудно, но они знали, что дальше вся местность прослушивается с помощью особых датчиков и в подземном сторожевом бункере непременно раздастся сигнал тревоги, если они отойдут хотя бы на несколько шагов от ограды.
Пол быстро и аккуратно скрыл все следы, и они с Кевином деловито переглянулись. Несмотря на всю невероятную значимость того шага, который они сейчас должны были сделать, Кевин был весь охвачен каким-то диким восторгом и возбуждением. Радостно было снова ДЕЛАТЬ что-то!
- Хорошо, - сказал он очень тихо, стараясь держать себя в руках. - Значит, ты со мной, Джен. Будь готова продемонстрировать, что ты чертовски сексуальна и жаждешь ласк. Дейв, Пол? Вы помните, что дальше? - Оба кивнули. Он повернулся к Ким. - Ну вот, дорогая, все готово. Давай, девочка...
Он умолк, увидев, что Ким уже сняла перчатки и Бальрат у нее на правой руке сияет очень ярко и кажется живым. Ким подняла камень над головой.
- И да простят меня за это мертвые, - сказала она и позволила свету Бальрата вести ее вперед, мимо осыпающегося Хилстоуна к Стоунхенджу*. [Имеются в виду знаменитые кромлехи, доисторические сооружения, состоящие из огромных, отдельно стоящих каменных глыб в виде круглых или квадратных оград и служившие для ритуальных церемоний и погребений; самый известный кромлех - Стоунхендж, сооруженный в 1900-1600 гг. до н.э. и расположенный близ г. Солсбери, графство Уилтшир.]
Итак, этой ночью, в самом начале весны, она наконец сделала свой второй шаг, которого пришлось ожидать так долго, что она уже начала отчаиваться. Но разве можно приказать сну присниться? Этому Исанна ее не научила. Да и ее дар ясновидящей, такой важный в иных случаях, в данном случае не дал ей ничего. Теперь она постоянно видела вещие сны, но каждый раз это было связано с бесконечным ожиданием, а Ким никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя было назвать человеком терпеливым.
В течение того лета, что последовало за их возвращением, и всей той долгой зимы, что пришла лету на смену и все никак не кончалась, хотя уже наступил апрель, в своих снах она снова и снова видела один и тот же неясный образ, но теперь она уже знала, кто это. Она давно уже поняла это - с того самого первого своего шага по дороге, что ведет к Воину, с той, уже ставшей прошлым ночи в Парас Дервале. Нагромождение камней, ветер, шелестящий в траве, давно стали ей знакомы, и теперь она знала, где все это находится.
Больше всего ее смущало именно время, иначе осуществить все было бы достаточно просто, несмотря на нечеткость и мимолетность тех ее первых снов, когда она была еще совсем новичком и плохо умела управлять своим даром; да и видела тогда она все это не так, как сейчас, а так, как будто все происходит три тысячи лет назад.
Стоунхендж. Место, где похоронен великий король, великий человек своей эпохи, а на самом деле такой маленький, маленький рядом с тем, чье тайное имя он свято хранил даже за стенами смерти.
Тайное священное имя, но только теперь это наконец перестало быть для нее тайной. Как и всегда, природа ее ясновидения ошеломила ее своей скрытой печалью: неужели даже мертвым нет покоя от нее, от Кимберли Форд, владеющей камнем Бальратом?
Стоунхендж она узнала сразу. Исходная точка. Скрытая ото всех Книга Гортина, которую она нашла под полом в домике Исанны, помогла установить - ей это оказалось легко, потому что в душе ее жила Исанна, - те слова, что должны были поднять мертвого Воина с его посмертного ложа.
Но и еще одно было ей необходимо, ибо этот мертвый человек был некогда могущественным королем и никогда бы не отдал свою тайну так просто: ей необходимо было знать другое место, следующее, последнее. Место, где она должна была произнести заклинание.
И в ту апрельскую ночь она его наконец узнала.
Он бы снова обманул ее, завел не туда, этот образ, который она так давно пыталась поймать, если бы она на этот раз не была готова к подобной уловке Времени. Ясновидящие ходят в своих снах по петлям, сотканным Великим Ткачом невидимой нитью на своем Станке, и они должны быть готовы увидеть Необъяснимое.
Но к этому-то она как раз была готова, когда увидела странный остров, маленький, зеленый, посреди озера с гладкой, точно стекло, водой, в которой отражался серп только что взошедшей луны. Все это было проникнуто таким невероятным, абсолютным покоем, что тогда, год назад, Ким бы заплакала, узнай она, какой хаос воцарится в этом дивном месте из-за ее прихода.
И даже не год назад, нет, еще совсем недавно. Но она успела измениться, хотя в душе у нее жила печаль - глубокая и прочная, как каменный колодец. Все-таки необходимость действовать была слишком остра, да и откладывала она слишком долго, чтобы можно было позволить себе проливать слезы.
Она поднялась с постели. Камень Войны поблескивал неярко, но грозно, словно что-то предвещая. А скоро он должен вспыхнуть ярким пламенем, это она уже знала. Выйдя на кухню, она увидела, что часы показывают четыре утра, а Дженнифер уже сидит за столом, и чайник на плите вот-вот закипит.
- Ты так кричала и плакала, - сказала Дженнифер. - Я решила, что-то с тобой случилось.
Ким придвинула второй стул и села, поплотнее запахнувшись в халат. В доме было холодно, а после таких "путешествий" ее всегда знобило.
- Случилось, - подтвердила она устало.
- И ты знаешь, что нужно делать? Ким кивнула.
- И все получится?
Ким только пожала плечами. Слишком уж трудно было это объяснить. Сама она уже поняла - правда, не так давно, - почему Исанна предпочла уединиться на берегу озера. Сейчас в кухне горели уже два огня: один в виде лампы под потолком, а второй у нее на руке.
- Давай лучше ребят позовем, - сказала она.
- Я уже позвала. Они скоро будут здесь. Ким вдруг остро глянула на нее:
- Что я говорила во сне?
Дженнифер смотрела на нее ласково; такой взгляд появился у нее с тех пор, как родился Дариен.
- Ты у кого-то громко просила прощения, - сказала она. "Она поднимет мертвых с места их упокоения, а живых - навстречу их судьбе".
- Ну и слава богу, - сказала Кимберли.
В дверь позвонили. Через минуту все уже толпились вокруг нее, возбужденные, растрепанные, полусонные. Она посмотрела на каждого по очереди. Они ждали долго, но теперь ожиданию их пришел конец; она увидела тот остров и озеро, где вода как стекло.
- Кто поедет со мной в Англию? - спросила она ломким от напряжения голосом, которому тщетно пыталась придать веселость.

Поехали все. Даже Дейв, которому пришлось прервать свою практику в качестве обвинителя, причем факультетское начальство и ту адвокатскую контору, где он стажировался, он предупредил о своем отъезде всего за сутки. Всего год назад он потащил с собой во Фьонавар целую груду конспектов, столь велико было его желание успешно изучить все юридические науки и отлично закончить университет. Как же сильно он изменился с тех пор! И все они изменились очень сильно. Да разве могло быть иначе - после того, как они увидели огненную руку над расколовшейся вершиной Рангат? Разве после такого что-нибудь могло казаться достаточно значительным в их родном мире?
Ну что, например, может быть менее материальным, чем сон? Однако именно сон заставил всех пятерых мчаться в Лондон, а потом в аэропорту "Хитроу" хватать напрокат "Рено" и практически без остановок гнать - за рулем, разумеется, Кевин Лэйн - в Эймсбери, от которого до Стоунхенджа рукой подать.
Кевин по-прежнему пребывал в приподнятом настроении. Наконец-то позади остались долгие месяцы ожидания, вынужденного интереса к налогам, недвижимости и гражданской судебной процедуре, предшествовавшие его вступлению в Коллегию Адвокатов. Он на полной скорости гнал машину по каким-то проселочным дорогам, не обращая внимания на шипение Дейва, и наконец лихо затормозил перед старинной таверной, которая называлась, разумеется, "Новой гостиницей".
Они с Дейвом быстро управились с багажом - все взяли с собой практически только смену одежды, - а Пол занялся их регистрацией. Когда они в таверне пробирались к стойке бара - там было полно народу, как всегда во время ланча, - Кевин перехватил взгляд симпатичной веснушчатой официантки и подмигнул ей.
- Представляешь, - сказал он Дейву, пока они ждали Пола, - я и не помню, когда в последний раз был с женщиной.
Дейв, который тоже не мог этого вспомнить, хотя у него было на то гораздо больше оправданий, проворчал:
- Ты что, не можешь хоть раз в жизни отвлечься оттого, что у тебя в штанах?
Ну ладно, думал Кевин, пожалуй, действительно зря я ему это сказал. Но ведь он же и сам не монах в конце концов! Вот Дьярмуд бы меня понял. А интересно, смог бы Дьярмуд, этот на редкость беспутный тип, хотя бы предположить, как далеко заносит Кевина во время любовных игр и что он на самом деле обретает в результате физической любви? Вряд и Дьяр способен такое вообразить. Я ведь и сам себя толком не понимаю.
Пол получил наконец ключи от двух соседних номеров и, оставив Кимберли - по ее же настоянию - в одном из них, отправился вместе с остальными на запад, где они, проехав примерно милю, присоединились к толпе туристов, щелкавших фотокамерами возле знаменитого кромлеха. Только здесь Кевин, позабыв о своих весьма фривольных планах, наконец посерьезнел. Им предстояла непростая работа, и следовало подготовиться к тому, что они будут делать этой ночью.
Дейв начал задавать Ким вопросы еще в самолете. Была уже поздняя ночь, фильм, который показывали в салоне, закончился, огни были притушены, Дженнифер и Пол давно спали, когда огромная фигура Дейва нависла над креслами, в которых устроились Кевин и Ким; оба еще бодрствовали, но не разговаривали. Ким вообще за это время не проронила ни слова, точно все еще блуждала где-то в своей стране пророческих сновидений.
- А что мы там будем делать? - робко спросил Дейв, явно не желая грубо прерывать ее раздумья.
Но седовласая Ким тут же встрепенулась и, ничуть не сердясь, ответила:
- Вы четверо должны будете делать все, что потребуется, чтобы мне хватило времени.
- На что? - снова спросил Дейв.
Кевин повернулся к ним и тоже вопросительно уставился на Ким. И она по-прежнему серьезно и спокойно ответила:
- На то, чтобы заставить одного великого короля восстать из мертвых. И назвать мне некое имя. А с остальным я уж как-нибудь сама справлюсь.
Кевин вспомнил, что тогда глянул мимо Ким в окно и над крылом самолета увидел звезды; они летели очень высоко над океаном.

- Который час? - уже в пятый раз спрашивал Дейв, пытаясь унять нервное возбуждение.
- Начало двенадцатого, - спокойно ответил Пол, продолжая играть с чайной ложкой. Они сидели в баре гостиницы; точнее, он, Дейв и Джен сидели за столиком, а Кевин - просто невероятно! - убалтывал ту самую официантку за стойкой. Да нет, на самом деле не так уж невероятно: он-то знал Кевина Лэйна достаточно давно.
- Да где же она, черт возьми! Когда наконец спустится к нам? - Чувствовалось, что Дейв действительно напряжен до предела. Пол чувствовал, как и его охватывает беспокойство. Он прекрасно понимал, что ночью все здесь выглядит совершенно иначе. Когда станет темно и тихо, когда исчезнут все эти толпы зевак, Стоунхендж, освещаемый светом звезд, точно двинется назад по оси времени. В этих местах и сейчас еще ощущалась древняя магическая сила. Во всяком случае, Пол ее чувствовал и знал, что ночью она непременно себя проявит.
- Все знают, что кому нужно делать? - в который уже раз спросил он.
- Да, Пол, конечно! - откликнулась Дженнифер на удивление спокойным тоном. Они разработали план действий сразу после обеда, когда вернулись с экскурсии к кромлеху. Ким из своей комнаты так и не выходила, во всяком случае, они ее не видели.
Кевин подлетел к столу с большой кружкой пива.
- Ты что, пьешь? - грозно спросил его Дейв.
- Не будь идиотом! Пока вы оба здесь бездельничали, я успел узнать имена двух здешних сторожей. Вон того большого, бородатого зовут Лен, а второго, его сейчас в зале нет, зовут Дугал. Так мне Кейт сказала.
Дейв и Пол молчали.
- Отличный результат! - с легкой усмешкой заметила Дженнифер.
- О'кей, - послышался вдруг рядом с ними голос Ким. - НАМ ПОРА. - Она стояла у их столика в летной куртке из овчины, до ушей замотанная шарфом. Глаза ее под падавшими на лоб седыми прядями смотрели чуть диковато, а лицо было мертвенно- бледным. Одна-единственная вертикальная морщинка перерезала лоб. Она подняла правую руку; руки у нее были в перчатках.
- Он начал ярко светиться пять минут назад, - сказала она.

Итак, она нашла это место и пришла сюда действительно вовремя - именно здесь, сейчас она должна была проявить себя, продемонстрировать силу Бальрата, испускавшего алое сияние. Этот Камень Войны был лишь найден людьми, а не сделан их руками, и принадлежал самой дикой магии, какая только, есть на свете, но ведь теперь идет война, идет полным ходом, не на жизнь, а на смерть. И эхо этой войны слышно даже здесь, у древнего кромлеха, перед которым она сейчас и остановилась.
Позади нее слышались крики. Где-то очень далеко. Пора. Подняв руку к лицу, Кимберли решительно выкрикнула - и холодно прозвучал ее голос, совершенно не похожий на обычный, свойственный только ей самой, в этой застывшей тишине, в этом исполненном ожидания и спокойствия месте - первые магические слова заклятия, обращенного к иной магической силе, желая подчинить эту силу и вызвать принадлежавшего ей мертвого короля из-за стен Ночи.
- Приди, Пендрагон! Ты должен прийти на свет, Бальрата! Вставай, Пендрагон, иди ко мне!
Луна еще не взошла. Меж древних каменных глыб Бальрат сверкал ярче любой звезды, освещая своим зловещим светом гигантские зубцы скал. И ничего утонченного, мягкого, прекрасного не было в этой дикой яростной силе. И она, Ким, должна была стать с ней заодно, быть движимой ею, ибо их связывала общая тайна, ставшая теперь известной и ей. Ибо она пришла поднимать усопшего, призывать его к себе из мира Ночи.
И, судя по поднявшемуся ветру, которого раньше не было совсем, она поняла: ей это удалось.
Подавшись вперед и держа Бальрата высоко перед собой, она увидела в самом центре кромлеха, на каменном алтаре, чью-то неясную высокую фигуру. Человек этот был весь окутан тенью, завернут в туман, точно в саван, и потому видим лишь отчасти в неярком свете звезд и пламенеющего камня. Ким чувствовала, как невыносимо тяжело этому человеку и какой ужасный смрад от него исходит; он умер уже так давно, а она заставила его восстать из могилы.
Нет, здесь не место для печали! А проявленная слабость вполне может нарушить заклятие, и она повелительным тоном произнесла:
- Утер Пендрагон, слушай меня и следуй за мной, ибо я приказываю это тебе!
- Не смей мне приказывать, я - король! - Голос его зазвенел, как струна, и в нем слышался отзвук долгих столетий. Но тон был повелительный.
Никакой жалости! Никакой! Она заставила свое сердце окаменеть.
- Ты мертв, - заявила она ему ледяным тоном на этом леденящем душу ветру. - И теперь подчиняешься тому камню, что у меня на руке.
- Это почему же? Ветер все крепчал.
- Из-за того, что ты обманул Ингерну, из-за твоего сына, зачатого во грехе. - Старая, старая история*.[Матерью короля Артура была Ингерна (Инджерна, Игрейна), жена Горлоя, которую тот скрывал в замке Тинтаголь от любовных посягательств короля Утера Пендрагона. Но тот с помощью чародея Мерлина принял облик мужа Ингерны и обольстил ее. Тогда-то и был зачат будущий король Артур.]
Утер выпрямился на краю своей могилы в полный рост и показался ей очень, очень высоким.
- А разве он не доказал впоследствии свое поистине королевское величие?
Ах так?
- Даже если и доказал, - молвила Кимберли, и в сердце у нее разверзлась такая рана, что, казалось, как ни крепись, не поможет. - И все-таки мне придется призвать его - тем именем, которое ты хранишь в своей душе.
Мертвый король воздел широко раскинутые руки к звездам, смотревшим с небес.
- Разве недостаточно он страдал? - вскричал он, перекрывая вой ветра.
На это нечего было возразить, и она сказала устало:
- У меня очень мало времени, Утер. Твой сын очень нужен нам. И я огнем, пылающим в этом камне, заклинаю тебя: назови его истинное имя!
Она видела, как посуровело лицо Утера Пендрагона, и тоже постаралась придать своему лицу совершенно непреклонное выражение, чтобы он не сумел заметить в ней ни малейших признаков нерешительности. Сейчас главное было выдержать этот поединок. И Ким чувствовала, как сама земля противодействует ей, тянет короля прочь от нее, куда-то вниз...
- Ты знаешь, что это за место? - спросил Утер Пендрагон.
- Знаю.
И по его затуманившимся глазам она поняла: он тоже знает это и понимает, что Бальрат может и будет повелевать им. Казалось, душа ее мучительно содрогается, сжимается от той боли, которую испытывает он, осознавая свое бессилие перед этим воплощением дикой магии. Господи, ей не выдержать! Ей же не удастся до конца оставаться столь же непреклонной!
- Он был еще очень молод, когда это случилось, - сказал вдруг Утер Пендрагон, - этот инцест*[Имеется в виду кровосмесительная связь Артура со своей сестрой, в результате чего на свет появился Мордред (Мордрет), которого все считали племянником Артура. Впоследствии, когда король Артур доверяет Мордреду управление своей столицей, тот захватывает власть и понуждает к сожительству королеву Гвиневру (Джиневру). Артур сражается с ним, убивает его, но и сам гибнет от смертельной раны. Упомянутое же пророчество Мерлина заключалось в том, что он, зная о совершенном Артуром инцесте, предсказал ему, что он будет предан своим сыном и погибнет от его руки. Эти сюжеты разрабатывались, в частности, в обширнейшем романе-эпопее "Ланселот-Грааль" (ХШв.) и особенно в его последней части "Смерть Артура".] и все остальное. Он боялся - из-за того пророчества. Неужели они не могут сжалиться? Неужели никто не может?

Да кто она такая, в конце концов, чтобы даже этот гордый король, вызванный ею из царства мертвых, так молил ее?
- Имя! - грозно выкрикнула Кимберли, и ветер с воем ударил ей в лицо, и тогда она подняла над головой руку с кольцом, чтобы показать, кто здесь хозяин.
И Утер Пендрагон подчинился; и назвал ей заветное имя; и ей показалось, будто с небес дождем посыпались звезды, и это она заставила их беспорядочно падать - заставила благодаря той невероятной силе, что была заключена в ней и в Бальрате.
Лицо ее пылало; дикая неукротимая сила владела ею, и она чувствовала, что может прямо сейчас подняться в небеса и сойти на землю красным лунным светом - но только не здесь. В другом месте.
Холм был высок. Достаточно высок, чтобы представить себе, как когда-то он был островом посреди большого озера с водой как стекло. А потом воды отступили, и повсюду в окрестностях Сомерсета теперь была просто долина, над которой высилась гряда из семи холмов. Но еще с тех пор, когда эта семиверхая гряда была островом, сохранилась там память о большой воде и о магии воды, и не важно было, далеко ли теперь отсюда море и как давно оно отступило из этих мест.
Вот что произошло с островом Гластонбери-Тор, который впоследствии был назван Авалоном*[Авалон (Аваллон) - в кельтской мифологии "остров блаженных", потусторонний мир, чаще всего помещавшийся на далеких "западных островах". По преданию, на остров Авалон был переправлен феей Морганой смертельно раненный король Артур. А в XII в. монастырские легенды связали Авалон с английским монастырем Гластонбери, находившимся вблизи уэльской границы, где якобы была обнаружена могила Артура.] и видел, как три королевы приплыли на веслах с телом умирающего короля к его берегам.
Итак, многие из дошедших до нас древних легенд оказались весьма близки к истине, зато остальные были ох как от нее далеки, и с этим была связана совсем иная печаль. Ким, стоя на вершине холма и озираясь вокруг, увидела тонкий серпик месяца, поднявшийся на востоке над широко раскинувшейся равниной. Свет Бальрата уже начинал меркнуть, и вместе с ним уходила та сила, благодаря которой Ким сумела попасть сюда.
Нужно было успеть сделать и еще кое-что, пока камень не погас совсем, и она, подняла руку с кольцом - маячком в кромешной ночи, - вновь повернулась лицом к Стоунхенджу, находившемуся сейчас за столько миль от этого острова, и протянула к нему руки, как уже делала однажды; только теперь это оказалось значительно легче, ибо сегодня ночью она была очень сильна, и ей сразу удалось найти всех четверых и собрать их вместе - Кевина и Пола, Дженнифер и Дейва, - и, прежде чем успел окончательно померкнуть свет Бальрата, она отправила их во Фьонавар с тем последним проблеском необузданного красного пламени, которое пробудил в Камне Войны Стоунхендж.
А потом погас и тот свет, что горел у нее в душе, осталось лишь тонкое кольцо с магическим камнем у нее на пальце, и тогда продуваемую всеми ветрами вершину холма окутала тьма.
Впрочем, ей вполне хватило света луны, чтобы определить, где находится часовня, которую воздвигли здесь около семи веков назад. Ее била дрожь, и не только от холода. Вспыхнувший столь ярко Бальрат вдохнул в нее сил и решимости куда больше, чем обычно было ей свойственно. А сейчас она вновь стала всего лишь Кимберли Форд, во всяком случае, ей так казалось, и было немного страшновато здесь, на этом древнем холме, от которого по-прежнему пахло морем и соленым морским ветром, хотя находился он посреди герцогства Сомерсет.
От отчаяния Ким уже почти готова была сделать все что угодно, даже что-нибудь ужасное, например, снова пустить в ход заклятия, такие древние, что по сравнению с ними даже ветер над этим холмом казался юным.
Но она хорошо помнила, что на севере Фьонавара есть одна гора, под которой некогда томился в темнице плененный Бог. И однажды эта гора задрожала, вершина ее раскололась, и раздался такой грохот, что все поняли: Ракот Расплетающий Основу разорвал свои прочные цепи и теперь на свободе. И столько черной магии вырвалось вместе с ним на волю и обрушилось на Фьонавар, что миру этому стало грозить разрушение. А если будет уничтожен этот мир, то и все остальные миры падут перед Могримом, и тогда будет разорван Гобелен Жизни, разорван в клочья прямо на Станке Великого Ткача, и невозможно будет восстановить его.
Ким вспомнила о Дженнифер - о ее страшных днях в Старкадхе.
Она вспомнила об Исанне.
Бальрат пока что пребывал в полном покое, и в себе она тоже не чувствовала пробуждения магической силы, но она помнила то имя, ужасное, безжалостное, и заставила себя, помня о всеобщей нужде, вытащить это имя из своей памяти и на этом темном высоком холме своим собственным голосом громко произнести то единственное заветное слово, на которое должен был откликнуться Великий Воин.
- ДЕТОУБИЙЦА!
И тут же зажмурилась, ибо и холм, и вся равнина, казалось, закачались, затряслись в смертельных конвульсиях. И послышались звуки: легкий шелест ветерка, печальная, давно забытая музыка... Он действительно был тогда очень молод и испытывал страх - так сказал его мертвый отец, а мертвые говорят только правду или хранят молчание - перед пророчеством Мерлина, которое сбылось и похоронным звоном отзвонило по сияющему сну, потому что детей он приказал убить. Ах, можно ли не плакать? Всех детей - чтобы, как было предсказано, его кровосмесительное, дурное семя не могло выжить и нарушить этот светлый сон. Он и сам тогда был почти ребенком, однако эта ниточка уже вплетена была в его имя, а потому и этот мир оказался связан с нею, а потом уж, когда погибли дети...
Когда погибли дети, Великий Ткач отметил его бесконечной и неизменной судьбой. Повторяющимися войнами и искуплением своей вины под множеством имен во множестве миров, чтобы как-то восполнить тот невосполнимый ущерб, который был нанесен убийством детей и убийством любви.
Ким открыла глаза и увидела низко висевший над горизонтом тонкий серп месяца и яркие весенние звезды над головой. И она не ошиблась, решив, что звезды светят ярче, чем прежде.
И, обернувшись, при свете звезд увидела, что стоит на этом высоком заколдованном холме не одна.
Теперь он уже не был так юн. Разве можно сохранить молодость после участия в стольких войнах?! Борода его была еще темна, хотя в ней и посверкивала седина, а глаза, еще не привыкшие к переносу в другую эпоху, смотрели растерянно. И Ким показалось, что в глазах этих светятся летние звезды. Он опирался на меч, так крепко сжимая рукоять руками, словно это была для него единственная реальная вещь во всей бескрайней ночи; после долгого молчания он сказал так тихо и усталым голосом, что голос его проник ей в самое сердце:
- Я, кажется, звался здесь Артуром, госпожа моя, верно?
- О да, - прошептала она.
- А в других местах меня звали иначе.
- Я знаю. - Она судорожно сглотнула. - Но это твое настоящее имя, самое первое.
- А не то, другое? АХ, КТО ОНА ТАКАЯ?
- Нет, не то. И я никогда больше не произнесу его и никогда никому его не скажу. Клянусь тебе в этом. Он медленно выпрямился.
- Ну так другие произнесут его, и не раз, как делали это и прежде.
- С этим я ничего не могу поделать. Но я призвала тебя этим именем только потому, что ты очень нам нужен.
Он кивнул:
- Здесь идет война?
- Да, во Фьонаваре...
При этих словах он как-то весь подобрался; он не был так высок, как его отец, и все же царственность окутывала его, точно плащ, и он величаво поднял голову навстречу поднимавшемуся ветру, словно заслышав далекий призывный рог.
- Так, значит, это последняя битва?
- Если мы проиграем, то для нас она станет последней.
Он словно бы еще больше воспрянул духом, словно, поняв ее, завершил тем самым переход оттуда, где находился прежде. В глубине его глаз больше не отражались звезды; глаза у него были темно-карие и очень добрые.
- Ну что ж, хорошо, - молвил Артур.
И его спокойное согласие оказалось именно той каплей, что все-таки сломила Кимберли. И она, упав на колени и спрятав лицо в ладони, заплакала.
А вскоре почувствовала, что ее без малейших усилий приподнимают с земли и баюкают, прижимая к себе, как ребенка, и ей вдруг стало хорошо и спокойно, она почувствовала себя окруженной такой надежной заботой на этом безлюдном холме, словно вернулась наконец домой после долгих-долгих странствий. Она положила голову на его широкую грудь, услышала мощные удары его сердца и понемногу начала успокаиваться, и лишь печаль по-прежнему жила в ее сердце.
Через некоторое время он поставил ее на землю и отступил назад. Ким вытерла слезы и заметила - ничуть не удивившись, - что Бальрат снова ярко сияет у нее на пальце. Она ужасно устала и была совершенно измучена, еще бы: столько магических сил прошло сквозь нее! Однако Ким лишь покачала головой: не время сейчас, совсем не время быть слабой. Она посмотрела на него.
- Ты меня простил?
- Тебе никогда и не требовалось мое прощение, - возразил Артур. - Даже сравнивать нельзя с тем, насколько мне требовалось прощение всех вас.
- Ты же был тогда так молод!
- Но это же были дети! - тихо сказал он. И прибавил, помолчав: - А они все еще там, эти двое?



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.